• по
Более 56000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


Верховный Суд Российской Федерации
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 7 июля 2006 года N 31-006-13


[В пересмотре приговора, которым лица осуждены по ст.105 ч.2 п."з" УК РФ, по ст.ст.33 ч.5 и 105 ч.2 п.п."в, з" УК РФ, по ст.162 ч.4 п."в" УК РФ, правомерно отказано, так как вина осужденных подтверждается совокупностью доказательств по делу]



Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда Российской Федерации в составе: председательствующего - Свиридова Ю.А., судей - Талдыкиной Т.Т. и Бондаренко О.М. рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по кассационным жалобам осужденных И-ва Л. и И-ва Н. на приговор Верховного суда Чувашской Республики от 28 февраля 2006 года, по которому

И-в Л., ..., ранее не судимый

осужден к лишению свободы: по ст.105 ч.2 п."з" УК РФ к 14 годам; по ст.ст.33 ч.5 и 105 ч.2 п.п."в, з" УК РФ к 13 годам; по ст.162 ч.4 п."в" УК РФ к 10 года, без штрафа; по ст. 158 ч.3 УК РФ к 3 годам, без штрафа.

На основании ст.69 ч.3 УК РФ окончательное наказание И-ву Л. по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, назначено в виде лишения свободы сроком на 18 лет, без штрафа.

Назначенное наказание постановлено отбывать в исправительной колонии строгого режима, исчисляя начало его срока с 7 сентября 2005 года.

И-в Н., ..., ранее не судимый

осужден к лишению свободы: по ст.ст.ЗЗ ч.5 и 105 ч.2 п."з" УК РФ к 13 годам; по ст.ст.33 ч.5 и ст.105 ч.2 п.п."в, з" УК РФ к 13 годам; по ст.162 ч.4 п."в" УК РФ к 10 годам, без штрафа; по ст.158 ч.3 УК РФ к 3 годам, без штрафа.

На основании ст.69 ч.3 УК РФ окончательное наказание И-ву Н. по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, назначено в виде лишения свободы сроком на 17 лет, без штрафа.

Назначенное наказание постановлено отбывать в исправительной колонии строгого режима, исчисляя начало его срока с 7 сентября 2005 года.

По этому же приговору Е-в П. осужден по ст.ст.105 ч.2 п.п."в, з"; 162 ч.4 п."в"; 158 ч.3 УК РФ, с применением ст.69 ч.3 УК РФ к 15 годам лишения свободы в колонии строгого режима.

Приговор в отношении Е-ва П. в кассационном порядке в кассационном порядке не обжалован.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Бондаренко О.М. об обстоятельствах дела и доводах кассационных жалоб, выслушав прокурора Х-вой М., полагавшей приговор оставить без изменения, а жалобы без удовлетворения, Судебная коллегия

установила:

Днем 31 августа 2005 года И-в Н. и его сын - И-в Л., группой лиц по предварительному сговору и совместно с Е-вым совершили кражу имущества З-вой, путем незаконного проникновения в ее жилище, с причинением значительного материального ущерба;

вечером 5 сентября 2005 года И-в Н. и И-в Л., группой лиц по предварительному сговору и совместно с Е-вым, с применением предмета, используемого в качестве оружия, совершили разбойное нападение с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевших А-вых;

И-в Л. при пособничестве И-ва Н. совершил умышленное убийство А-вой З.;

И-в Л. и И-в Н. оказали пособничество Е-ву в совершении им умышленного убийства А-ва И., находившегося в беспомощном состоянии, сопряженного с разбоем.

Преступления были совершены в г.Канаше Чувашской Республики при обстоятельствах установленных судом и изложенных в приговоре.

В своей кассационной жалобе осужденный И-в Н. ставит вопрос об отмене приговора в части, касающейся его осуждения по ст.ст.33 ч.5 и 105 ч.2 п."з" УК РФ, отмечает необъективность показаний своего сына и Е-ва, страдающих психическими расстройствами, оговорившего его в соучастии в этом преступлении.

Кроме того, осужденный И-в Н. указывает на чрезмерную суровость наказания. Полагая, что суд не учел того, что он ранее преступлений не совершал, является инвалидом, страдает алкоголизмом.

Осужденный И-в Л. в своей кассационной жалобе и дополнениях к ней просит Судебную коллегию изменить приговор, снизить назначенное ему наказание, т.к. полагает, что срок наказания для не может превышать 15 лет лишения свободы.

В жалобе осужденный указывает на то, что размер совершенной им из дома З-вых кражи нельзя рассматривать как причинивший потерпевшим значительный ущерб. Просит учесть то, что убитая им А-ва З. не находилась в беспомощном состоянии, а убийство инвалида А-ва И. совершил не он, а Е-в.

Проверив материалы уголовного дела, и обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия находит, что оснований для отмены либо изменения приговора, не имеется.

Виновность осужденных И-ва Н. и И-ва Л. в совершении преступлений при установленных судом обстоятельствах подтверждена доказательствами, которые были добыты в период предварительного следствия и проверены в судебном заседании.

Так, их виновность в совершении кражи из дома З-вых подтверждена показаниями Е-ва и И-ва Н. в судебном заседании, показаниями И-ва Л. на предварительном следствии, которые исследовались в судебном заседании в связи с его отказом давать показания в суде.

Из этих показаний следует, что, предварительно договорившись между собой совершить кражу музыкального центра из дома З-вых, они распределили между собой роли. По их плану И-в Н. и Е-в отвлекали разговорами живущих в доме бабушек, а И-в Л. незаметно проник в дом и вынес музыкальный центр с колонками. После этого, они втроем перенесли похищенное в дом к Е-ву. На следующий день музыкальный центр они продали своему родственнику, а деньги пропили.

Помимо показаний осужденных их виновность по этому эпизоду обвинения подтверждена показаниями допрошенных в суде З-вой, Г-вой, Ф-вой, М-на; протоколом выемки похищенного музыкального центра из дома М-на, который купил центр за 1500 рублей.

Стоимость похищенного И-выми и Е-вым музыкального центра "Samsung" составила 5880 рублей, находившихся в нем 3 компакт-дисков (70 рублей х 3) - 210 рублей, а всего на общую сумму 6090 рублей.

Виновность осужденных И-вых в совершении разбойного нападения на семью А-вых и их убийство подтверждается:

показаниями подсудимого И-ва Н. о том, что вечером 4 сентября во время распития спиртных напитков в доме Е-ва, его сын, Николай, предложил совершить убийство А-вой З. На следующий день вечером они пришли к дому А-вых, причем он заранее взял с собой кухонный нож. Войдя в дом под надуманным предлогом, они разговором отвлекли А-ву З. Затем он передал сыну нож. Николай ударил А-ву З. ножом в спину, а после того как она упала на пол, Николай добил ее топором. После этого он связал А-ва И. - мужа убитой, а Николай на мотоцикле привез Е-ва. Обсуждая, что им делать дальше, решили убить А-ва И., затем они обыскали дом. Он сложил в мешок продукты питания, а когда вынес мешок из дома А-вых, был задержан работниками милиции;

показаниями И-ва Л., которые он давал в период предварительного следствия, и которые исследовались в судебном заседании в связи с его отказом от дачи показаний в судебном заседании. В этих показаниях И-в Л. сообщал, что, обсуждая вопрос о том, где достать денег, его отец - И-в Н. сказал, что деньги можно взять у престарелых А-вых. Вечером 5 сентября они вместе с отцом пришли к дому А-вых. Под надуманным предлогом им удалось войти в дом. В тот момент, когда А-ва З. отвлеклась, отец передал ему нож и тихо сказал, чтобы он ударил ее. Он нанес А-вой З. ножом удар в спину, а после того как она упала, нанес топором еще 5 или 6 ударов. Затем он уехал на мотоцикле к Е-ву, а отец оставался в доме А-вых. Рассказав Е-ву о том, что он убил А-ву З., привез его в дом А-вых. Втроем они стали обсуждать, что делать дальше. Сообща решили, что "деда", т.е. А-ва И., нельзя оставлять в живых. Он вместе с Е-вым связал А-ва И.А., лежавшего на кровати. Е-в, требуя, чтобы А-в И. сказал, где лежат деньги, стал наносить ему топором удары в грудь, а затем несколько раз ударил А-ва И. топором по голове и убил его. После этого они стали осматривать дом, нашли 2000 рублей, а отец сложил продукты питания в мешок. Кроме того, они вынесли из дома А-вых два телевизора;

показаниями подсудимого Е-ва о том, что вечером 5 сентября к нему приехал И-в Л., и рассказал о совершенном им убийстве А-вой З. На мотоцикле они приехали в дом А-вых и застали там И-ва Н., который сидел на кухне, пил бражку и варил мясо. Тело убитой было перенесено в сени, а кровь на полу замыта. В спальне на кровати лежал А-в И. И-в Н. сказал о том, что "деда" оставлять в живых нельзя, протянул ему топор, но он убивать А-ва И. отказался. Некоторое время И-в Л. оставался в спальне наедине с А-вым И., а вышел из спальни с окровавленным топором. После этого они все вместе обыскали дом; нашли 2000 рублей, в мешок положили продукты питания, кухонный комбайн, электродрель. Кроме того, из дома А-вых они вынесли два телевизора;

показаниями И-ва Н. и Е-ва в период предварительного следствия, протоколами проверки их показаний с выходом на место, сопровождавшихся видеозаписью, исследованными в судебном заседании в связи с их непоследованностью и противоречиями между ними;

показаниями Л-вой и А-ва П., дочери и сына убитых, о том, что тела их родителей были обнаружены в доме со следами насильственной смерти. Из дома пропали два телевизора, кухонный комбайн, электродрель, деньги в сумме 2000 рублей, некоторые продукты питания. Причиненный ущерб оценен ими в 13850 рублей и является для них значительным. И-в Н. был хорошо знаком с родителями, иногда оказывал им помощь в хозяйственных работах. Их отец - А-в И. являлся инвалидом 1 группы, был частично парализован и из дома не выходил;

показаниями свидетелей Г-ва В. и Г-вой Т., обнаруживших тела убитых соседей А-вых и вызвавших милицию;

показаниями свидетеля Л-ва, о том, что поздно ночью 5 сентября к нему домой пришли Е-в и И-в Л. и оставили у него мотоцикл. И-в Л. покупал спиртное и расплачивался купюрой в 1000 рублей, кроме того, И-в Л. подарил ему черно-белый телевизор, который потом изъяли работники милиции;

показаниями работника милиции свидетеля Игнатенко о том, что в ночь на 6 сентября во время дежурства он задержал пьяного мужчину, который нес на спине мешок. По словам мужчины в мешке находились телевизионные запчасти. При осмотре мешка были обнаружены: части кухонного комбайна, электродрель, продукты питания. Задержанный мужчина оказался - Ивановым Н.;

протоколом осмотра места происшествия и осмотра трупов А-вой З. и А-ва И. со следами насильственной смерти, обнаружением топора со следами крови, многочисленных следов преступления в доме;

заключением судебно-медицинской экспертизы установлено, что смерть А-вой З. наступила от открытой черепно-мозговой травмы, частичного размозжения вещества левого полушария головного мозга, кровоизлияниями в желудочки мозга, под мягкую мозговую оболочку, множественных разрывов твердой мозговой оболочки, вдавленного перелома костей свода черепа слева. Указанная травма оценена как причинившая тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни. Помимо описанной травмы А-вой З. причинены: колото-резаная рана задней поверхности грудной клетки, проникающая в левую плевральную полость; поверхностная колото-резаная рана задней поверхности грудной клетки слева; кровоподтеки в области шеи, грудной клетки и живота. По мнению экспертов колото-резаные раны были причинены колюще-режущим предметом, а кровоподтеки и ушибленные раны - тупым твердым предметом. Повреждения на голове возникли от многократных воздействий обухом топора, представленного на экспертизу, а колото-резаное повреждение на спине возникло от однократного воздействия колюще-режущего орудия, имеющего наибольшую ширину 1,9 см, не совсем остро заточенного;

заключением судебно-мозговой экспертизы установлено, что смерть А-ва И. наступила от открытой черепно-мозговой травмы в виде кровоизлияний, обширного разрушения вещества левого полушария мозга, множественных рубленых ран головы с разрубом костей свода и основания черепа, костей лицевого скелета. Указанная травма оценена как причинившая тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни и причинена рубящим предметом незадолго до смерти. Кроме описанной травмы А-ву И. причинены: кровоподтеки в области левого предплечья, передней поверхности брюшной стенки слева; тупая травма грудной клетки в виде перелома 5, 6 ребер слева, кровоизлияния и кровоподтеки в области грудной клетки. Повреждения в области головы возникли от многократного воздействия лезвия рубящего предмета, возможно топора представленного на экспертизу;

заключением судебно-биологической экспертизы установлено, что кровь обнаруженная на джинсах И-ва Л.; брюках, куртке и носке И-ва Н. могла произойти от А-вой З.; пятна крови на брюках Е-ва, джинсах И-ва Л., на рубашке и носке И-ва Н. могла произойти от А-ва И. Происхождение обнаруженной крови от самих осужденных, исключается;

протоколами выемки у Л-ва мотоцикла "Минск", телевизора "Верас", похищенных осужденными из дома А-вых;

протоколом обыска и изъятия из дома Е-ва цветного телевизора, похищенного из дома А-вых.

Судебная коллегия отмечает, что доказательства, приведенные судом в обоснование виновности И-ва Н. и И-ва Л., были получены при соблюдении требований уголовно-процессуального закона и являются допустимыми.

Доказательства, исследованные в судебном заседании, получили в приговоре объективную и мотивированную оценку.

В ходе предварительного следствия и судебного заседания нарушений уголовно-процессуального закона, которые могли повлиять на обоснованность выводов суда о виновности И-ва Н. и И-ва Л., допущено не было. Законные права И-ва Н. и И-ва Л., в том числе и право каждого из них на защиту от обвинения, на всех стадиях уголовного процесса были реально обеспечены.

Действия И-ва Н. и И-ва Л. правильно квалифицированы:

по эпизоду похищения имущества З-вой Л. - по ст.158 ч.3 УК РФ, как кража, совершенная группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище, с причинением значительного имущественного ущерба потерпевшей.

Доводы жалобы И-ва Л., оспаривающего наличие квалифицирующего признака - "причинение значительного ущерба", являются необоснованными, т.к. размер похищенного - 6090 рублей превышает установленный примечанием к ст.158 УК РФ размер;

по эпизоду нападения на семью А-вых - по ст.162 ч.4 п."в" УК РФ, как разбой, совершенный группой лиц по предварительному сговору, с применением предмета, используемого в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевших;

по эпизоду убийства А-вой З.: действия И-ва Л., как умышленное убийство, сопряженное с разбоем; а действия И-ва Н., как пособничество совершению умышленного убийства, сопряженного с разбоем;

по эпизоду убийства А-ва И. действия И-ва Н. и И-ва Л., как пособничество Е-ву в совершении умышленного убийства лица, находившегося в беспомощном состоянии, сопряженного с разбоем.

При назначении И-ву Н. и И-ву Л. наказания судом были учтены требования, предусмотренные ст.60 УК РФ, отсутствие обстоятельств отягчающих их наказание.

Судебная коллегия признает наказание, назначенное И-ву Н. и И-ву Л., соответствующим закону и справедливым.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

Приговор Верховного суда Чувашской Республики от 28 февраля 2006 года в отношении И-ва Л. и И-ва Н. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи




Текст документа сверен по:

рассылка

Номер документа: 31-006-13
Принявший орган: Верховный Суд Российской Федерации
Дата принятия: 07 июля 2006

Поиск в тексте