• по
Более 54000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ
ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 29 июля 1997 года


Оправдательный приговор отменен ввиду
невыполнения судом требований ст.20 УПК
РСФСР
о всестороннем, полном и объективном
исследовании обстоятельств дела
(Извлечение)

Органами предварительного следствия Байрамкулову и Темирову было предъявлено обвинение по ч.1 ст.171 УК РСФСР в превышении власти и служебных полномочий, т.е. умышленном совершении должностным лицом действий, явно выходящих за пределы прав и полномочий, предоставленных законом и причинивших существенный вред охраняемым законом правам и интересам граждан, сопровождаемых насилием, выразившимся в причинении потерпевшему менее тяжких телесных повреждений, а Байрамкулову, кроме того, предъявлено обвинение в применении оружия и мучительных, оскорбляющих личное достоинство потерпевшего действиях.

Являясь должностными лицами (Байрамкулов - начальником отделения уголовного розыска и Темиров - оперативным уполномоченным отделения уголовного розыска Карачаевского ГОВД), 26 марта 1996 года около 14 час. в кабинете Байрамкулова они избили задержанного по подозрению в совершении кражи несовершеннолетнего Гаджаева, добиваясь от него признания в совершении преступления, в результате чего потерпевшему были причинены менее тяжкие телесные повреждения.

Кроме того, Байрамкулов после избиения Гаджаева, приставляя к его виску пистолет, угрожал ему убийством и тем, что некие ребята, которых он попросит, совершат в отношении него акт мужеложства в случае, если он не сознается в совершении кражи.

Черкесским городским судом Карачаево-Черкесской Республики 29 августа 1996 года Байрамкулов и Темиров оправданы за недоказанностью их участия в совершении преступления, предусмотренном ч.1 ст.171 УК РСФСР.

Судебной коллегией по уголовным делам Верховного суда Карачаево-Черкесской Республики приговор оставлен без изменения.

Президиум Верховного суда Карачаево-Черкесской Республики протест и. о. прокурора Карачаево-Черкесской Республики об отмене судебных решений оставил без удовлетворения.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 29 июля 1997 года протест заместителя Генерального прокурора РФ об отмене судебных решений и направлении дела на новое судебное рассмотрение удовлетворила, указав следующее.

В соответствии с требованиями ст.20 УПК РСФСР суд обязан принять все предусмотренные законом меры для всестороннего полного и объективного исследования обстоятельств дела, имеющих значение для решения вопроса о виновности или невиновности подсудимого.

Эти положения закона судом не выполнены. Органы следствия в подтверждение вины Байрамкулова и Темирова сослались на показания потерпевшего Гаджаева, свидетелей Чоткаевой, Гаджаевой, Гаджаева, Гаппоева, Уртенова, Койчуева и других, заключение экспертов, проводивших комиссионную судебно-медицинскую экспертизу, и иные данные.

Суд, допросив подсудимых Байрамкулова, Темирова, потерпевшего Гаджаева, свидетелей, исследовав иные доказательства, пришел к выводу, что Байрамкулов и Темиров подлежат оправданию за недоказанностью их участия в совершении преступления.

Как указал суд в обоснование своего вывода, у Байрамкулова и Темирова отсутствовали какие-либо мотивы для физического воздействия на Гаджаева. По поводу действий обвиняемых Гаджаев давал на предварительном следствии противоречивые объяснения. Свидетели Гаппоев и Семенов телесных повреждений у потерпевшего не видели. Помимо этого, суд сослался на свое критическое отношение к показаниям свидетелей Гаджаевой, Гаджаева, Чоткаевой.

Суд указал, что заключение судебно-медицинской экспертной комиссии Ставропольского краевого бюро судебно-медицинских экспертиз, руководствовавшейся методическими рекомендациями от 1976 года и определившей степень тяжести телесных повреждений (менее тяжкие), причиненных Гаджаеву, по клиническому диагнозу (сотрясение и ушиб головного мозга), нельзя признать доказательством вины Байрамкулова и Темирова во вмененном им преступлении.

Однако судом не исследованы противоречия между показаниями свидетелей на предварительном следствии и в суде, и этим обстоятельствам не дана оценка в приговоре. Так, одним из доказательств вины Байрамкулова и Темирова на предварительном следствии были показания Гаппоева, который рассказал, что содержался в одной камере с Гаджаевым и видел состояние потерпевшего. При этом Гаджаев сообщил ему о его избиении двумя работниками милиции, назвал их должностное положение и кличку одного из них.

В суде, как видно из дела, Гаппоев изменил свои показания.

Свидетель Уртенов в судебном заседании допрошен поверхностно, хотя на предварительном следствии подробно рассказал о том, что телесных повреждений до задержания работниками милиции у Гаджаева не было и он на состояние здоровья не жаловался, а после освобождения из милиции, когда его госпитализировали, сообщил, кто и где его избивал. Суд эти показания в судебном заседании не исследовал, не выяснил у Уртенова, подтверждает ли он их.

Допрошенный на предварительном следствии свидетель Койчуев, находившийся в больнице в одной палате с потерпевшим Гаджаевым и от него узнавший о месте его избиения и лицах, сделавших это, в судебное заседание вызван не был. Его показания в судебном заседании не исследованы.

Как видно из материалов дела, суд усомнился в выводах судебно-медицинских экспертов Ставропольского краевого бюро судебно-медицинских экспертиз, проводивших комиссионную экспертизу. Но никто из них в судебное заседание заседание не был вызван, по данному ими заключению не поставлено никаких вопросов и не назначено дополнительной или повторной экспертизы.

При таких обстоятельствах ввиду неполноты судебного следствия судебные решения подлежат отмене, а дело - направлению на новое судебное рассмотрение, при котором в соответствии со ст.20 УПК РСФСР суду необходимо всесторонне, полно и объективно исследовать все обстоятельства дела, выяснить имеющиеся противоречия, допросить всех свидетелей и, в зависимости от установленных данных, решить вопрос об ответственности Байрамкумова и Темирова.


Текст документа сверен по:
"Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации"
N 3, 1998 год

Принявший орган: Верховный Суд Российской Федерации
Дата принятия: 29 июля 1997

Поиск в тексте