• по
Более 59000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 1 декабря 2005 года N 428-О


По жалобе гражданина Шеховцова Егора Владимировича на нарушение его конституционных прав положениями части первой статьи 30 Закона Российской Федерации "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей"



Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д.Зорькина, судей Н.С.Бондаря, Г.А.Гаджиева, Ю.М.Данилова, Л.М.Жарковой, Г.А.Жилина, С.М.Казанцева, М.И.Клеандрова, А.Л.Кононова, Л.О.Красавчиковой, С.П.Маврина, Н.В.Мельникова, Ю.Д.Рудкина, А.Я.Сливы, В.Г.Стрекозова, О.С.Хохряковой, Б.С.Эбзеева, В.Г.Ярославцева, заслушав в пленарном заседании заключение судьи Л.М.Жарковой, проводившей на основании статьи 41 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" предварительное изучение жалобы гражданина Е.В.Шеховцова,

установил:

1. В жалобе гражданина Е.В.Шеховцова оспаривается конституционность положений части первой статьи 30 Закона Российской Федерации "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей", в соответствии с которыми жены военнослужащих, умерших вследствие причин, перечисленных в пункте "а" статьи 21, в том числе связанных с исполнением обязанностей военной службы, имеют право на пенсию по случаю потери кормильца по достижении 50-летнего возраста, а те из них, кто занят уходом за не достигшими 8-летнего возраста детьми умерших, имеют право на указанную пенсию независимо от возраста, трудоспособности и от того, работают они или нет.

Как следует из представленных материалов, гражданин Е.В.Шеховцов, проходящий военную службу по контракту, обратился в военный комиссариат города Липецка за назначением ему пенсии по случаю потери кормильца, а именно жены - военнослужащей О.Н.Шеховцовой, погибшей при исполнении обязанностей военной службы, на том основании, что он один воспитывает их несовершеннолетнюю дочь, 2000 года рождения. В назначении пенсии Е.В.Шеховцову было отказано со ссылкой на часть первую статьи 30 Закона Российской Федерации "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей". Решением Правобережного районного суда города Липецка от 21 февраля 2005 года, оставленным без изменения кассационной инстанцией, Е.В.Шеховцову отказано в иске к военкомату Липецкой области о признании права на пенсию по случаю потери кормильца и взыскании морального вреда. Судебные решения, также основанные на части первой статьи 30 Закона Российской Федерации "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей", мотивированы тем, что определение правовых оснований предоставления гражданам пенсионных льгот, расширение круга получателей пенсий является прерогативой законодателя, а указанный закон не содержит положений о распространении действия данной нормы на мужей погибших военнослужащих-женщин.

По мнению заявителя, часть первая статьи 30 Закона Российской Федерации "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей" противоречит статьям 19 и 38 (часть 2) Конституции Российской Федерации в той мере, в какой ею в нарушение принципа равенства не предусматривается для мужей погибших военнослужащих-женщин право на получение пенсии по случаю потери кормильца при осуществлении ими ухода за не достигшими 8-летнего возраста детьми.

2. Согласно Конституции Российской Федерации в Российской Федерации обеспечивается государственная поддержка семьи, материнства, отцовства и детства, устанавливаются государственные пенсии, пособия и иные гарантии социальной защиты (статья 7, часть 2); материнство и детство, семья находятся под защитой государства, забота о детях, их воспитание - равное право и обязанность родителей (статья 38, части 1 и 2).

В целях реализации указанных конституционных норм действующим трудовым и пенсионным законодательством предусмотрены определенные гарантии и льготы для работников, имеющих детей, что согласуется с принципом приоритета интересов и благосостояния детей во всех сферах жизни государства, вытекающим из Конвенции о правах ребенка (принята Генеральной Ассамблеей ООН 20 ноября 1989 года), а также с положениями Конвенции МОТ 1981 года N 156 "О равном обращении и равных возможностях для трудящихся мужчин и женщин: трудящиеся с семейными обязанностями" (ратифицирована Российской Федерации 13 февраля 1998 года), предусматривающими, что в области условий занятости и социального обеспечения национальное законодательство должно принимать во внимание потребности "работников, имеющих обязанности в отношении членов их семей, которые действительно нуждаются в уходе", с тем, чтобы "эти работники, выполняющие или желающие выполнять оплачиваемую работу, могли осуществлять свое право на это, не подвергаясь дискриминации и, насколько это возможно, гармонично сочетая профессиональные и семейные обязанности" (пункт 2 статьи 1, пункт 1 статьи 3, статьи 4 и 9). При установлении конкретных мер социальной защиты работников с семейными обязанностями возможность их использования предоставляется федеральным законодателем, как правило, обоим родителям (части вторая и пятая статьи 256, часть первая статьи 262 Трудового кодекса Российской Федерации, подпункт 3 пункта 1 статьи 11 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", статья 13 Федерального закона "О государственных пособиях гражданам, имеющим детей" и др.). При этом специальной нормой Трудового кодекса Российской Федерации (статья 264) прямо закреплено распространение на отцов, воспитывающих детей без матери, а также на опекунов (попечителей) несовершеннолетних гарантий и льгот, предоставляемых женщинам в связи с материнством.

3. Пенсионное обеспечение является важнейшим элементом социального обеспечения граждан. Государственные пенсии в соответствии со статьей 39 (часть 2) Конституции Российской Федерации устанавливаются законом.

Определяя в законе правовые основания назначения пенсий, их размеры, порядок исчисления и выплаты, законодатель вправе устанавливать как общие условия назначения пенсий, так и особенности приобретения права на пенсию, включая предоставление для некоторых категорий граждан льготных условий назначения трудовой пенсии в зависимости от ряда объективно значимых обстоятельств. Такая дифференциация, как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 3 июня 2004 года N 11-П по делу о проверке конституционности положений подпунктов 10, 11 и 12 пункта 1 статьи 28, пунктов 1 и 2 статьи 31 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", должна осуществляться законодателем с соблюдением требований Конституции Российской Федерации, в том числе вытекающих из принципа равенства (статья 19, части 1 и 2), в силу которых различия в условиях приобретения права на пенсию допустимы, если они объективно оправданны, обоснованны и преследуют конституционно значимые цели, а используемые для достижения этих целей правовые средства соразмерны им; в сфере пенсионного обеспечения соблюдение принципа равенства, гарантирующего защиту от всех форм дискриминации при осуществлении прав и свобод, означает помимо прочего запрет вводить такие различия в пенсионных правах лиц, принадлежащих к одной и той же категории, которые не имеют объективного и разумного оправдания (запрет различного обращения с лицами, находящимися в одинаковых или сходных ситуациях). Критерии (признаки), лежащие в основе установления специальных норм пенсионного обеспечения, должны определяться исходя из преследуемой при этом цели дифференциации в правовом регулировании, т.е. сами критерии и правовые последствия дифференциации должны быть сущностно взаимообусловлены.

Исходя из указанных правовых позиций Конституционный Суд Российской Федерации Определением от 27 июня 2005 года N 231-О по жалобе гражданина К.А.Галеева признал подлежащим отмене и не имеющим юридической силы положение подпункта 1 пункта 1 статьи 28 Федерального закона от 17 декабря 2001 года "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", устанавливающее для матерей инвалидов с детства условия назначения трудовой пенсии по старости ранее достижения пенсионного возраста, в той мере, в какой оно в нарушение требований статей 19, 38 (части 1 и 2) и 39 (часть 1) Конституции Российской Федерации исключает возможность досрочного назначения трудовой пенсии по старости отцам инвалидов с детства, воспитывавшим их до достижения 8-летнего возраста без матерей.

4. По смыслу статьи 125 (части 2 и 6) Конституции Российской Федерации и конкретизирующих ее положений пункта 3 части первой статьи 3, статей 6 и 36, пункта 3 части первой статьи 43, частей второй и третьей статьи 79, пункта 2 части первой и частей второй и четвертой статьи 87 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации, придя к выводу о том, что в обращении оспариваются законоположения, являющиеся по сути такими же, как положения, ранее признанные противоречащими Конституции Российской Федерации, регулирующие аналогичный круг правоотношений, своим решением в форме определения подтверждает, что оспариваемые положения также являются не соответствующими Конституции Российской Федерации и как таковые не могут иметь юридической силы.

Установленное частью первой статьи 30 Закона Российской Федерации "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей", право жен погибших военнослужащих на пенсию по случаю потери кормильца является одной из гарантий особой социальной защиты семей военнослужащих, предоставляемой независимо от возраста, трудоспособности и трудовой занятости одному из родителей - матери, оказавшейся по причине гибели супруга в ситуации неполной семьи, самостоятельно выполняющей социально значимую функцию воспитания малолетнего ребенка.

Однако такое регулирование - в той мере, в какой им исключается в случае гибели на военной службе женщины право на пенсию по случаю потери кормильца для ее супруга, занятого уходом за ребенком умершей, - нарушает требования статей 19 и 39 (часть 1) Конституции Российской Федерации, поскольку не имеет тому объективного и разумного оправдания, несоразмерно ограничивает конституционное право мужа на пенсионное обеспечение с точки зрения справедливой и равной социальной защиты обоих родителей (право на пенсию на льготных условиях).

Оспариваемое положение части первой статьи 30 Закона Российской Федерации "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей" по сути является таким же, как положения, признанные не соответствующими Конституции Российской Федерации в Постановлении от 3 июня 2004 года N 11-П, аналогичным положениям статьи 28 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" (Определение от 27 июня 2005 года N 231-О), а потому в силу пункта 3 части первой статьи 43 и статьи 87 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" подлежит отмене и не может применяться судами, другими органами и должностными лицами.

Во исполнение настоящего Определения федеральному законодателю надлежит привести часть первую статьи 30 Закона Российской Федерации "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей" в соответствие с Конституцией Российской Федерации, как того требует статья 80 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации". Впредь до внесения соответствующих дополнений в действующее законодательство правоприменители, руководствуясь статьей 19 Конституции Российской Федерации, вправе принимать решения о назначении пенсии по случаю потери кормильца мужьям военнослужащих женщин (погибших при исполнении обязанностей военной службы), занятым уходом за не достигшими 8-летнего возраста детьми умерших, на условиях, установленных в части первой статьи 30 данного Закона, в том числе независимо от того, проходят они военную службу или нет.

Исходя из изложенного и руководствуясь статьей 6, пунктом 3 части первой статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 80 и 87 и статьей 100 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Положение части первой статьи 30 Закона Российской Федерации "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей" в той мере, в какой им исключается право на пенсию по случаю потери кормильца мужьям погибших военнослужащих-женщин, занятым уходом за не достигшими 8-летнего возраста детьми умерших, как по сути такое же, как положения, ранее признанные Конституционным Судом Российской Федерации не соответствующими Конституции Российской Федерации в решениях, сохраняющих свою силу, утрачивает силу и не подлежит применению судами и другими органами и должностными лицами.

Впредь до внесения соответствующих дополнений в статью 30 Закона Российской Федерации "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей" решения уполномоченных органов о назначении пенсии по случаю потери кормильца мужьям военнослужащих-женщин, погибших при исполнении обязанностей военной службы, должны приниматься в соответствии с настоящим Определением, на условиях, установленных в части первой статьи 30 названного Закона Российской Федерации.

2. Признать жалобу гражданина Шеховцова Егора Владимировича не подлежащей дальнейшему рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации, поскольку для разрешения поставленного в ней вопроса не требуется вынесение предусмотренного статьей 71 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" итогового решения в виде постановления.

3. В соответствии со статьей 100 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" дело гражданина Шеховцова Егора Владимировича подлежит пересмотру в установленном порядке, если для этого нет иных препятствий.

4. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

5. Настоящее Определение подлежит опубликованию в "Российской газете", "Собрании законодательства Российской Федерации" и "Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации".


Конституционный Суд
Российской Федерации

     
     
     
Текст документа сверен по:
Собрание законодательства
Российской Федерации,
N 3, 16.01.2006, ст.341

Номер документа: 428-О
Принявший орган: Конституционный Суд Российской Федерации
Дата принятия: 01 декабря 2005

Поиск в тексте