• по
Более 48000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


Верховный Суд Российской Федерации
ВОЕННАЯ КОЛЛЕГИЯ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 30 августа 2005 года N 1-011/03

     
     
Невыполнение требований уголовно-процессуального закона при формировании коллегии присяжных заседателей и формулировке вопросов привело к отмене приговора



По приговору Северо-Кавказского окружного военного суда от 25 мая 2005 года У., К., В. и П. оправданы по обвинению в преступлениях, предусмотренных ст.ст.105,167 и 286 УК РФ.

Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации отменила приговор в связи с существенными нарушениями уголовно-процессуального закона, выразившимися в следующем.

Формирование коллегии присяжных заседателей, вопреки требованиям ст.328 УПК РФ об участии в этом процессуальном действии сторон обвинения и защиты, происходило в отсутствие потерпевших Б. и Т., не явившихся в судебное заседание в связи с болезнью детей, потерпевшего А. - в связи с заболеванием.

Председательствующий судья, при отсутствии документального подтверждения причин неявки потерпевших и сведений о вручении потерпевшему А. извещения о дате судебного заседания, не разрешив вопрос об уважительности причин неявки, отказал в удовлетворении ходатайства представителей потерпевших и государственных обвинителей об отложении судебного разбирательства и принял решение о его продолжении и формировании коллегии присяжных заседателей в отсутствие названных участников уголовного судопроизводства со стороны обвинения.

Мотивируя свое решение, судья пришел к категоричному выводу, что интересы не явившихся участников процесса будут надлежащим образом защищены государственными обвинителями и представителями потерпевших, чем ограничил права потерпевших, поскольку согласно ч.10 ст.42 УПК РФ участие в судебном разбирательстве представителей потерпевших не лишает потерпевших права на личное участие в судебном заседании.

Формирование коллегии присяжных заседателей, в нарушение требований ч.23 ст.328 УПК РФ, проведено в открытом судебном заседании, что выразилось в допуске в судебное заседание П. при отсутствии в материалах уголовного дела документов, подтверждающих ее статус стажера адвоката.

При разрешении мотивированных письменных ходатайств сторон об отводах присяжных заседателей председательствующий судья, доводя свое решение по ним до сведения сторон, в нарушение требования ч.10 ст.328 УПК РФ, раскрыл мотивы, которыми они руководствовались при заявлении отводов.

Несовместимыми с требованиями уголовно-процессуального закона о необходимости соблюдения судом принципа объективности и беспристрастности следует признать некоторые действия председательствующего, поскольку они могли быть восприняты присяжными заседателями в качестве ориентировки на определенный конечный результат судебного разбирательства, что выразилось в использовании им выражений: "Не судите, да не судимы будете!", "Каким судом судишь ты, таким судом и сам судим будешь!" при разъяснении в кратком вступительном слове стоящих перед присяжными заседателями задач.

В нарушение требования ч.2 ст.385 УПК РФ председательствующий судья ограничил право государственных обвинителей на представление доказательств, поскольку отказал в удовлетворении их ходатайств об оглашении и исследовании с участием присяжных заседателей изъятой у свидетеля М. записки с изложением подсудимым У. собственного текста показаний, которые свидетель должен был давать при допросах в военной прокуратуре.

Отказано также в оглашении показаний свидетеля А. о работе У. по подготовке других свидетелей к даче необходимых ему показаний по обстоятельствам содеянного.

Основания отказа в удовлетворении названных ходатайств являются несостоятельными, поскольку представленные стороной обвинения доказательства признаны допустимыми, не относятся к данным о личности У., а имеют прямую причинную связь с фактическими обстоятельствами содеянного подсудимыми и подлежат непосредственному исследованию для последующей оценки присяжными заседателями в совокупности с другими доказательствами при вынесении вердикта.

Ограничением права государственных обвинителей на представление доказательств является и снятие их вопроса свидетелю М. о том, предлагал ли У. последнему давать показания, не соответствующие действительности.

В соответствии с требованиями ч.4 ст.338 УПК РФ судья в совещательной комнате окончательно формулирует вопросы с учетом замечаний и предложений сторон и вносит их в вопросный лист.

В любом случае отказа сторонам в постановке того или иного вопроса либо в формулировке вопросов согласно их предложениям судья обязан вынести мотивированное постановление, поскольку заявление стороны о постановке вопроса является ходатайством, которое по закону должно быть разрешено соответствующим постановлением.

Из протокола судебного заседания видно, что председательствующий, вопреки предложениям государственных обвинителей по формулировке вопросов N 1 о замене слова "смерть" на слово "погиб", N 7 - слов "причинение смерти" на слова "лишение жизни", N 6 - о замене предложения "...С., Б., Т. и Д. была причинена смерть от огнестрельных ранений головы и других жизненно важных органов" на предложение "...в результате этого С., Б., Т. и Д. погибли от полученных огнестрельных ранений головы и других частей тела", оставил первоначально предложенные варианты вопросов, не приведя мотивов отклонения предложений государственных обвинителей.

Аналогичным образом поступил судья и при отказе в удовлетворении предложений стороны защиты по формулировке вопросов N 2, 15.

Председательствующий судья вместо удовлетворения или отказа в удовлетворении предложений государственных обвинителей и стороны защиты о замене выражения "...явно превышая предоставленные полномочия..." на выражение "...действуя в нарушение требований законов, Устава внутренней службы Вооруженных Сил РФ..." в вопросах N 2, 7, 11, 24, 28 изменил первоначальные варианты формулировок на другие, чем лишил стороны обвинения и защиты права на их обсуждение.

Не соблюдена судом и ст.339 УПК РФ, содержащая требования, предъявляемые к вопросному листу, порядку постановки и содержанию вопросов коллегии присяжных заседателей.

Вопросный лист свидетельствует о том, что председательствующий, вопреки требованию о постановке вопросов в ясных и понятных присяжным заседателям формулировках, поставил громоздкие вопросы, почти дословно переписав в него содержание обвинения каждого подсудимого, что могло создать у присяжных заседателей трудности при вынесении вердикта и привело к его неясности и противоречивости.

Из ответов на вопросы N 2, 7, 11, 15, 19, 24, 28 и 32 остается неясным, что именно присяжными заседателями признано недоказанным - совершение подсудимыми У., К., П. и В. действий, повлекших указанные в обвинении каждого из них последствия, или обстоятельства и условия, при которых эти действия были совершены, подлежащие оценке присяжными заседателями при ответах на вопросы о виновности подсудимых, а не о доказанности совершения каждым из них конкретных деяний, вмененных в вину.

На вопросы N 5, 10, 14, 18, 22, 27, 31 и 35 о доказанности совершения подсудимыми У., К., П. и В. действий, повлекших указанные в обвинении каждого из них последствия, при обстоятельствах и условиях, соответствующих позиции стороны защиты, присяжные заседатели дали положительный ответ.

Несмотря на то, что на вопрос о доказанности совершения подсудимыми действий и причинения в результате их последствий, изложенных в обвинении, поставленный по позиции стороны обвинения и стороны защиты, присяжные заседатели дали прямо противоположные ответы, председательствующий, вопреки требованиям ст.345 УПК РФ, не указал присяжным заседателям на неясность и противоречивость вердикта и не предложил им возвратиться в совещательную комнату для внесения уточнений в вопросный лист.

Не соблюдено также требование уголовно-процессуального закона о необходимости постановки трех основных вопросов по версиям каждой из сторон. Вопрос о виновности У., К., П. и В. в совершении деяний по версии стороны защиты присяжным заседателям не был поставлен, что противоречит п.3 ч.1 ст.339 УПК РФ и привело к самостоятельному выводу судьи о невиновности всех четверых подсудимых в совершении деяний по названной версии.

При таких обстоятельствах приговор отменен и уголовное дело направлено на новое судебное разбирательство, в ходе которого необходимо выполнить требования уголовно-процессуального закона и создать надлежащие условия для объективного и справедливого разрешения дела.


Текст документа сверен по:
"Право в Вооруженных Силах",
N 1, 2006 год
     

Номер документа: 1-011/03
Принявший орган: Верховный Суд Российской Федерации
Дата принятия: 30 августа 2005

Поиск в тексте