• по
Более 60000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 6 июня 2002 года N 116-О

   
Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Притулы
Галины Юрьевны на нарушение ее конституционных прав положениями абзаца четвертого пункта 2 статьи 11, статей 39, 143 и 235 Налогового кодекса Российской Федерации



Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя М.В.Баглая, судей Н.С.Бондаря, Г.А.Гаджиева, Ю.М.Данилова, Л.М.Жарковой, Г.А.Жилина, В.Д.Зорькина, С.М.Казанцева, А.Л.Кононова, В.О.Лучина, Н.В.Селезнева, В.Г.Стрекозова, О.И.Тиунова, О.С.Хохряковой, Б.С.Эбзеева, В.Г.Ярославцева,

заслушав в пленарном заседании заключение судьи Н.С.Бондаря, проводившего на основании статьи 41 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" предварительное изучение жалобы гражданки Г.Ю.Притулы,

установил:

1. Гражданка Г.Ю.Притула - нотариус, занимающийся частной практикой, в своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации оспаривает конституционность положения абзаца четвертого пункта 2 статьи 11 Налогового кодекса Российской Федерации, согласно которому для целей данного Кодекса под индивидуальными предпринимателями понимаются физические лица, зарегистрированные в установленном порядке и осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, а также частные нотариусы, частные охранники, частные детективы.

По мнению заявительницы, приведенное положение, как уравнивающее частных нотариусов с индивидуальными предпринимателями, обусловливает и равные с ними обязанности по уплате налогов и исполнению иных налоговых обязанностей, что не учитывает особый характер нотариальной деятельности. В связи с этим заявительница просит проверить также конституционность ряда статей Налогового кодекса Российской Федерации, из которых - в системной связи с оспариваемым положением - вытекает, как она считает, признание законодателем нотариальных действий реализацией товаров, работ или услуг (статья 39), частных нотариусов - плательщиками налога на добавленную стоимость (статья 143) и плательщиками единого социального налога (статья 235), что не согласуется с публично-правовым статусом частных нотариусов, создает неопределенность относительно субъектов налогообложения и противоречит статьям 1, 2, 6, 7, 15, 17, 18, 19, 23, 35 и 57 Конституции Российской Федерации, а также части шестой статьи 1 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате, которой установлено, что нотариальная деятельность не является предпринимательством и не преследует цели извлечения прибыли.

2. Анализ оспариваемого положения в нормативном единстве с другими положениями статьи 11 Налогового кодекса Российской Федерации свидетельствует, что некоторые межотраслевые понятия, в том числе понятие "индивидуальные предприниматели", употребляются в специальном значении исключительно для целей данного Кодекса, причем в группу субъектов налоговых отношений, объединенных родовым понятием "индивидуальные предприниматели", частные нотариусы включены наряду с физическими лицами, зарегистрированными в установленном порядке и осуществляющими предпринимательскую деятельность без образования юридического лица. Поэтому систематическое толкование оспариваемого положения позволяет сделать вывод, что правовой статус частных нотариусов не отождествляется с правовым статусом индивидуальных предпринимателей как физических лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица с момента государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя (статья 23 ГК Российской Федерации). Это согласуется с Основами законодательства Российской Федерации о нотариате, в соответствии со статьей 1 которых нотариальная деятельность не является предпринимательством и не преследует цели извлечения прибыли.

Допустимость такого законодательного подхода - отнесение частных нотариусов как субъектов налоговых обязательств к одной группе с индивидуальными предпринимателями - вытекает в том числе из особенностей статусных характеристик частных нотариусов, выявленных Конституционным Судом Российской Федерации в Постановлении от 23 декабря 1999 года по делу о проверке конституционности отдельных положений статей 1, 2, 4 и 6 Федерального закона "О тарифах страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Государственный фонд занятости населения Российской Федерации и в фонды обязательного медицинского страхования на 1999 год" и статьи 1 Федерального закона "О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон "О тарифах страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Государственный фонд занятости населения Российской Федерации и в фонды обязательного медицинского страхования на 1998 год": как самозанятые граждане, частные нотариусы осуществляют свободно избранную ими деятельность на основе частной собственности и на свой страх и риск (пункт 10 мотивировочной части), отвечая по своим обязательствам всем принадлежащим им имуществом, за исключением имущества, на которое в соответствии с законом не может быть обращено взыскание (статья 24 ГК Российской Федерации).

Не противоречит данному пониманию оспариваемого положения и то, что деятельность занимающихся частной практикой нотариусов является особой юридической деятельностью, которая осуществляется от имени государства, чем предопределяется специальный публично-правовой статус нотариусов (данная правовая позиция изложена в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 19 мая 1998 года по делу о проверке конституционности отдельных положений статей 2, 12, 17, 24 и 34 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате). Определенная схожесть статусных публично-правовых характеристик нотариусов и адвокатов, на которую указывает заявительница, не исключает возможности применения законодателем социально оправданной дифференциации в правовом регулировании налоговых отношений применительно к этим категориям самозанятых граждан.

Таким образом, данное в Налоговом кодексе Российской Федерации определение индивидуальных предпринимателей имеет специально-терминологическое значение, а содержащиеся в пункте 2 его статьи 11 нормы-дефиниции предназначены для применения исключительно в целях налогообложения. Самостоятельного же регулятивного значения - как норма прямого действия - абзац четвертый пункта 2 статьи 11 Налогового кодекса Российской Федерации не имеет и не может нарушать прав и свобод заявительницы.

Что касается статей 39, 143 и 235 Налогового кодекса Российской Федерации, то сами по себе они не содержат каких-либо требований по уплате налогов (обязательств) частными нотариусами, не предусматривают для них конкретных налоговых обязанностей, а также не устанавливают элементов налогообложения, а именно объект налогообложения, налоговую ставку, порядок исчисления налога на добавленную стоимость и единого социального налога, порядок, сроки и льготы по их уплате. (Регламентация элементов налогообложения этих налогов не оспаривается и заявительницей.)
Следовательно, нет оснований утверждать, что статьи 39, 143 и 235 Налогового кодекса Российской Федерации во взаимосвязи с абзацем 4 пункта 2 статьи 11, признавая частных нотариусов наряду с индивидуальными предпринимателями плательщиками налога на добавленную стоимость и единого социального налога, не учитывают юридический статус частных нотариусов как самозанятых граждан и нарушают их конституционные права.

3. Согласно статьям 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" гражданин вправе обратиться в Конституционный Суд Российской Федерации с жалобой на нарушение своих конституционных прав и свобод законом и такая жалоба признается допустимой, если оспариваемым законом, примененным или подлежащим применению в деле заявителя, затрагиваются его конституционные права и свободы.

Поскольку отнесение частных нотариусов к индивидуальным предпринимателям, имея условное значение для налогового законодательства, само по себе не создает неопределенность относительно субъектов налогообложения, не затрагивает конституционные права и свободы заявительницы, а ее ссылки на несоответствие оспариваемых положений статьям 1, 2, 6, 7, 15, 17, 18, 19, 23, 35 и 57 Конституции Российской Федерации носят произвольный характер, данная жалоба не отвечает критерию допустимости в соответствии с требованиями Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации".

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 части первой статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Притулы Галины Юрьевны, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

3. Настоящее Определение подлежит опубликованию в "Собрании законодательства Российской Федерации" и "Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации".

Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации
М.В.Баглай

Судья-секретарь
Конституционного Суда
Российской Федерации
Ю.М.Данилов



Текст документа сверен по:
"Собрание законодательства
Российской Федерации",
N 29, 22.07.2002

Номер документа: 116-О
Принявший орган: Конституционный Суд Российской Федерации
Дата принятия: 06 июня 2002

Поиск в тексте