• по
Более 54000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 25 июня 1997 года


Нарушение уголовно-процессуального
закона повлекло отмену определения
кассационной инстанции
(Извлечение)

Верховным судом Республики Татарстан 9 декабря 1996 года Громов осужден по ч.3 ст.146 УК РСФСР, по пп."а", "е" ст.102 УК РСФСР.

Согласно приговору Громов признан виновным в разбойном нападении на Галяутдинова с применением шнура как предмета, используемого в качестве оружия, с причинением тяжкого телесного повреждения, с целью завладения имуществом в крупных размерах, а также в умышленном убийстве Галяутдинова из корыстных побуждений и с целью облегчить совершение разбоя.

Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда РФ 20 марта 1997 года приговор в части осуждения Громова по ч.3 ст.146 УК РСФСР отменен и уголовное дело в этой части прекращено за отсутствием в его действиях состава преступления; его деяния, квалифицированные судом по пп."а", "е" ст.102 УК РСФСР, переквалифицированы на ст.103 УК РСФСР.

Заместитель Генерального прокурора РФ в протесте поставил вопрос об отмене определения кассационной коллегии и направлении уголовного дела на новое кассационное рассмотрение.

Президиум Верховного Суда РФ 25 июня 1997 года определение Коллегии отменил, дело направил на новое кассационное рассмотрение, указав следующее.

Судом первой инстанции было установлено, что 5 августа 1996 года Громов, имея при себе заранее приготовленный для совершения преступления трикотажный плотный шнур, с целью умышленного убийства водителя и завладения его автомобилем у магазина "Рыба" в г. Казани остановил автомашину, управляемую Галяутдиновым, и попросил подвезти его до магазина "Солнышко".

Когда Галяутдинов довез Громова до указанного места и остановился, последний, осуществляя свое преступное намерение, с заднего сиденья автомашины накинул на шею Галяутдинова шнур и сделанной заранее петлей сдавил ему шею. От механической асфиксии Галяутдинов скончался, а Громова на месте преступления задержали работники милиции. Стоимость автомашины, находившихся в ней вещей и автомагнитолы составляла 32100 тыс. рублей.

Внося изменения в приговор, Коллегия в определении указала, что достоверных доказательств, подтверждающих виновность Громова в нападении на Галяутдинова с целью завладения его автомашиной, а также в его умышленном убийстве из корыстных побуждений и с целью облегчения разбоя, не установлено, приговор в этой части основан на предположениях.

Однако Коллегия допустила нарушения уголовно-процессуального закона (ст.ст.342 и 350 УПК РСФСР).

Кассационная инстанция дала оценку доказательствам, положенным судом первой инстанции в основу приговора, признав достоверными отвергнутые им доказательства, в том числе свидетельствующие о мотиве совершенного преступления, например показания Громова.

Суд первой инстанции сослался на следующие показания Громова, данные на предварительном следствии. В заявлении "Явка с повинной" Громов указал, что 5 августа 1996 года он хотел поехать домой в Пензу. С этой целью решил угнать какую-нибудь автомашину. На кольцевой дороге он остановил машину и попросил водителя (Галяутдинова) довезти до магазина. Когда Галяутдинов его привез, он (Громов) сзади набросил ему на шею шнур и стал тянуть назад, чтобы тот потерял сознание, но, как впоследствии оказалось, лишил его жизни.

На дополнительном допросе в качестве обвиняемого Громов показал, что решил уехать домой в Пензу на машине, покататься там на ней и бросить. С этой целью он остановил автомашину, попросил водителя доехать до магазина "Солнышко", где есть тихая улочка, и там, лишив водителя сознания, пересадить его на другое сиденье и после где-нибудь высадить.

В судебном же заседании Громов заявил, что "вследствие давления со стороны милиции" на предварительном следствии он оговорил себя в части намерения завладеть машиной.

Однако суд первой инстанции, проанализировав все показания Громова, которые тот неоднократно менял, пришел к выводу о необоснованности его заявления, что причиной противоречивых показаний явилось применение к нему недозволенных методов ведения следствия.

Кассационная инстанция, сославшись на те же показания Громова, пришла к противоположному выводу, указав, что недозволенные методы к нему применялись.

Судебная коллегия признала правдивыми отвергнутые судом первой инстанции показания Громова об удушении им водителя "в ходе возникшей ссоры по поводу оплаты за проезд", сославшись при этом на последовательность этих показаний. Однако в них имеются многочисленные противоречия.

На допросе 5 августа 1996 года в качестве подозреваемого Громов, скрывая его отчисление из военного училища, показывал, что приехал в г. Казань за покупками, жил на вокзале, водителю за проезд дал 10 тыс. рублей одной купюрой. Галяутдинову показалось мало, он начал оскорблять его. Он, Громов, оскорбления "принял близко к сердцу" и накинул на шею водителя шнур.

На допросе 6 августа 1996 года в качестве обвиняемого Громов уже показал, что за проезд расплатился пятидесятитысячной купюрой, водитель дал сдачу всего 20 тыс. рублей, что вызвало у него, Громова, претензии к Галяутдинову, и у них возникла ссора.

На допросе 4 ноября 1996 года Громов пояснил, что водитель машины оскорблял его и его мать, ударил по лицу рукой, после чего он, Громов, его задушил. В судебном заседании Громов заявил, что расплачивался пяти- или десятитысячной купюрами и не он, а водитель машины начал ссору, последний во время ссоры пытался вытащить из-под сиденья какой-то предмет. После того, как он затянул шнур на шее Галяутдинова, пытался оказать ему помощь - расстегнул на рубашке пуговицы.

Как видно из протоколов осмотра места происшествия и трупа, никаких денежных купюр в машине и в одежде Галяутдинова и каких-либо предметов на полу салона автомашины не обнаружено, на рубашке трупа расстегнута лишь одна пуговица воротника, т.е. показания Громова объективно опровергнуты.

В определении указано, что обнаружение у Громова атласа автомобильных дорог не изобличает его в преступлении. Однако, придя к такому выводу, Коллегия не учла, что в атласе имелись пометки, сделанные рукой Громова, о маршруте следования в направлении г. Пензы от г.Казани и то, что в момент задержания он пытался избавиться от этого атласа. Изложенное, как указал суд, могло свидетельствовать о его намерении после захвата автомашины уехать на ней в г.Пензу. Удостоверение водителя Громов имел при себе. Кроме того, Судебная коллегия, утверждая о совершении Громовым убийства в ссоре, оставила без оценки тот факт, что Галяутдинов был задушен не просто накинутым на шею шнуром, а петлей, которая образовала замкнутую странгуляционную борозду с перекрестом ветвей на передней поверхности шеи.

Кассационная инстанция не дала оценки и тому обстоятельству, что до написания заявления "Явка с повинной" Громов отрицал принадлежность ему шнура, утверждал, что шнур в автомашине случайно попал ему "под руку". В последующем Громов опознал свой шнур среди других шнуров, а криминалистическая экспертиза установила общую родовую принадлежность волокон, обнаруженных в карманах брюк Громова, с волокнистым составом шнура.

Признавая отсутствие у Громова корыстного мотива убийства, Судебная коллегия сослалась на то, что преступление совершено в центре города, при скоплении большого числа людей. Однако сам Громов показывал, что для совершения преступления он специально попросил водителя доехать до магазина "Солнышко", где есть "тихая улочка".

Вывод о совершении преступления Громовым при большом скоплении людей произволен и доказательствами не подтверждается.

При новом рассмотрении дела в кассационном порядке Судебной коллегии следует проверить обоснованность обвинительного приговора и правильность выводов суда первой инстанции о корыстном мотиве совершенного преступления. Тщательной проверке, в совокупности со всеми иными доказательствами, подлежат содержащиеся в заявлении "Явка с повинной" и дополнительном допросе в качестве обвиняемого от 9 августа 1996 года ссылки на то, что преступление совершено с целью завладения автомашиной и ее использования для разовой поездки из г. Казани в г.Пензу, т.е. с целью угона.

От редакции. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 4 сентября 1997 года при новом рассмотрении дела приговор в отношении Громова частично изменила: его действия с ч.3 ст.146 УК РСФСР переквалифицировала на пп."б", "в" ч.2 ст.146 УК РСФСР в связи с изменением по новому Кодексу (УК РФ) понятия крупного ущерба. Квалификация действий Громова по пп."а", "е" ст.102 УК РСФСР признана правильной и приговор в этой части оставлен без изменения.


Текст документа сверен по:
"Бюллетень Верховного Суда
Российской Федерации"
N 6, 1998

Принявший орган: Верховный Суд Российской Федерации
Дата принятия: 25 июня 1997

Поиск в тексте