• по
Более 54000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

20 августа 1997 года


С учетом характера действий и способа,
избранного для совершения преступления,
суд обоснованно признал лицо виновным
в умышленном убийстве
(Извлечение)

Пермским областным судом 4 апреля 1997 года Евсеев осужден по пп."г", "д" ст.102 УК РСФСР к лишению свободы сроком на восемь лет и оправдан по ч.2 ст.149 УК РСФСР.

Он признан виновным в совершении 17 октября 1996 года умышленного убийства Стародубцевой с особой жестокостью и способом, опасным для жизни многих людей.

17 октября 1996 года Евсеев в квартире распивал спиртные напитки со знакомыми и родственниками, среди которых была Стародубцева. Вспомнив, что его знакомая Дегтянникова ранее получила ожоги от воспламенения спирта по вине Стародубцевой и находилась на лечении в больнице, Евсеев из неприязни, имея умысел на совершение убийства, легковоспламеняющимся нитролаком облил Стародубцеву и поджег спичкой. От полученных ожогов в мучениях и страданиях потерпевшая скончалась.

В кассационной жалобе адвокат просил приговор в отношении Евсеева изменить, переквалифицировать его действия с пп."г", "д" ст.102 УК РСФСР на ч.2 ст.108 УК РСФСР и смягчить наказание, считая, что у осужденного не было умысла на убийство потерпевшей, а имелось желание лишь напугать ее. По мнению адвоката, Евсеев в силу малого жизненного опыта (рождения 1979 года) и имеющегося у него заболевания не предполагал, что его действия могут повлечь смерть потерпевшей.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 20 августа 1997 года приговор изменила: исключила из него осуждение Евсеева по п."д" ст.102 УК РСФСР, указав следующее.

Вывод суда о виновности Евсеева в умышленном убийстве Стародубцевой основан на доказательствах, всесторонне и полно исследованных судом и получивших соответствующую оценку в приговоре.

В жалобе адвокат не оспаривал того, что Евсеев облил Стародубцеву нитролаком и поджег, в результате чего она скончалась от полученных ожогов. Однако доводы о том, что Евсеев не имел умысла на убийство потерпевшей, хотел только напугать ее и не предполагал, что его действия могут привести к смерти потерпевшей, противоречат доказательствам.

Вина Евсеева в совершении преступления доказана его показаниями, из которых видно, что он вылил на потерпевшую нитролак и поджег, отчего одежда на потерпевшей загорелась. Эти показания объективно подтверждены другими доказательствами, в частности показаниями свидетелей Ахметзянова, Дегтянниковой, Кадровой и других, протоколом осмотра места происшествия, заключением судебно-медицинского эксперта о причине смерти потерпевшей, поэтому судом обоснованно признаны правдивыми.

Согласно заключению судебно-медицинского эксперта смерть Стародубцевой наступила от термических ожогов лица, передне-боковых поверхностей шеи, туловища, верхних конечностей, обоих бедер, промежности, ожога верхних дыхательных путей, ожога около 60% поверхности тела.

С доводом адвоката о том, что Евсеев в силу своего состояния здоровья не понимал, что, обливая потерпевшую краской и поджигая ее, может причинить смерть, согласиться нельзя.

Как видно из заключения эксперта-психиатра, Евсеев, совершая преступление, мог отдавать себе отчет в своих действиях и руководить ими. Преступление совершил во вменяемом состоянии.

Ссылка в жалобе адвоката на то, что Евсеев не имел умысла на убийство Стародубцевой, необоснованна, поскольку он, обливая потерпевшую нитролаком и поджигая ее, сознавал общественно опасный характер своих действий, предвидел общественно опасные последствия смерть потерпевшей.

При таких обстоятельствах, с учетом характера и способа совершения преступления, избранного Евсеевым, суд обоснованно пришел к выводу, что виновный убил потерпевшую с особой жестокостью, и правильно квалифицировал его действия по п."г" ст.102 УК РСФСР.

Оснований для переквалификации действий Евсеева на ч.2 ст.108 УК РСФСР не имеется. Вместе с тем осуждение его по п."д" ст.102 УК РСФСР ошибочно. Как видно из материалов дела, Евсеев совершил преступление в отношении одного конкретного лица. Его действия не представляли реальной опасности для жизни многих людей, как указано об этом в приговоре. При таких обстоятельствах из приговора следует исключить осуждение Евсеева по п."д" ст.102 УК РСФСР.

Нельзя согласиться с доводами адвоката и о том, что назначенное осужденному наказание чрезмерно сурово, поскольку оно назначено в пределах санкции п."г" ст.102 УК РСФСР с учетом тяжести и общественной опасности содеянного, смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств, данных о личности виновного.

Поэтому оснований для смягчения наказания Евсееву не имеется.


Текст документа сверен по:
"Бюллетень Верховного Суда
Российской Федерации",
N 5, 1998 год, с.5

Принявший орган: Верховный Суд Российской Федерации
Дата принятия: 20 августа 1997

Поиск в тексте