• по
Более 56000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


Верховный Суд Российской Федерации
ВОЕННАЯ КОЛЛЕГИЯ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 15 июня 2006 года N 1-023/06

     
[Суд отказал в пересмотре приговора, которым лицо осуждено по п."б" ч.2 ст.105 УК РФ, так как показания свидетеля о последовательности выстрелов в осужденного, которые, по мнению адвоката, противоречат данным эксперта-криминалиста, на законность и обоснованность приговора не влияют, поскольку сам факт убийства осужденным не оспаривается]

(Извлечение)



Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе: председательствующего генерал-лейтенанта юстиции Хомчика В.В. и судей генерал-майора юстиции Калиниченко Ю.А., полковника юстиции Королева Л.А. рассмотрела в заседании от 15 июня 2006 года уголовное дело по кассационным жалобам осужденного Г-ких В. и его защитника-адвоката П-ча М.И. на приговор Московского окружного военного суда от 27 марта 2006 года, согласно которому военнослужащий войсковой части ... прапорщик Г-ких В., ...,

осужден по п."б" ч.2 ст.105 УК РФ на 15 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима. На основании ст.48 УК РФ Г-ких лишен воинского звания "прапорщик".

В порядке возмещения материального ущерба и в счет компенсации морального вреда с войсковой части ... в пользу потерпевшей П-ч Н.А. присуждено к взысканию ... рублей и ... рублей соответственно.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ Калиниченко Ю.А., объяснения осужденного Г-ких и его защитника-адвоката П-ча в обоснование доводов, изложенных в кассационных жалобах, выступление старшего военного прокурора отдела Главной военной прокуратуры Б-ко С., полагавшего необходимым приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения, Военная коллегия

установила:

Г-ких признан виновным в умышленном причинении смерти другому человеку в связи с осуществлением этим лицом служебной деятельности при следующих обстоятельствах.

13 июня 2005 года Г-ких, будучи дежурным по парку войсковой части ... и находясь в состоянии алкогольного и наркотического опьянения, сообщил помощнику дежурного по части ложные сведения о пожаре и необходимости вызова пожарной команды.

По прибытии в парк пожарной команды, дежурный по части старший лейтенант П-ч А.П. обнаружил Г-ких в состоянии опьянения, а сообщение о пожаре не соответствующим действительности, в связи с чем высказал ему замечание.

Проявляя недовольство служебными действиями офицера, Г-ких произвел в него 15 выстрелов из табельного пистолета "ПМ", чем причинил тяжкий вред здоровью и смерть П-чу.

В кассационной жалобе осужденный Г-ких, не оспаривая вины в лишении жизни П-ча, утверждает об отсутствии умысла на его убийство в связи с исполнением им служебных обязанностей.

В действительности, отмечает Г-ких, в офицера П-ча он стрелял из-за его постоянных словесных оскорблений, а в день убийства высказанных и в адрес его семьи.

Адвокат П-ч в жалобе, а осужденный Г-ких и в кассационном заседании заявляют, что изложенные в приговоре выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, а поэтому его нельзя признать справедливым.

Защитник отмечает, что на предварительном следствии и в судебном заседании Г-ких показывал, что между ним и П-чем сложились неприязненные отношения, не связанные со служебной деятельностью.

Что касается вызова пожарной команды 13 июня 2005 года, то Г-ких сообщал не о пожаре, как ошибочно указано в приговоре, а о задымлении, которое к приезду пожарной команды могло рассеяться. В подтверждение этого по делу не был допрошен дневальный К-в, находившийся рядом с Г-ких, и который мог подтвердить наличие задымления в районе автопарка войсковой части.

Свидетели Н-в Д., Е-в А., О-в М., Х-в А., В-в В., Х-н Р. и Н-ль М., присутствовавшие на месте происшествия до убийства П-ча, подчеркивается в жалобе, содержания разговора П-ча с Г-ких не слышали и поэтому не могли утверждать о сделанных последнему замечаниях по службе. К противоречивым же показаниям свидетеля Х-на суду следовало отнестись критически.

По мнению адвоката, о наличии на протяжении длительного времени конфликтной ситуации между П-чем и Г-ких именно на личной почве свидетельствуют показания братьев и супруги его подзащитного Г-ких Е.

Безосновательно оставлен судом без внимания и факт применения П-чем насилия к Г-ких (нанесение удара в пах), что подтверждено медицинским освидетельствованием.

Все эти обстоятельства в совокупности, а также данные о личности и состояние здоровья Г-ких, неучтенное при назначении наказания, считает защитник П-ч, давали суду основания переквалифицировать его действия с п."б" ч.2 ст.105 на ч.1 ст.105 УК РФ и назначить наказание значительно ниже 10 лет лишения свободы.

Рассмотрев материалы уголовного дела и обсудив доводы кассационных жалоб, Военная коллегия находит приговор в отношении Г-ких законным и обоснованным.

Выводы суда о его виновности в убийстве офицера П-ча основаны на исследованных в судебном заседании доказательствах, в частности, на показаниях самого Г-ких, свидетелей Х-ва А., Д-кого И., Х-на Р., К-ева С., К-ова Е., Л-ка А., И-ных Р., П-кого В., О-ва М., Н-ва Д., В-ва В., Е-ва А., протоколах следственных экспериментов, очных ставок, осмотра, выемок, заключениях экспертов-криминалистов и судебно-медицинских экспертов, которым дана надлежащая оценка в приговоре.

В ходе предварительного следствия и судебного заседания Г-ких действительно показывал о том, что с П-чем у него сложились неприязненные отношения еще со времени обучения в школе прапорщиков и совместной службы. При этом П-ч постоянно оскорблял и унижал его, а 13 июня 2005 года в связи с вызовом пожарной команды оскорбил и его семью, а также нанес удар ногой в пах. Именно эти действия П-ча послужили поводом для его убийства.

Однако данные утверждения осужденного не нашли подтверждения в судебном заседании, в связи с чем суд обоснованно признал их не соответствующими действительности и отверг.

Так, из показаний свидетелей К-ева С., К-ова Е., П-кого В., Д-ка В. следует, что у П-ча с Г-ких конфликтов не было. Каких-либо требований, выходящих за рамки устава, П-ч не предъявлял, сам являлся добросовестным и ответственным офицером.

Свидетели Е-в А., К-ко В., П-ра А. и С-в М. также сообщили, что П-ч и Г-ких состояли в служебных отношениях, неприязни и конфликтов между ними не возникало, за исключением произошедшего в автопарке части 13 июня 2005 года.

Свидетель Х-н Р., очевидец происшествия, также последовательно показывал, что в день убийства П-ч в отношении Г-ких противоправных действий не совершал и ударов ему не наносил. Напротив, именно Г-ких хватал П-ча за руки с предложением сесть на скамейку и поговорить, однако последний, не соглашаясь, спокойно отводил его руки от себя, после чего Г-ких достал пистолет и выстрелил в П-ча.

В ходе предварительного следствия и судебного заседания супруга осужденного Г-ких Е. показывала, что о каких-либо конфликтах мужа по службе она не слышала, не упоминал он при разговорах и фамилию П-ча. Об оскорблениях мужа П-чем ей стало известно лишь на следующий день после его убийства при общении с супругом.

Братья Г-ких Е. и Г-ких С. в ходе предварительного следствия (а Г-ких С. и в судебном заседании) также не свидетельствовали о том, что у их брата Г-ких имели место конфликтные ситуации с П-чем. Согласно их показаниям, у Г-ких случались конфликты по службе, которые, по их мнению, возникали по его молодости и неопытности.

В судебном же заседании свидетель Г-ких Е. пояснил, что он слышал о конфликте брата с П-чем, а на вопрос его об этом, тот ответил, что все нормально, а конфликты случаются у всех.

Таким образом, проанализировав и оценив эти показания в совокупности с другими доказательствами, суд, вопреки доводам кассационных жалоб, правильно указал в приговоре, что смерть П-чу Г-ких причинил в связи с исполнением им служебной деятельности, а не вследствие противоправных действий погибшего.

Что касается психического состояния Г-ких перед убийством, на что он ссылается в кассационной жалобе, то, согласно заключению комиссии экспертов (наркологов, психологов и психиатров) от 29 июня 2005 года, в период совершения инкриминируемых деяний он находился в состоянии простого алкогольного (что не отрицалось и самим обвиняемым) и наркотического опьянения, мог отдавать отчет своим действиям и руководить ими. Такие черты характера Г-ких, как органическое расстройство личности и повышенная чувствительность к критическим замечаниям, не лишали его способности осознавать фактический характер своих действий и руководить ими.

При таких обстоятельствах суд первой инстанции обоснованно признал Г-ких вменяемым, а его заявление о совершении преступления в состоянии аффекта либо ином состоянии, лишающим возможности контролировать свои действия, надуманным.

Показания Г-ких о задымлении на территории, прилегающей к парку части, в приговоре отражены объективно и им дана надлежащая оценка. Согласно показаниям свидетеля К-ева, исполнявшего 13 июня 2005 года обязанности помощника дежурного по части, установлено, что около 22 часов Г-ких сообщил ему о пожаре, однако сам никаких мер к его тушению не предпринимал, да и не мог этого делать, так как пожара не было.

Военнослужащий К-ев, исполнявший 13 июня 2005 года обязанности дневального по парку, по делу действительно не допрашивался. В то же время Г-ких о его допросе не ходатайствовал и на него, как очевидца никто не ссылался.

Кроме того, в силу пп.2, 8 ч.1 ст.53, п.2 ч.3 ст.86 и ст.271 УПК РФ адвокат П-ч, осуществлявший защиту Г-ких с 14 июня 2005 года, в ходе предварительного следствия был вправе опросить К-ева с его согласия либо заявить ходатайство о вызове данного лица непосредственно в судебное заседание, однако этим правом не воспользовался.

Что касается ссылки в кассационной жалобе защитника на показания свидетелей Н-ва Д., Е-ва А., О-ва М., Х-ва А. и В-ва В., входивших 13 июня 2005 года в состав пожарной команды части, а также Х-на Р., якобы слышавших содержание разговора П-ча с Г-ких (в месте для курения), то таких данных в приговоре не содержится ввиду их отсутствия в материалах дела.

Показания же свидетеля Н-ля М., также входившего в состав пожарной команды, хотя в приговоре и отсутствуют, однако их содержание об обстоятельствах случившегося 13 июня 2005 года не опровергает пояснения других членов пожарной команды, а, наоборот, конкретизирует и дополняет общую картину произошедшего, в том числе и об отсутствии конфликта между П-чем и Г-ких.

Показания свидетеля Х-на Р. о последовательности выстрелов в П-ча, которые, по мнению адвоката, противоречат данным эксперта-криминалиста, на законность и обоснованность приговора не влияют, поскольку сам факт убийства осужденным не оспаривается.

Из протокола освидетельствования Г-ких, проведенного 14 июня 2005 года, видно, что у него действительно выявлена ссадина в области паха. Между тем данное обстоятельство правомерно не признано судом как бесспорное свидетельство применения к нему насилия со стороны П-ча. Соответствующие мотивы такого вывода в приговоре приведены и являются убедительными.

Утверждение в жалобе защитника о несправедливости приговора следует признать ошибочным.

При назначении наказания Г-ких судом учтены его положительные характеристики до призыва на военную службу и за время ее прохождения, а также привлечение к уголовной ответственности впервые. Не оставлено судом без внимания и состояние здоровья матери Г-ких, являющейся инвалидом II группы, о чем прямо указано в приговоре.

Были известны суду первой инстанции и сведения о чертах личности Г-ких, которые, однако, нельзя признать достаточным обстоятельством к безусловному снижению наказания.

С учетом изложенного суд кассационной инстанции находит квалификацию содеянного Г-ких по п."б" ч.2 ст.105 УК РФ правильной и не усматривает оснований для переквалификации его действий на ч.1 ст.105 УК РФ, а также смягчения назначенного наказания.

Руководствуясь ст.377, п.1 ч.1 ст.378 и ст.388 УПК РФ, Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

определила:

Приговор Московского окружного военного суда от 27 марта 2006 года в отношении Г-ких В. оставить без изменения, а его кассационную жалобу и жалобу защитника-адвоката П-ча М. - без удовлетворения.

Судья Верховного Суда
Российской Федерации
Ю.А.Калиниченко

Секретарь
М.Н.Романенкова


Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
рассылка

Номер документа: 1-023/06
Принявший орган: Верховный Суд Российской Федерации
Дата принятия: 15 июня 2006

Поиск в тексте