• по
Более 54000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ
ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 24 октября 1997 года


Судебные постановления по делу о восстановлении
на работе отменены как вынесенные с нарушением
требований ч.2 ст.17 и ч.2 ст.29 КЗоТ РФ


(Извлечение)

Шарапова по приказу от 12 мая 1987 года была принята на постоянную работу инспектором Госстраха по Буинскому району Республики Татарстан с двухнедельным испытательным сроком.

После проведения в 1992 году акционирования данного учреждения с преобразованием его в Буинский филиал акционерной страховой фирмы "Тасфир" Республики Татарстан его администрация 8 июля 1992 года заключила со всеми работниками, в том числе и с Шараповой, трудовые контракты сроком на один год. Затем в одностороннем порядке администрация продлила срок трудового контракта на два года.

По приказу от 28 августа 1995 года Шараповой предоставлен очередной отпуск с последующим увольнением в связи с окончанием срока трудового контракта с 26 сентября 1995 года.

Считая увольнение незаконным, Шарапова обратилась в суд с иском о восстановлении на работе и взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, ссылаясь на то, что в 1987 году с ней был заключен трудовой договор на неопределенный срок, согласия на изменение условий трудового договора она не давала, подписала трудовой контракт сроком на один год по принуждению, так как администрацией было высказано намерение о ее увольнении. С момента заключения трудового договора до дня увольнения она выполняла одни и те же трудовые обязанности.

Буинский районный суд Республики Татарстан в иске Шараповой отказал.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда Республики Татарстан решение оставила без изменения.

Президиум того же суда оставил без удовлетворения протест прокурора Республики Татарстан об отмене судебных постановлений.

Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос об отмене судебных постановлений с направлением дела на новое судебное рассмотрение.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ 24 октября 1997 года протест удовлетворила и отменила вынесенные по делу судебные постановления, указав следующее.

Отказывая в удовлетворении иска о восстановлении на работе, районный суд пришел к выводу, что в связи с преобразованием Госстраха в Татарскую республиканскую акционерную страховую фирму "Тасфир" ее дирекция письмом от 10 марта 1992 года обязала директора Буинского филиала этой фирмы перевести всех штатных работников и страховых агентов на контрактную форму работы, во исполнение которого под расписки были извещены об этом все штатные работники и страховые агенты, в том числе и истица. С Шараповой был заключен срочный трудовой договор (контракт) на один год, а затем продлен в одностороннем порядке еще на два года.

По мнению суда первой инстанции, по истечении срока трудового договора (контракта) истица уволена по п.2 ст.29 КЗоТ РФ правомерно, поскольку администрация Буинского филиала акционерной страховой фирмы "Тасфир" отказала в продлении срочного трудового договора (контракта).

Кассационная и надзорная инстанции согласились с решением суда, оставив его без изменения. Однако с данным выводом согласиться нельзя. В силу ст.17 КЗоТ РФ трудовые договоры (контракты) заключаются: 1) на неопределенный срок; 2) на определенный срок не более пяти лет; 3) на время выполнения определенной работы. Срочный трудовой договор (контракт) заключается в случаях, когда трудовые отношения не могут быть установлены на неопределенный срок с учетом характера предстоящей работы, или условий ее выполнения, или интересов работника, а также в случаях, непосредственно предусмотренных законом.

Как разъяснил Пленум Верховного Суда РФ в п.10 постановления от 22 декабря 1992 года "О некоторых вопросах применения судами Российской Федерации законодательства при разрешении трудовых споров" (в редакции постановлений Пленума от 21 декабря 1993 года N 11 и от 25 октября 1996 года N 10), в силу ст.17 КЗоТ РФ срочный трудовой договор (контракт) может быть заключен по соглашению сторон на определенный срок не более пяти лет, а также на время выполнения определенной работы. Заключение срочного трудового договора (контракта) допустимо только в случаях, предусмотренных законом (ч.2 ст.17 КЗоТ РФ). Если трудовой договор (контракт) с работником прекращен по мотивам истечения срока после введения в действие Закона Российской Федерации от 25 сентября 1992 года "О внесении изменений и дополнений в Кодекс законов о труде РСФСР" и работник оспаривает такое увольнение, законность прекращения трудового договора (контракта) должна оцениваться в соответствии с ч.2 ст.17 КЗоТ РФ.

Истица обратилась в суд с иском о восстановлении на работе в октябре 1995 года, т.е. после внесения изменений и дополнений в КЗоТ РСФСР, что обязывало суд исследовать законность прекращения трудового контракта исходя из того, соответствовало ли заключение срочного трудового договора ч.2 ст.17 КЗоТ РФ. Между тем данное требование закона суд не выполнил.

В соответствии со ст.50 ГПК РСФСР каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, однако ответчиком не представлены возражения против иска. Письмо генерального директора Татарской республиканской страховой фирмы "Тасфир" о переходе на контрактную форму работы само по себе не может являться законным основанием для изменения срока трудового договора (контракта), поскольку противоречит ч.2 ст.17 и ч.2 ст.29 КЗоТ РФ.

Согласно ч.2 ст.29 КЗоТ РФ при смене собственника предприятия, а равно его реорганизации (слиянии, присоединении, разделении, преобразовании) трудовые отношения с согласия работка продолжаются; прекращение в этих случаях трудового договора (контракта) по инициативе администрации возможно только при сокращении численности или штата работников.

Суд же не установил, имелись ли те фактические обстоятельства, с которыми названный Закон связывает возможность заключения срочного трудового договора (контракта) при наличии постоянной работы, которую выполняла истица с 1987 года.

Таким образом, суд неправильно применил материальный закон и существенно нарушил нормы процессуального права, что привело к вынесению незаконного решения.


Текст документа сверен по:
"Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации",
N 4, 1998 год, с.4

Принявший орган: Верховный Суд Российской Федерации
Дата принятия: 24 октября 1997

Поиск в тексте