• по
Более 54000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


ПРЕЗИДИУМ КИРОВСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 10 сентября 1997 года


Квалификация судом действий лица по ст.103 УК РСФСР
без проверки того, мог ли он точно оценить характер
грозившей ему опасности и избрать соразмерные средства
защиты и находился ли он в состоянии мнимой обороны,
признана необоснованной
(Извлечение)

Жуковским районным судом Калужской области 9 октября 1996 года Осипов осужден по ст.103 УК РСФСР.

Он признан виновным в умышленном убийстве Орлова при следующих обстоятельствах.

В ночь на 14 июля 1995 года Осипов, находясь у себя дома в деревне, услышал крики о помощи соседки Земсковой. Выйдя на улицу, он увидел, что между Земсковой и двумя молодыми людьми происходит ссора. Он взял имевшееся у него ружье и произвел два выстрела в воздух. Услышав в свой адрес угрозы и оскорбления, Осипов зашел домой, где перезарядил ружье, и побежал вслед за убегавшими ребятами.

Догнав ранее незнакомых ему Федорова и Орлова, Осипов еще раз выстрелил в воздух, а затем - в Орлова, причинив ему слепое проникающее ранение правой половины грудной клетки с повреждением правого легкого. От полученных тяжких телесных повреждений Орлов скончался на месте происшествия.

В кассационном порядке приговор не обжаловался.

Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос об отмене приговора и направлении дела на новое судебное рассмотрение.

Президиум Калужского областного суда 10 сентября 1997 года протест удовлетворил, указав следующее.

Как видно из материалов дела, около часа ночи пьяные Федоров и Орлов стали стучать в окно дома Земсковой, вызывая ее дочь. Выйдя из дома, Земскова увидела, что Орлов отрывает штакетник от забора у дома Осипова. На замечание Земсковой Орлов оттолкнул ее и ударил штакетником, а Федоров - ногой. Она стала кричать: "Витя, помоги, бандиты!" Осипов, услышав крики о помощи, взял ружье и произвел из него два выстрела в воздух с целью пресечения хулиганских действий Орлова и Федорова.

По словам свидетеля Морковкина, подбежавшего к месту происшествия после выстрелов, он увидел, как Федоров ударил Земскову ногой в грудь.

Осипов, объясняя свои действия, показал, что Орлов и Федоров после совершенного ими хулиганства и его, Осипова, выстрелов в воздух побежали к его второму дому, угрожая, что за это он поплатится. Опасаясь, что они могут реализовать свои угрозы и сжечь его второй дом, Осипов вернулся домой, взял еще два патрона и стал их преследовать. Они остановились, продолжая кричать: "Ты не жилец, ружье тебе не поможет". Они не боялись ни его, ни ружья. Осипов произвел предупредительный выстрел в воздух, но Орлов пошел к нему с угрозами. Когда тот приблизился на 1,5-2 метра, Осипов выстрелил в Орлова.

Делая вывод об отсутствии в действиях Осипова необходимой обороны, суд в приговоре не учел его показания, а также показания свидетелей Земсковой и Морковкина, из которых следовало, что Орлов и Федоров, убегая, выражались нецензурно и угрожали Осипову убийством и поджогом его второго дома.

Ссылаясь на показания свидетеля Федорова С. как на доказательство вины осужденного, суд в приговоре не дал оценки изменению показаний этого свидетеля, сообщившего, что он не видел, чтобы Орлов делал шаг к Осипову перед выстрелом. Однако на предварительном следствии этот же свидетель показывал обратное.

Суд эти обстоятельства во внимание не принял и в нарушение требований ст.314 УПК РСФСР оценки указанным показаниям осужденного и свидетелей в приговоре не дал, а, напротив, указал, что судом не установлено нападение Федорова и Орлова на Осипова. Дословно в приговоре сказано: "Судом установлено лишь то, что они нецензурно выражались и перед домом кричали Осипову, что убьют или сожгут его. Никаких реальных действий, представляющих угрозу для него, они не предпринимали. После произведенных Осиповым двух выстрелов в воздух Орлов и Федоров ушли от его дома. Однако Осипов вновь перезарядил ружье и, догнав их, выстрелил сначала в воздух, а затем - в Орлова с близкого расстояния".

Данные обстоятельства нуждались в дополнительной проверке. Поскольку суд не выяснил, мог ли Осипов в той конкретной ситуации, пресекая в ночное время хулиганские действия Орлова и Федорова, точно определить характер опасности и избрать соразмерные средства защиты и находился ли он в состоянии мнимой обороны, правовая оценка его действий, данная судом, являлась преждевременной.

Текст документа сверен по:
Бюллетень Верховного Суда
Российской Федерации, N 5, 1998 год

Дата принятия: 10 сентября 1997

Поиск в тексте