• по
Более 56000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


Верховный Суд Российской Федерации
ВОЕННАЯ КОЛЛЕГИЯ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 9 февраля 2006 года N 2-3/06


[В пересмотре приговора, которым лицо осуждено по п."в" ч.2 ст.132 УК РФ, по ст.105 ч.2 п.п."в", "к" УК РФ, правомерно отказано, так как вина осужденного подтверждается совокупностью доказательств по делу]



Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе: председательствующего генерал-лейтенанта юстиции Захарова Л.М. и судей полковника юстиции Королева Л.А., генерал-майора юстиции Шалякина А.С., рассмотрела в заседании от 9 февраля 2006 года уголовное дело по кассационным жалобам осужденного П-на А. и его защитника-адвоката Д-ки В. на приговор Тихоокеанского флотского военного суда от 25 ноября 2005 года, согласно которому военнослужащий войсковой части 2069 младший сержант контрактной службы П-ин А., родившийся ..., ранее не судимый, осужден к лишению свободы: по п."в" ч.2 ст.132 УК РФ на 12 лет, по ст.105, ч.2, п.п."в", "к", УК РФ на 18 лет, а по совокупности совершенных преступлений - к 22 годам в исправительной колонии строгого режима.

В счет возмещения материального ущерба и компенсации морального вреда в пользу потерпевшей Р-ан А. с П-на А. присуждено к взысканию 56532 рубля 50 копеек и 200000 рублей соответственно.

Заслушав доклад генерал-майора юстиции Шалякина А.С., а также мнение старшего военного прокурора отдела управления Главной военной прокуратуры П-на А., полагавшего необходимым приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденного П-на А. и его защитника-адвоката Д-ки В. - без удовлетворения, Военная коллегия

установила:


П-ин признан виновным в насильственных действиях сексуального характера, совершенных с использованием беспомощного состояния потерпевшей, заведомо не достигшей четырнадцатилетнего возраста и убийстве лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, сопряженном с насильственными действиями сексуального характера.

Как указано в приговоре, эти преступления совершены им при следующих установленных судом обстоятельствах.

15 января 2005 года в пос.Дальнем гор.Петропавловска-Камчатского П-ин обманом посадил малолетнюю К. Р-ан, 1999 года рождения, в свою машину и вывез в безлюдную местность.

Воспользовавшись беспомощным состоянием ребенка, П-ин совершил с К. насильственные действия сексуального характера, а затем задушил ее.

В кассационной жалобе осужденный П-ин утверждает о своей непричастности к совершению вмененных ему по приговору преступлений, отсутствии у него причин и мотивов для этих преступных деяний.

Он полагает приговор необоснованным, а изложенные в нем выводы несоответствующими фактическим обстоятельствам дела.

По мнению осужденного, оценка доказательств судом дана неправильно и избирательно, что свидетельствует об обвинительном уклоне.

Так, указывает в жалобе П-ин, его пояснения, данные в судебном заседании, необоснованно отвергнуты, а показания, полученные на первоначальном этапе предварительного следствия, положены в обоснование приговора.

Однако эти показания, утверждает П-ин, получены с нарушением закона, путем морального и физического на него воздействия со стороны оперативных работников милиции. В обоснование этого довода П-ин подробно описывает имевшиеся у него телесные повреждения и подвергает сомнению выводы, изложенные в заключении судебно-медицинского эксперта в отношении себя.

Об обвинительном уклоне, по мнению П-на, свидетельствует то обстоятельство, что присутствующие в ходе проверки показаний на месте лица, допрошенные в суде в качестве свидетелей (Б-ой, Д-ук и Г-ов), дали по сути дословные друг другу показания. Он же пояснил все под диктовку следственных работников и на местности не ориентировался.

К тому же, утверждает далее П-ин, он предварительно незаконно был вывезен на место происшествия, где его запугали и путем угроз заставили впоследствии оговорить себя.

П-ин в кассационной жалобе пытается объяснить наличие и отсутствие следов микрочастиц на одежде Кати и своей, утверждая при этом, что свои вещи он не стирал, а сам до своего задержания не мылся. Осужденный обращает внимание и на отсутствие следов крови и биологических выделений от потерпевшей на себе и его одежде, а также принадлежащих ему на теле К. Р-ан.

Аналогичные вышеперечисленным доводы приведены в кассационной жалобе и защитником осужденного - адвокатом Д-ки В., который, анализируя их считает, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, установленным в судебном заседании.

Осужденный, кроме того, дает собственную оценку показаниям свидетелей Р-на О., Г-ой, потерпевшей Р-ан А. и делает вывод о том, что и они не подтверждают его виновности в инкриминируемых ему преступлениях.

В то же время свидетель Е-ва, утверждает П-ин, подтвердила его алиби, пояснив о времени его встречи с К. Р-ан и последующего приезда домой.

Положенное в обоснование приговора содержание записки, написанной им своей сожительнице Е-ой из ИВС, также не может служить доказательством его виновности, поскольку ее текст исполнен им в связи с обманом и уговорами со стороны сокамерников.

Осужденный также обращает внимание суда кассационной инстанции и на неквалифицированную, по его мнению, помощь защитников, оказанную ему в ходе предварительного следствия.

В заключение жалобы осужденный и его защитник адвокат Д-ка В. просят приговор отменить и направить дело на новое судебное разбирательство.

Рассмотрев материалы уголовного дела и обсудив доводы, приведенные в кассационных жалобах осужденного и его защитника адвоката Д-ки В. Военная коллегия находит, что Прокошкин обоснованно осужден за совершение вмененных ему по приговору преступлений.

Утверждение в жалобе осужденного и его защитника о том, что П-ин не причастен к совершению насильственных действиях сексуального характера и последующему убийству Р-ан К., не соответствует действительности, поскольку опровергается совокупностью собранных по делу доказательств, исследованных в судебном заседании.

Виновность П-на в совершении указанных преступлений подтверждается показаниями самого П-на, данными им в ходе допросов и проверки его показаний на месте, изложенных в протоколах от 18, 19 и 21 января 2005 года, когда он подробно пояснил и наглядно продемонстрировал действия, связанные с сексуальным посягательством и последующим убийством Р-ан К., а также собственноручно написанного им заявления на имя прокурора города Петропавловска-Камчатского; показаниями свидетелей Р-на, К-на и З-ва об отсутствии в отношении П-на насилия и применением в отношении него наручников лишь при доставке в учреждение предварительного заключения; свидетеля Б-ой, проводившей с помощью полиграфа психологическое тестирование П-на и пояснившей об отсутствии каких-либо запрещенных методов дознания и следов побоев у П-на, а также подробно рассказавшей суду о том, что использование полиграфа вообще исключает нахождение испытуемого в состоянии стресса; исследованными в ходе судебного заседания записями в журнале первичного опроса и регистрации оказания медицинской помощи лицам, поступающим для содержания в изолятор временного содержания при УВД гор.Петропавловска-Камчатского, согласно которым 19 января 2005 года при поступлении в ИВС П-ин жалоб не предъявлял, и никаких телесных повреждений у него не имелось; показаниями свидетелей Б-го и Д-ка, принимавших участие 19 января 2005 года в проверке показаний подозреваемого П-на на месте в качестве понятых, а также Г-ва, пояснивших суду о добровольно данных осужденным показаниях об обстоятельствах, механизме совершения преступных действий в отношении К. Р-ан и месте сокрытия трупа убитой им девочки; пояснениями сотрудников ИВС - свидетелей С-ва и П-ва об отсутствии у П-на 20 января 2005 года следов насилия и о том, что П-ин в судебном заседании 35 гарнизонного военного суда дал признательные показания об обстоятельствах совершенных им преступлений; результатами проведенной прокуратурой города Петропавловска-Камчатского проверки по обстоятельствам причинения П-ну телесных повреждений, обнаруженных при освидетельствовании последнего 1 февраля 2005 года; выводами, изложенными в заключении судебно-медицинского эксперта, произведшего исследование трупа К. Р-ан, объективно подтвердившего факт совершения с последней насильственных действий сексуального характера и последующего удушения; исследованной в судебном заседании запиской, написанной П-ым Е-ой О., в которой были приведены такие подробности, которые могли быть известны лишь лицу, непосредственно причастному к преступлению; заключениями криминалистических судебных экспертиз от 25 и 28 марта 2005 года о наличии на одежде П-на волокон носильных вещей К. Р-ан и наоборот, и о том, что изъятые с заднего сиденья автомобиля П-на перья имели общую групповую принадлежность с перьями, образующими отделку джемпера потерпевшей Р-ан К.; заключением судебно-биологической экспертизы от 21 марта 2005 года о том, что обнаруженная на двух чехлах передних сидений и на заднем сиденье автомобиля П-на слюна, по своим антигенным свойствам могла произойти от потерпевшей Р-ан; показаниями потерпевшей Р-ан А. и свидетеля Е-ой, исключающими возможность оставления микроволокон на одежде П-на и К. Р-ан ранее 15 января 2005 года; заключением экспертов-психиатров, исследовавших состояние психики П-на и другими доказательствами, которые полно и правильно приведены в приговоре и всем им дана надлежащая оценка.

Для постановления в отношении П-на обвинительного приговора доказательств по делу собрано достаточно, и все они, положенные в его обоснование, являются допустимыми.

Предусмотренные в ст.73 УПК РФ подлежащие доказыванию обстоятельства, в том числе время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления, приговором установлены.

Оснований, влекущих отмену постановленного в отношении П-на обвинительного приговора, указанных в ст.379 УПК РФ, не имеется.

Об отсутствии со стороны суда обвинительного уклона свидетельствует прежде всего то обстоятельство, что он исключил из обвинения П-на ряд квалифицирующих признаков, чем улучшил его положение.

Поэтому и утверждение П-на об обратном следует расценить как явно надуманное.

Недозволенных законом методов получения показаний к П-ну со стороны оперативных и следственных работников, как установлено в суде, не применялось, и все следственные действия с ним проведены с участием защитника.

Приговор как в целом, так и в данной части мотивирован с достаточной полнотой, а приведенные в нем основания опровергают доводы осужденного и его защитника об обратном.

Более того, из дела усматривается, что данные, касающиеся обстоятельств насильственных действий сексуального характера в отношении К. Р-ан и последующего ее убийства, следствию, до дачи осужденным первоначальных показаний, известны не были.

Суд кассационной инстанции обращает особое внимание на то, что П-ин с его добровольного согласия был подвергнут тестированию с помощью полиграфа, использование которого исключает возможность применения к испытуемому морального воздействия и тем более физического насилия.

Показания свидетелей Б-го, Д-ка и Г-ва, на которые осужденный ссылается в своей жалобе, не могут свидетельствовать о невиновности П-на либо о своей недостоверности. Напротив, они последовательны и подтверждают, что в ходе проверки показаний на месте с участием последнего, он уверенно ориентировался на месте происшествия и давал показания добровольно, без принуждения. Поскольку указанные свидетели одновременно видели и слышали показания П-на и демонстрацию им своих преступных действий, по своей сути их пояснения не могли отличаться друг от друга.

Утверждение П-на о том, что он заранее, вне процессуального порядка, вывозился сотрудниками милиции на место обнаружения трупа К. Р-ан, не нашло в судебном заседании своего подтверждения.

Не приведено убедительных мотивов этому и в кассационной жалобе осужденного, что позволяет расценить данный довод как явно надуманный.

Кроме того, указанные П-ым в признательных показаниях, данных им в ходе допросов и проверки его показаний на месте, изложенных в протоколах от 18, 19 и 21 января 2005 года, когда он подробно пояснил и наглядно продемонстрировал действия, связанные с сексуальным посягательством и последующим убийством Р-ан К., а также собственноручно написанного им заявления на имя прокурора города Петропавловска-Камчатского подробности, не могли быть известны лицу, не причастному к совершению преступных действий в отношении К. Р-ан, а также продиктованы П-ну следственными работниками в ходе дачи им показаний, как о том указывают в жалобе осужденный и его защитник.

Показания свидетелей Р-на О., Г-вой и потерпевшей Р-ан А., вопреки утверждению осужденного, являются последовательными и согласуются как между собой, так и с другими собранными по делу доказательствами, положенными судом в обоснование приговора.

Исходя из этих показаний, суд сделал правильный вывод о том, что 15 января 2005 года К. Р-ан выезжала со двора своего дома в автомобиле П-а и именно под управлением последнего.

Показания свидетеля Е-ой, вопреки мнению осужденного, не свидетельствуют о его невиновности и тем более, об алиби П-на на вечер 15 января 2005 года.

Вопреки мнению авторов кассационных жалоб, в приговоре дан подробный анализ механизма и обстоятельств образования следов наложений микрочастиц одежды К. Р-ан на носильных вещах П-а и наоборот.

Изложенные в заключениях криминалистических судебных экспертиз выводы, в совокупности с другими исследованными судом доказательствами, бесспорно свидетельствуют о том, что именно П-ин, а не другое лицо, совершил в отношении К. Р-ан вмененные по приговору преступления и, вопреки мнению осужденного и его защитника, не свидетельствуют о непричастности П-на к содеянному в отношении потерпевшей.

Факт стирки форменной куртки П-на 15 января 2005 года установлен, в том числе и показаниями свидетеля Е-ой, и он объясняет отсутствие на ней следов крови и биологических выделений, происходящих от потерпевшей.

То обстоятельство, что на теле П-на не обнаружены следы крови и биологических выделений, происходящих от Р-ан К., не свидетельствует о его непричастности к совершению вмененных по приговору преступлений, поскольку он был освидетельствован судебным медиком только на пятые сутки после события преступления, а до этого он неоднократно мылся.

Об этом в ходе предварительного следствия и в изъятой в ИВС написанной им записке сообщал сам осужденный. Поэтому и довод об обратном лишен оснований.

Отсутствию биологических выделений П-на на теле потерпевшей, равно как и факту отсутствия среди волокон, изъятых со смывов ногтевых пластин рук трупа К. Р-ан, таковых входящих в состав материалов одежды П-на, в приговоре дана надлежащая оценка.

Таким образом, указанные выше обстоятельства, на которые обращают внимание в жалобах осужденный и его защитник, не ставят под сомнение существо приговора.

Довод П-на о том, что адресованная им своей сожительнице Е-ой из ИВС записка написана по провокационному совету сокамерников, и поэтому не может расцениваться как доказательство его вины, является несостоятельным. В этой записке, исследованной в ходе судебного заседания, П-ым были приведены такие подробности, которые могли быть известны лишь лицу, непосредственно причастному к преступлениям в отношении К. Р-ан.

Сам П-ин в суде пояснил, что именно он ее исполнил текст.

Приговор как в целом, так и в данной части мотивирован с достаточной полнотой.

Оценка профессиональной деятельности адвокатов, осуществляющих защиту интересов подозреваемых и обвиняемых в порядке уголовно-процессуального производства, к компетенции судов законом не отнесена.

Более того, из материалов дела усматривается, что П-ин в ходе предварительного следствия, а именно 4 февраля 2005 года отказался от услуг защитника К-ва и заявил ходатайство о том, чтобы его интересы представлял адвокат Д-ка. С этого времени указанный адвокат осуществлял защиту П-на в соответствии с его волеизъявлением. Претензий к защитнику Д-ке П-ин не имел.

Поэтому и довод осужденного о непрофессиональной помощи защитников, оказанной ему в ходе предварительного следствия беспредметен.

Гражданский иск разрешен в соответствии с требованиями закона.

Наказание назначено П-ну с учетом всех обстоятельств дела и данных о его личности.

На основании изложенного Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь ст.ст.377, 378, ч.1, п.1, и 388 УПК РФ,

определила:


Приговор Тихоокеанского флотского военного суда от 25 ноября 2005 года в отношении П-на А. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденного и его защитника Д-ки В. - без удовлетворения.


Судья Верховного Суда
Российской Федерации
А.С.Шалякин

Секретарь
Г.П.Хорняк




Текст документа сверен по:
рассылка

Номер документа: 2-3/06
Принявший орган: Верховный Суд Российской Федерации
Дата принятия: 09 февраля 2006

Поиск в тексте