• по
Более 60000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


Верховный Суд Российской Федерации
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 19 февраля 2001 года N 26-В01пр-2


[Суд пришел к правильному выводу, что Избирательная комиссия Республики Ингушетия своим постановлением не отменила выборы и не превысила тем самым свои полномочия, поэтому в удовлетворении жалобы об отмене данного постановления было отказано]


Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе: председательствующего Лаврентьевой М.Н., судей Пирожкова В.Н., Макарова Г.В., рассмотрела в судебном заседании от 19 февраля 2001 года протест заместителя Генерального прокурора РФ на решение Верховного Суда Республики Ингушетия от 16 августа 2000 года по делу по заявлению заместителя прокурора Республики Ингушетия об отмене постановления Избирательной комиссии Республики Ингушетия от 2 июля 2000 года.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Пирожкова В.Н., объяснения председателя Избирательной комиссии Республики Ингушетия Костоева К.Б., возражавшего против протеста, заключение прокурора Генеральной прокуратуры РФ Гермашевой М.М., поддержавшей доводы протеста, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:


Постановлением Центральной избирательной комиссии Российской Федерации от 28 февраля 2000 года в связи с досрочным прекращением полномочий прежнего депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации на 2 июля 2000 года были назначены дополнительные выборы депутата по Ингушскому одномандатному избирательному округу.

Постановлением Избирательной комиссии Республики Ингушетия от 2 июля 2000 года постановлено считать невозможным проведение выборов в связи с тем, что в день голосования не открылись избирательные участки и участковые избирательные комиссии не приступили к работе.

Заместитель прокурора Республики Ингушетия обратился в суд с заявлением об отмене данного постановления Избирательной комиссии Республики Ингушетия, указывая на то, что в соответствии с п.я-1 ст.24 Федерального закона "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации", назначение и организация повторных выборов депутатов Государственной Думы РФ в субъектах Российской Федерации возложены на Центральную избирательную комиссию Российской Федерации. Только она вправе выносить решение о невозможности проведения выборов, переносе их или отмене.

По мнению прокурора, Избирательная комиссия Республики Ингушетия, указав в постановлении на невозможность проведения выборов, превысила свои полномочия.

Решением Верховного Суда Республики Ингушетия от 16 августа 2000 года заявление оставлено без удовлетворения.

В протесте заместителя Генерального прокурора РФ ставится вопрос об отмене данного решения.

Судебная коллегия оснований для удовлетворения протеста не находит.

Рассматривая заявление прокурора, суд установил, что 2 июля 2000 года, в день проведения выборов, Избирательная комиссия Республики Ингушетии получила информацию о том, что избирательные участки не открылись, члены участковых избирательных комиссий сложили с себя полномочия; указанные обстоятельства нашли свое подтверждение в поступивших в Избирательную комиссию Республики заявлениях от большинства членов участковых избирательных комиссий.

При таких обстоятельствах Избирательная комиссия Республики Ингушетия своим постановлением констатировала невозможность проведения выборов.

Допрошенные в судебном заседании председатель Избирательной комиссии Костоев и секретарь этой комиссии Цураева пояснили, что указанным постановлением выборы не отменялись, а констатировался факт невозможности приведения выборов и об этом доводилось до избирателей.

Из имеющегося в материалах дела постановления Центральной избирательной комиссии РФ от 7 июля 2000 года также следует, что, признавая выборы несостоявшимися, Центральная избирательная комиссия относительно оспариваемого постановления отметила, что Избирательная комиссия Республики Ингушетия ограничилась констатацией невозможности проведения выборов по причине того, что участковые избирательные комиссии не приступили к работе, а помещения избирательных участков для голосования не открылись (л.д.33).

Таким образом, суд пришел к правильному выводу, что Избирательная комиссия Республики Ингушетия своим постановлением не отменила выборы и не превысила тем самым свои полномочия.

Доводы, содержащиеся в протесте заместителя Генерального прокурора РФ о том, что по вине Избирательной комиссии Республики Ингушетия не приняты в сложившейся обстановке необходимые меры для проведения выборов, не могут быть приняты во внимание, поскольку эти требования не были заявлены прокурором, не были они также и предметом судебного разбирательства.

Кроме того, в соответствии со ст.330 ГПК РСФСР судебные постановления в надзорном порядке могут быть отменены, если будет установлено, что суд неправильно применил или истолковал нормы материального права или допустил существенные нарушения норм процессуального права.

В протесте не содержится указаний на то, что является основанием для отмены решения.

По мнению судебной коллегии, оснований для отмены решения Верховного Суда Республики Ингушетия от 16 августа 2000 года, предусмотренных ст.330 ГПК РСФСР, не имеется. По указанным выше основаниям протест заместителя Генерального прокурора РФ удовлетворению не подлежит.

Руководствуясь ст.329 ГПК РСФСР, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:


Решение Верховного Суда Республики Ингушетия от 16 августа 2000 года оставить без изменения, протест заместителя Генерального прокурора РФ - без удовлетворения.


Текст документа сверен по:
рассылка

Номер документа: 26-В01пр-2
Принявший орган: Верховный Суд Российской Федерации
Дата принятия: 19 февраля 2001

Поиск в тексте