• по
Более 60000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


ПРЕЗИДИУМ МОСКОВСКОГО ГОРОДСКОГО СУДА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

     
от 30 января 2003 года


Нарушение требований ст.351 УПК РСФСР* послужило
основанием к отмене кассационного определения
(Извлечение)

_______________
* Аналогичная норма - ст.388 УПК РФ.


По приговору Черемушкинского районного суда г. Москвы от 29 января 2002 года осуждены: Дайняк по ч.5 ст.33, п."б" ч.3 ст.163 УК РФ; Розанов по пп."а", "г", "ж", "з" ч.2 ст.126, пп."а", "г", "д" ч.2 ст.161, п."б" ч.3 ст.163 УК РФ; Носов по пп."а", "г", "ж", "з" ч.2 ст.126, пп."а", "в" ч.2 ст.166, пп."а", "б", "г", "д" ч.2 ст.161, п."б" ч.3 ст.163 УК РФ; Чепелюк по пп."а", "г", "ж" ч.2 ст.126, пп."а", "в" ч.2 ст.166 УК РФ; Стариков по пп."а", "г", "ж" ч.2 ст.126 УК РФ.

Как установил суд, Носов, Розанов признаны виновными в вымогательстве, совершенном в крупном размере, а Дайняк - в пособничестве в вымогательстве в крупном размере, кроме того, Носов, Чепелюк, Розанов, Стариков - в похищении человека группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, в отношении двух лиц, а Носов и Чепелюк также - из корыстных побуждений; Носов и Чепелюк - в неправомерном завладении автомобилем без цели хищения группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья; Носов и Розанов в грабеже, совершенном группой лиц по предварительному сговору, с насилием, не опасным для жизни и здоровья, с причинением значительного ущерба гражданину, а Носов - неоднократно.

Так, Дайняк в ноябре 2000 года совершила пособничество Розанову в вымогательстве у Швачка денег в сумме 150 тыс.долларов США, предоставив информацию о месте и удобном времени совершения преступления, сообщив, что тот может требовать и большую сумму, а разницу оставить себе.

Розанов договорился с Носовым, Чепелюком и Стариковым о похищении ранее незнакомых ему Попова и Швачка - работников коммерческого банка "Русич Центр Банк" с целью получения за их освобождение 30 млн.рублей.

20 ноября 2000 года примерно в 20 час. к дому по ул.Волгина в г.Москве подъехали Швачка и Попов на автомашине "Субару". Действуя согласно распределенным ролям, Розанов, Носов и Чепелюк потребовали от них проехать вместе с ними. Затем Розанов насильно, угрожая пневматическим пистолетом "Байкал", используемым в качестве оружия, заставил сесть Швачка в машину, управлявшуюся Стариковым. Новиков в это время насильно посадил Попова в машину "Субару", принадлежащую последнему на праве личной собственности, но за руль автомобиля по распоряжению Носова сел Чепелюк.

В машине Розанов надел на потерпевшую Швачка солнцезащитные очки, закрыл ей ладонью рот, приставил к голове пневматический пистолет, подавив этим ее волю к сопротивлению. На двух машинах все приехали к дому по Нахимовскому проспекту в г.Москве. Розанов, Чепелюк, Носов и Стариков завели Швачка и Попова в квартиру, там Носов и Розанов отобрали у Швачка деньги в сумме 24748 руб., у Попова - имущество и деньги на общую сумму 10281 руб., чем причинили потерпевшим значительный материальный ущерб. Розанов и Носов, угрожая физической расправой Попову и Швачка, за освобождение требовали от последней перевести на указанный ими счет в АКБ "Общий" 30 млн.рублей. На следующий день, 21 ноября 2000 года, примерно в 18 час. Попова отпустили для того, чтобы он перевел деньги за освобождение Швачка, в 21 час. Розанов отпустил Швачка с условием выплаты ему 250 тыс. долларов США.

Судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда приговор оставила без изменения.

Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос об отмене определения судебной коллегии и передаче дела на новое кассационное рассмотрение.

Президиум Московского городского суда 30 января 2003 года удовлетворил протест по следующим основаниям,

В соответствии с требованиями ч.1 ст.351 УПК РСФСР в кассационном определении, в частности, должно быть изложено существо жалобы или протеста, а согласно части второй этой же статьи при оставлении без удовлетворения жалобы в кассационном определении следует указать основания, по которым доводы жалобы признаны неправильными или несущественными.

По делу эти требования закона при кассационном рассмотрении не выполнены.

Так, адвокаты Г. и М., считая осуждение Дайняк незаконным, в кассационных жалобах в ее защиту сослались на недоказанность преступного сговора и умысла осужденной на вымогательство денег у Швачка; выводы суда, изложенные в приговоре, по их мнению, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, так как Розанов в судебном заседании отрицал соучастие Дайняк в вымогательстве денег у потерпевшей Швачка, а Носов узнал о Дайняк лишь на предварительном следствии. Кроме того, Розанов и Носов жаловались на незаконные методы следствия. Как считали адвокаты, установлено, что Дайняк, кроме Розанова, никого из осужденных не знала, Розанов утверждал, что о своих планах, действиях и намерениях ей не говорил, а лишь воспользовался информацией, которую она ему сообщила. Кроме того, по мнению защитника Г., суд расширил пределы обвинения, предъявленного Дайняк на предварительном следствии.

Осужденная Дайняк в кассационной жалобе также просила об отмене приговора и прекращении дела за отсутствием в ее действиях состава преступления, ссылаясь на необоснованность приговора, суровость назначенного наказания, недоказанность ее вины.

Однако в определении кассационной инстанции содержание поданных жалоб осужденной Дайняк и адвокатов Г. и М. отражено следующим образом:

"В свою защиту осужденная Дайняк просит об отмене приговора и прекращении дела за отсутствием в ее действиях состава преступления". "В защиту осужденной Дайняк адвокаты Г. и М. ставят вопрос об отмене приговора суда за отсутствием в действиях их подзащитной состава преступления".

Осужденный Стариков и его адвокат Д. в кассационной жалобе просили о переквалификации действий осужденного с пп."а", "г", "ж" ч.2 ст.126 УК РФ на п."ж" ч.2 ст.127 УК РФ, ссылались на показания Старикова, Розанова и Носова, свидетельствующие, по их мнению, о том, что Старикову не было известно об их преступных намерениях, он был нужен в качестве водителя и только в квартире он понял, что в отношении потерпевших совершены противоправные действия, поэтому, как считали осужденный и его адвокат, Стариков может нести ответственность лишь за незаконное удержание людей. Адвокат Д. и Стариков просили о назначении Старикову наказания, не связанного с изоляцией от общества, с учетом личности осужденного, его семейного положения,

Судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда в определении не привела содержания приведенных доводов, а лишь констатировала, что Стариков и его адвокат просят о переквалификации действий осужденного Старикова на п."ж" ч.2 ст.127 УК РФ и назначении ему наказания, не связанного с лишением свободы.

Такие же нарушения процессуального закона допущены судом второй инстанции и при изложении доводов кассационных жалоб других осужденных и их адвокатов.

Не соглашаясь с многочисленными доводами осужденных и их защитников, кассационная инстанция фактически привела доказательства, на которых основан вывод суда первой инстанции о виновности осужденных, не дав ответа на доводы осужденных и их адвокатов об отсутствии доказательств предварительного сговора на совершение инкриминируемых преступлений, на недоказанность умысла по завладению имуществом потерпевших, об оставлении без проверки заявлений осужденных о применении к ним на предварительном следствии незаконных методов следствия, на несоответствие приговора требованиям УПК РСФСР.

При таких данных определение кассационной инстанции как не отвечающее требованиям закона подлежит отмене, а дело - передаче на новое кассационное рассмотрение.


Текст документа сверен по:
"Бюллетень Верховного Суда
Российской Федерации",
N 11, ноябрь 2003 года
     

Дата принятия: 30 января 2003

Поиск в тексте