• по
Более 46000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


Верховный Суд Российской Федерации
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ ВЕРХОВНОГО СУДА
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 3 декабря 1997 года


При рассмотрении дела в кассационном
порядке приговор признан законным, а доводы,
изложенные в кассационной жалобе, -
необоснованными
(Извлечение)

Мурманским областным судом 22 августа 1997 года Батурин осужден по п."а" ст.102, п."в" ч.2 ст.146, ст.207 УК РСФСР, а также по ч.1 ст.222, ч.2 ст.325 УК РФ.

Он признан виновным в том, что приобрел, передавал, хранил и носил огнестрельное оружие и боеприпасы, совершил разбой с причинением потерпевшему тяжких телесных повреждений, совершил умышленное убийство из корыстных побуждений, угрожал убийством и похитил важные документы гражданина.

Вину в совершении преступлений Батурин не признал. В кассационной жалобе осужденный также отрицал вину, считая, что свидетель Кельина его оговорила, она же подложила в его сумку вещи убитого. Кельиной он никогда не угрожал, в ее квартире не стрелял.

Осужденный также сослался на то, что по делу были допущены нарушения норм уголовно-процессуального закона, выразившиеся, в частности, в том, что дело рассмотрено судьей единолично и в отсутствие свидетеля Кудиньша, экспертиза в суде была проведена с нарушением закона, он не был в полном объеме ознакомлен с материалами дела, при составлении протокола судебного заседания не соблюдены требования УПК РСФСР и ему было предоставлено недостаточно времени для последнего слова.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 3 декабря 1997 года приговор оставила без изменения, указав следующее.

Вина Батурина в совершении преступлений установлена проверенными в судебном заседании и приведенными в приговоре доказательствами.

Как показала свидетель Кельина, Батурин - ее сожитель - имел несколько пистолетов и патроны к ним, один пистолет он всегда носил с собой. 28 декабря 1996 года Батурин предложил ей покататься по городу. Для этого он остановил автомашину "Вольво", договорился с водителем об оплате. В течение часа водитель возил их по городу. Когда подъехали к дому, где они проживали, Батурин произвел несколько выстрелов из пистолета в водителя. Он велел ей идти домой, а когда вернулся, сказал, что добил водителя выстрелом в голову. С собой Батурин принес вещи водителя. Она заметила, что там был бумажник, денежная купюра в 100 тыс. рублей и какие-то документы. После этого они с Батуриным постоянно ссорились. Он угрожал ей убийством, демонстрируя пистолет, а однажды произвел выстрел из пистолета в пол. Эти угрозы она воспринимала реально.

Оснований не доверять показаниям Кельиной у суда не имелось, так как она их давала на протяжении всего предварительного следствия и в суде, и они полностью согласуются с другими доказательствами по делу, в частности с показаниями свидетеля Кудиньша, которые в соответствии с требованиями ст.286 УПК РСФСР были оглашены и исследованы в суде, против чего подсудимый не возражал.

По словам Кудиньша, Батурин рассказывал, как он совершил убийство водителя автомашины и передал ему документы погибшего, а также пистолет "ТТ", впоследствии подарил ему кожаный бумажник коричневого цвета. Этот бумажник как принадлежавший погибшему позднее опознала потерпевшая Колпакова - его родственница, что она и подтвердила в суде.

Часть вещей, похищенных Батуриным, обнаружена при обыске в квартире Кряжевских, где в последнее время он проживал, что Кряжевских удостоверили в судебном заседании.

Кроме того, вина Батурина в совершении преступлений подтверждена показаниями свидетелей Языкова и Кондрашкина, заключениями эксперта-почерковеда, судебно-медицинского эксперта, эксперта-криминалиста. Доводы осужденного о его непричастности к убийству и его оговоре Кельиной и Кудиньшем необоснованны.

Суд эти доводы также проверял и мотивированно не принял их во внимание. В силу этих доказательств опровергаются доводы осужденного о том, что он не совершал и других вмененных ему в вину преступлений.

Нарушений уголовно-процессуального закона, которые могли бы повлечь за собой отмену приговора, по делу не допущено.

Дело рассмотрено судьей и двумя народными заседателями в соответствии со ст.15 УК РСФСР. Рассмотрение данного дела составом из трех профессиональных судей не являлось обязательным.

При назначении и проведении судебно-медицинских экспертиз вещественных доказательств требования закона соблюдены. Батурин не возражал против назначения и проведения этих экспертиз и не заявлял каких-либо ходатайств после оглашения результатов экспертных исследований.

С материалами уголовного дела Батурин и его адвокат были ознакомлены. Времени для этого было дано достаточно, к тому же необходимый срок по ходатайству Батурина продлялся на две недели. Последнее слово ему предоставлялось, и, как видно из протокола судебного заседания, ограничений для его произнесения у подсудимого не было.

Суд правильно квалифицировал преступные действия Батурина.


Текст документа сверен по:
"Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации",
N 8, 1998 год

Принявший орган: Верховный Суд Российской Федерации
Дата принятия: 03 декабря 1997

Поиск в тексте