• по
Более 57000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


Верховный Суд Российской Федерации
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 7 августа 2006 года N 3-006-20


[Суд отказал в пересмотре приговора, по которому лицо оправдано по ст.114 ч.1 УК РФ за отсутствием в его действиях состава преступления, т.к. осужденный на момент совершения общественно опасного деяния не достиг возраста, с которого наступает ответственность по этой статье]



Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе: председательствующего - Магомедова М.М., судей - Подминогина В.Н. и Истоминой Г.Н. рассмотрела в судебном заседании от 7 августа 2006 года кассационное представление государственного обвинителя А-ва А. на приговор Верховного суда Республики Коми от 6 июня 2006 года, которым

Т-на О., ..., несудимая, осуждена по ст.108 ч.1 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы.

В соответствии со ст.73 УК РФ назначенное наказание постановлено считать условным с испытательным сроком 1 год. На основании п.5 постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации "Об объявлении амнистии в связи со 100-летием Государственной Думы в России" от 19 апреля 2006 года Т-на О. от отбытия наказания освобождена.

Т-н В., ..., несудимый, оправдан по ст.114 ч.1 УК РФ за отсутствием в его действиях состава преступления.

Заслушав доклад судьи Подминогина В.Н., мнение прокурора М-ко О., поддержавшего доводы кассационного представления, судебная коллегия

установила:

Приговором суда Т-на О. признана виновной в совершении убийства своего сожителя П-ва, при превышении пределов необходимой обороны.

Преступление ею совершено 19 августа 2004 года в кв.5 дома 19 в переулке Торговом п.Кожва Печерского района Республики Коми при обстоятельствах изложенных в приговоре.

Органами следствия Т-ну В. было предъявлено в том, что он 19 августа 2004 года вечером, находясь у себя дома, после того как П-в в процессе ссоры с его матерью Т-ной О. стал оскорблять ее и нанес ей один удар рукой в область плеча, а затем схватил Т-ну за одежду и та, действуя умышленно, на почве устойчивых личных неприязненных отношений, имея умысел на причинение смерти П-ву, осознавая, что не имеется никаких оснований для опасения за свою жизнь и жизнь своих детей - Т-на В. и Т-ной О., что своими противоправными действиями может причинить смерть П-ву и непременно желая этого, нанесла один удар ножом в жизненно важную часть тела П-ва - область шеи справа. Т-н В., увидев как П-в держит Т-ну за руки, тем самым пытаясь оградить ее от дальнейших противоправных действий, направленных на причинение телесных повреждений, Т-н В., действуя умышленно, на почве устойчивых личных неприязненных отношений, ошибочно полагая, что П-в осуществляет противоправные действия в отношении его матери, вооружившись куском веревки, накинул ее на шею П-ва, после чего стал оттаскивать П-ва от Т-ной, при этом пытаясь освободить руки Т-ной, тем самым дать возможность последней продолжить нанесение ударов ножом П-ву. После чего Т-н, действуя умышленно, осознавая, что в силу его физического развития ему не удастся оттащить П-ва и освободить руки Т-ной, действуя умышленно, преследуя умысел направленный на причинение смерти П-ву, выбежал на веранду, где вооружился имевшейся на веранде штыковой лопатой. После чего вернувшись обратно на кухню, продолжая действовать умышленно, осознавая, что своими противоправными действиями может причинить смерть П-ву и непременно желая этого, используя лопату в качестве оружия, нанес ему один удар ребром металлической части лопаты плашмя сзади в жизненно важную часть тела - область головы П-ва. От полученных телесных повреждений П-в упал на пол, после чего в силу полученных телесных повреждений не мог подняться. В это время Т-н В. действуя умышленно, совместно и согласованно с Т-ной, что своими противоправными действиями может причинить смерть П-ву и непременно желая этого, нанес еще не менее трех ударов острием металлической части лопаты в жизненно важную область тела П-ва - область шеи. После чего Т-н В., действуя умышленно, совместно и согласованно с Т-ной О., с целью окончательной реализации преступного умысла, направленного на причинение смерти П-ву, влили некоторое количество уксусной кислоты в полость рта П-ва. От полученных телесных повреждений П-в скончался.

Непосредственной причиной смерти П-ва явилось острое общее малокровие, развившееся в результате полученного им колото-резаного ранения шеи с пересечением правой общей сонной артерии.

Просле этого, 19 августа 2004 года, когда на улице стемнело, Т-н В., действуя совместно и согласованно с Т-ной О. с целью сокрытия трупа и следов совершенного преступления, погрузили труп на имевшуюся у них тележку и вывезли труп П-ва в район бывшей базы ООО "Лекон", расположенной недалеко от п. Кожва, где притопили труп в пожарном водоеме.

Эти действия Т-на В. квалифицированы по ст.105 ч.2 п."ж" УК РФ как убийство совершенное группой лиц.

Усмотрев в действиях Т-на признаки состава преступления, предусмотренного ст.114 ч.1 УК РФ, как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, совершенное при превышении пределов необходимой обороны, суд постановил оправдательный приговор в соответствии с п.2 ч.1 ст.24 УПК РФ за отсутствием состава преступления, поскольку Т-н не достиг возраста привлечения к уголовной ответственности.

В кассационном представлении государственного обвинителя ставится вопрос об отмене приговора в отношении Т-ной О. и Т-на В. в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам, установленным судом. Автор представления считает необоснованным исключение судом из обвинения Т-ной и Т-на вливания ими уксусной кислоты в ротовую полость потерпевшего. Это обстоятельство подтверждено всеми показаниями Т-на данными в процессе расследования дела. Эти показания подтверждены показаниями Т-ной О., допрошенной в качестве свидетеля в процессе расследования дела. Утверждение Т-на В. в судебном заседании о даче им таких показаний обусловлено действиями следователя, опровергнуто показаниями следователя Ч-ч.

Исходя из показаний Т-ной О. данных в процессе расследования дела, мотивом совершения преступления явилась злость Т-ной. Сам факт удара в плечо не влечет за собой опасности для жизни и здоровья, поэтому действия Т-ной не могут расцениваться как действия в условиях обороны. Считает неверной оценку судом субъективной стороны действий Т-ной, которая нанесла удар ножом в шею потерпевшего. Необоснованно и указание суда о том, что Т-на не продолжила действий, направленных на причинение смерти потерпевшего, поскольку ее действия были продолжены Т-ным, который сдавливал шею потерпевшего наносил ему удары лопатой. Поэтому Т-на не имела возможности продолжения своих действий.

Считает неверной оценку судом действий Т-на по ст.114 ч.1 УК РФ. Полагает, что судом не учтены его показания в процессе расследования в качестве подозреваемого и обвиняемого, из которых видно, что он наблюдал момент нанесения удара ножом потерпевшему Т-ной, после чего он стал оттаскивать П-ва, а затем взял лопату и нанес ей удары потерпевшему. После чего заливали в рот потерпевшего уксусную кислоту, вывезли и сбросили в пруд.

При правильном установлении судом фактических обстоятельств, им была дана неправильная оценка. Считает, что судом не учтены обстоятельства, которые могли повлиять на выводы. В связи с изложенным просит приговор суда отменить, дело направить на новое рассмотрение.

Проверив материалы, обсудив доводы кассационного представления, судебная коллегия находит приговор в отношении Т-ной О. и Т-на В. постановлен на основании исследованных в судебном заседании доказательств, анализ и оценка которым даны в приговоре.

В представлении государственного обвинителя не оспаривается тот факт, что инициатором конфликта был потерпевший П-в, который, находясь в состоянии опьянения пристал к Т-ной, чистящей ножом картошку, нанес ей удар в плечо и схватил за одежду.

Доводы Т-ной О. и Т-на В. о насилии П-ва в отношении Т-ной органами следствия не опровергнуты. Более того эти доводы нашли свое косвенное подтверждение в показаниях свидетелей М-ва, П-ха, Г-л, Ш-ва о скандалах устраиваемых П-вым, избиении им Т-ной и детей.

При таких обстоятельствах, вывод суда о нанесении удара Т-ной ножом П-ву было совершено в момент общественно опасного на нее посягательства, когда характер защиты явно не соответствовал характеру и опасности нападения. Поэтому доводы кассационного представления о том, что единичный удар в плечо не влечет за собой опасности для жизни и здоровья и действия Т-ной не могут быть расценены как действия в условиях обороны, неосновательны. Доводы кассационного представления о необоснованном выводе суда о том, что Т-на не продолжила своих действий в силу вмешательства Т-на В., который сдавливал шею потерпевшего шнуром, а затем наносил удары по голове лопатой, судебная коллегия также находит неосновательными. Судом на основании представленных стороной обвинения доказательств, установлено, что Т-н пытаясь освободить свою мать от П-ва, полагая, что нападение на нее не закончено, поскольку он держал мать за руки, пытался шнуром оттащить П-ва от матери, а когда ему это не удалось, он взял на веранде лопату, которой нанес потерпевшему три удара, причинив тяжкий вред здоровью потерпевшего, не находящегося в причинной связи с его смертью. Таким образом, суд обоснованно пришел к выводу о совершении Т-ным деяния, предусмотренного ст.114 ч.1 УК РФ, поскольку он причинил тяжкий вред здоровью потерпевшего при превышении пределов обороны матери.

Государственный обвинитель утверждает, что судом необоснованно исключено обвинение Т-ной О. и Т-на В. во вливании ими в рот потерпевшего уксусной кислоты. Как установлено судом смерть потерпевшего наступила от острого общего малокровия, развившегося в результате полученного им колото-резаного ранения шеи с пересечением правой общей сонной артерии. Суд обоснованно исключил из обвинения Т-на В. и Т-ной О. вливание ими в рот потерпевшего уксусной кислоты, поскольку этот факт, кроме противоречивых показаний осужденной и Т-на, от которых они отказались, не подтвержден. Поскольку все неразрешимые сомнения в виновности толкуются в пользу обвиняемых, суд исключил этот факт из их обвинения. Доводы же кассационного представления об этом носят предположительный характер.

Судебная коллегия не может согласиться с утверждением прокурора, о том, что Т-н В. видел только удар Т-ной ножом П-ву. Из показаний Т-на в судебном заседании видно, что он вступился за мать, когда П-в нанес ей несколько ударов. Затем схватил ее за руки, мать была испугана. При таких обстоятельствах, с учетом конфликтов и поведения П-ва в отношении матери ранее, у Т-на, как правильно указал суд, были основания встать на ее защиту. Суд правильно расценил действия Т-на как самостоятельные, повлекшие причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего при превышении пределов необходимой обороны.

Что касается последующих действий Т-ной О. и Т-на В., то они были направлены на сокрытие преступления и какой-либо юридеческой оценке не подлежат.

Приведенные данные в совокупности с другими доказательствами по делу свидетельствуют о правильности вывода суда о том, что посягательство со стороны П-ва имело место, однако не было связано с опасностью для жизни Т-ной либо с непосредственной угрозой такого насилия, а потому примененные Т-ной О. и Т-ным В. меры по защите от посягательства, приведшие к смерти потерпевшего, являются неправомерными, превышающими пределы необходимой обороны, и явно не соответствующими характеру и опасности посягательства.

Правовая оценка действий Т-ной О. по ст.108 ч.1 УК РФ, а Т-на В. по ст.114 ч.1 УК РФ является правильной.

Поскольку Т-н В. на момент совершения общественно опасного деяния не достиг возраста, с которого наступает ответственность по этой статье, суд обоснованно постановил в отношении него оправдательный приговор.

Наказание, назначенное Т-ной, соответствует тяжести содеянного, данным, характеризующим ее личность, и является справедливым.

Таким образом, оснований для отмены либо изменения приговора, как об этом ставится вопрос в кассационном представлении не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

Приговор Верховного суда Республики Коми от 6 июня 2006 года в отношении Т-ной О. и Т-на В. оставить без изменения, кассационное представление государственного обвинителя А-ва А. - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи




Текст документа сверен по:
рассылка

Номер документа: 3-006-20
Принявший орган: Верховный Суд Российской Федерации
Дата принятия: 07 августа 2006

Поиск в тексте