• по
Более 54000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ
ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 29 мая 1997 года


Приговор признан кассационной инстанцией
обоснованным, но подлежащим изменению
в связи с введением в действие УК РФ

(Извлечение)

Саратовским областным судом 21 марта 1997 года Симатов и Сигачев осуждены по пп."а", "в", "г" ч.2 ст.162 УК РФ, пп."а", "б", "в", "г" ч.2 ст.162 УК РФ, а также по п."в" ч.3 ст.131 УК РФ и по ч.1 ст.167 УК РФ.

Они признаны виновными в совершении в апреле-мае 1996 года в г.Энгельсе разбойных нападений на Панину, Теплищеву, Слепову и Агафонову, а также в совершении изнасилования малолетней А.

В судебном заседании осужденные виновными себя признали частично.

В кассационных жалобах адвокат и законный представитель осужденного Сигачева просили изменить приговор: переквалифицировать действия Сигачева с п."в" ч.3 ст. 131 УК РФ на п."д" ч.2 ст.131 УК РФ, считая, что он не знал о малолетнем возрасте потерпевшей, что суд необоснованно признал совершение изнасилования группой лиц и что необходимо исключить эпизод разбойного нападения на Панину.

Адвокат в кассационной жалобе просил изменить приговор в отношении Симатова, переквалифицировать его действия с п."в" ч.3 ст.131 УК РФ на п."д" ч.2 ст.131 УК РФ, исключить эпизод разбойного нападения на Панину, считал, что не доказана угроза убийством при изнасиловании и в суде исследовались недопустимые доказательства протокол осмотра места происшествия с участием Симатова.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 29 мая 1997 года приговор изменила, указав следующее.

Вывод суда о виновности Симатова и Сигачева в совершении изнасилования лица, не достигшего 14-летнего возраста, в совершении разбойных нападений на Панину, Теплищеву, Агафонову, Слепову основан на доказательствах, всесторонне и полно исследованных и получивших соответствующую оценку в приговоре, а именно: на показаниях осужденных, на пояснениях потерпевших, свидетелей, протоколе осмотра места происшествия, заключениях судебно-медицинских экспертов.

Доказательства получены в соответствии с требованиями ст.69 и ст.70 УПК РСФСР.

Доводы Симатова и Сигачева о том, что они не знали о малолетнем возрасте потерпевшей А., опровергаются показаниями потерпевшей, данными ею в судебном заседании и в ходе предварительного следствия, согласно которым она проснулась от того, что почувствовала на своей шее нож, увидела двух мужчин в масках с ножами в руках, они оба по очереди изнасиловали ее, она говорила им, что ей 12 лет.

Оснований не доверять показаниям потерпевшей у суда не было.

Согласно заключению судебно-медицинского эксперта А. половой зрелости не достигла и ее возраст соответствует ее биологическому возрасту - 12 годам.

Доводы адвоката о том, что при совершении изнасилования А. ей не угрожали убийством, необоснованны, так как под угрозой убийством или причинением тяжкого телесного повреждения следует понимать не только прямые высказывания, которые выражали намерение немедленного применения физического насилия к потерпевшей, но и, с учетом обстоятельств дела, такие угрожающие действия виновного, как демонстрация ножа, что и было установлено материалами дела.

Эпизод разбойного нападения на Панину в судебном заседании доказан показаниями осужденных, данными ими в ходе предварительного следствия, в которых они подробно с описанием деталей обстановки в квартире потерпевшей рассказали об обстоятельствах совершенного ими разбойного нападения. Это объективно подтверждено пояснениями потерпевшей Паниной, протоколом осмотра места происшествия.

По эпизоду нападения на Слепову суд правильно признал осужденных виновными в совершении разбойного нападения с применением оружия - ножей, так как данный факт подтвержден показаниями Сигачева и Симатова, потерпевшей Слеповой, заключением судебно-медицинского эксперта.

Как видно из материалов дела, суд в приговоре дал оценку показаниям Симатова и Сигачева, допрошенных в ходе предварительного следствия, признав их достоверными.

Для изменения юридической квалификации их действий по тем доводам, которые изложены в кассационных жалобах адвокатов, оснований нет.

Вместе с тем приговор в отношении Симатова и Сигачева подлежит изменению. Суд необоснованно в нарушение ст.10 УК РФ признал в действиях Сигачева и Симатова наличие квалифицирующего признака изнасилования "группой лиц по предварительному сговору", так как на момент совершения преступления этот квалифицирующий признак законом не предусматривался. Кроме того, такая квалификация изнасилования возможна в том случае, когда лица, принимавшие участие в изнасиловании, действовали согласованно в отношении потерпевшей. Однако в приговоре отсутствуют доказательства, указывающие на согласованные действия Сигачева и Симатова при совершении изнасилования. Упомянутый квалифицирующий признак подлежит исключению.

Кроме того, в части осуждения Сигачева по ч.1 ст.167 УК РФ приговор подлежит отмене с прекращением производства на основании п.5 ст.5 УПК РСФСР.

В соответствии со ст.20 УК РФ уголовной ответственности подлежит лицо, достигшее ко времени совершения преступления шестнадцатилетнего возраста.

Согласно ч.2 ст.20 УК РФ в перечень составов преступлений, за которые уголовная ответственность наступает с 14 лет, ч.1 ст.167 УК РФ не входит.

Сигачев ко времени совершения данного преступления не достиг 16 лет, а потому не подлежит уголовной ответственности.


Текст документа сверен по:
"Бюллетень Верховного Суда
Российской Федерации"
N 6, 1998

Принявший орган: Верховный Суд Российской Федерации
Дата принятия: 29 мая 1997

Поиск в тексте