• по
Более 58000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

     
КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 24 ноября 2005 года N 448-О


Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Каланчева Вадима Анатольевича на нарушение его конституционных прав положениями статей 8 и 9 Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности"

Конституционный Суд Российской Федерации в составе заместителя Председателя В.Г.Стрекозова, судей Н.С.Бондаря, Г.А.Гаджиева, Ю.М.Данилова, Л.М.Жарковой, Г.А.Жилина, С.М.Казанцева, М.И.Клеандрова, А.Л.Кононова, Л.О.Красавчиковой, С.П.Маврина, Н.В.Мельникова, Ю.Д.Рудкина, О.С.Хохряковой, Б.С.Эбзеева, В.Г.Ярославцева, рассмотрев по требованию гражданина В.А.Каланчева вопрос о возможности принятия его жалобы к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

установил:

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин В.А.Каланчев оспаривает конституционность положений статей 8 и 9 Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности", определяющих условия проведения оперативно-разыскных мероприятий, а также основания и порядок судебного рассмотрения материалов об ограничении конституционных прав граждан при проведении оперативно-разыскных мероприятий.

Как следует из представленных материалов, В.А.Каланчев по приговору Усинского городского суда Республики Коми от 1 ноября 2004 года признан виновным в совершении преступления, предусмотренного частью первой статьи 285 УК Российской Федерации (Злоупотребление должностными полномочиями). В качестве одного из доказательств виновности В.А.Каланчева использовались результаты прослушивания его телефонных переговоров, проводившегося с 16 января 2003 года в течение 180 суток по постановлению председателя Верховного суда Республики Коми. Поданные В.А.Каланчевым и его адвокатом в Верховный Суд Российской Федерации жалобы о признании названного постановления суда незаконным на том основании, что оно было вынесено с нарушением Конституции Российской Федерации, Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности" и Закона Российской Федерации "О связи", в частности не содержало необходимых сведений о признаках противоправного деяния, в отношении которого разрешено проводить оперативно-разыскное мероприятие, о лице, чьи конституционные права подлежат ограничению, и о конкретных номерах телефонов и их местонахождении, а также не было подписано уполномоченным лицом и имело другие недостатки, были оставлены без удовлетворения.

В период судебного разбирательства по уголовному делу в Усинском городском суде В.А.Каланчев обратился с ходатайством об исключении из числа доказательств аудиозаписей его телефонных разговоров и других доказательств, полученных на основании постановления от 16 января 2003 года, однако доводы ходатайства судом были признаны несостоятельными. В удовлетворении кассационной и надзорной жалоб заявителю также было отказано. Кроме того, Управление ФСБ Российской Федерации по Республике Коми отказало В.А.Каланчеву и его адвокату в просьбе о выдаче копии вынесенного им постановления о проведении оперативно-технических мероприятий либо об ознакомлении с ним.

Заявитель полагает, что оспариваемые им статьи 8 и 9 Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности", позволяя произвольно решать вопрос о проведении оперативно-разыскных мероприятий, ограничивающих конституционные права человека и гражданина, в отношении неопределенного круга лиц на основании судебного решения, не отвечающего требованиям закона, и препятствуя получению гражданами информации, необходимой для осуществления защиты в суде их прав и законных интересов, привели к нарушению его конституционных прав, гарантированных статьями 2, 17, 18, 19 (часть 1), 21, 23, 24, 25, 45, 46 (части 1 и 2), 55 (части 2 и 3), 56 (часть 3) Конституции Российской Федерации.

Секретариат Конституционного Суда Российской Федерации в порядке части второй статьи 40 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" ранее уведомлял заявителя о том, что его жалоба не соответствует требованиям названного Закона.

2. Согласно статьям 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" гражданин вправе обратиться в Конституционный Суд Российской Федерации с жалобой на нарушение своих конституционных прав и свобод законом и такая жалоба признается допустимой, если оспариваемым законом, примененным или подлежащим применению в деле заявителя, затрагиваются его конституционные права и свободы.

Между тем из содержания жалобы В.А.Каланчева и приложенных к ней материалов не следует, что оспариваемыми положениями статей 8 и 9 Закона Российской Федерации "Об оперативно-розыскной деятельности" были нарушены его конституционные права.

2.1. Федеральный закон "Об оперативно-розыскной деятельности", хотя и не определяет детально в статьях 8 и 9 процедуру проведения оперативно-разыскных мероприятий, ограничивающих конституционные права граждан, вместе с тем устанавливает, что их осуществление возможно лишь в целях выполнения задач, предусмотренных статьей 2 названного Федерального закона, и только при наличии оснований, указанных в его статье 7. При этом проведение оперативно-разыскных мероприятий, ограничивающих конституционные права граждан на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электрической и почтовой связи, производится не иначе как по судебному решению и только в связи с таким деянием, по которому обязательно производство предварительного следствия. Как следует из представленных материалов, оперативно-разыскные мероприятия (прослушивание телефонных переговоров) в отношении заявителя проводились в связи с информацией о признаках злоупотребления должностными полномочиями, т.е. преступления, по которому в соответствии с частью второй статьи 151 УПК Российской Федерации производство предварительного следствия обязательно.

Что же касается затронутого В.А.Каланчевым вопроса об использовании результатов оперативно-разыскных мероприятий при доказывании по уголовному делу, то, как подчеркивалось в официально опубликованном Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 1 декабря 1999 года по жалобе гражданина К.О.Барковского, в соответствии со статьей 50 (часть 2) Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона. Такие доказательства признаются не имеющими юридической силы и не могут быть использованы для обоснования обвинения, при производстве дознания, предварительного расследования и разбирательстве уголовного дела в суде. Устранение их из уголовного дела обеспечивается соответствующими должностными лицами органов предварительного расследования и прокуратуры, а также судами, которые должны гарантировать участникам процесса право на судебную защиту их прав и свобод, в том числе нарушенных в связи с не отвечающими требованиям закона методами доказывания. Это вытекает из статей 18 и 46 Конституции Российской Федерации, согласно которым права и свободы человека и гражданина обеспечиваются правосудием, а также диктуется закрепленным в статье 21 Конституции Российской Федерации принципом охраны достоинства личности, предполагающим, в частности, обязанность государства обеспечивать каждому как равноправному субъекту возможность защищать свои права всеми не запрещенными законом способами и спорить с государством в лице любых его органов и должностных лиц, в том числе осуществляющих расследование по уголовным делам.

Результаты оперативно-разыскных мероприятий являются не доказательствами, а лишь сведениями об источниках тех фактов, которые, будучи полученными с соблюдением требований Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности", могут стать доказательствами только после закрепления их надлежащим процессуальным путем, а именно на основе соответствующих норм уголовно-процессуального закона, т.е. так, как это предписывается статьями 49 (часть 1) и 50 (часть 2) Конституции Российской Федерации.

Таким образом, нормами, содержащимися в статьях 8 и 9 Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности", конституционные права заявителя не нарушаются.

Определение же того, были ли затронуты права заявителя решениями о проведении в отношении него оперативно-технических мероприятий по прослушиванию его телефонных переговоров, наблюдению с использованием аудио-, видеозаписи, негласному обследованию помещений, контролю почтовых отправлений, а равно последующая проверка законности и обоснованности этих решений в компетенцию Конституционного Суда Российской Федерации не входят.

2.3*. В Определении от 14 июля 1998 года по делу о проверке конституционности отдельных положений Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности" Конституционный Суд Российской Федерации обратил внимание на особый характер полномочий суда по осуществлению процедуры независимого одобрения оперативно-разыскных мероприятий, связанных с ограничениями конституционных прав граждан, указав при этом на то, что предусмотренные его статьей 9 правила судебного рассмотрения и соответствующая процессуальная мера (санкция судьи) связаны с решением задач уголовно-правового характера, хотя сама по себе данная процедура не является ни судебным разбирательством, ни даже подготовительными действиями к судебному заседанию. Открытости, гласности и состязательности сторон в этом процессе быть не может, ибо в противном случае негласные по своему характеру оперативно-разыскные мероприятия стали бы просто невозможны, а сама оперативно-разыскная деятельность утратила бы смысл. Именно поэтому судебное решение выдается органу - инициатору проведения оперативно-разыскных мероприятий и не выдается проверяемому лицу.
____________________
* Нумерация соответствует оригиналу. - Примечание "КОДЕКС".


Вместе с тем, поскольку в этой процедуре суд общей юрисдикции действует непосредственно в силу требований статей 23 (часть 2) и 25 Конституции Российской Федерации и в рамках, определяемых ее статьями 46, 118 и 126, его решения, их содержание и форма должны отвечать общим требованиям, предъявляемым к любым процессуальным решениям, которые должны быть законными, обоснованными и мотивированными. Часть четвертая статьи 9 названного Федерального закона прямо предусматривает, что по результатам рассмотрения материалов об ограничении конституционных прав граждан на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электрической и почтовой связи, на неприкосновенность жилища при проведении оперативно-разыскных мероприятий судья выносит мотивированное постановление, заверенное печатью, которое выдается инициатору проведения оперативно-разыскного мероприятия. Каких-либо предписаний, освобождающих суд от выполнения требования о мотивированности вынесенного решения, оспариваемая норма не содержит.

Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 40, пунктом 2 части первой статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Каланчева Вадима Анатольевича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Заместитель Председателя
Конституционного Суда
Российской Федерации
В.Г.Стрекозов

Судья-секретарь
Конституционного Суда
Российской Федерации
Ю.М.Данилов

     
     

Текст документа сверен по:
рассылка

Номер документа: 448-О
Принявший орган: Конституционный Суд Российской Федерации
Дата принятия: 24 ноября 2005

Поиск в тексте