• по
Более 51000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


Верховный суд Российской Федерации
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 20 июля 2006 года N 5Д06-66


[Суд исключил осуждение по п."в" ч.2 ст.158 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 года), т.к. осужденные проникли в комнату с целью забрать свои вещи, умысел на хищение кожаных курток, принадлежавших соседу по коммунальной квартире, у них возник уже тогда, когда они находились в комнате потерпевшей]



Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе: председательствующего - Шурыгина А.П., судей - Дзыбана А.А. и Иванова Г.П., рассмотрела в судебном заседании от 20 июля 2006 года уголовное дело по надзорной жалобе осужденного М-ко И. на приговор Московского городского суда от 4 сентября 1998 года, которым

М-ко И., ..., осужден к лишению свободы: по ст.105 ч.2 п."д" УК РФ к 11 годам, по ст.158 ч.2 п.п. "а, в" УК РФ к 2 годам.

На основании ст.69 УК РФ по совокупности совершенных преступлений окончательно путем частичного сложения назначено 12 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

В кассационном порядке дело не рассматривалось.

Срок отбытия наказания исчислен с 31 января 1998 года.

По этому же делу осужден М-ко Д. по ст.158 ч.2 п.п. "а, в" УК РФ с применением ст.64 УК РФ к 1 году лишения свободы.

В надзорной жалобе осужденным М-ко И. поставлен вопрос об изменении приговора.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Шурыгина А.П., мнение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Б-на И., полагавшего надзорную жалобу осужденного удовлетворить частично, судебная коллегия

установила:

М-ко И. признан судом виновным в умышленном причинении смерти другому человеку, совершенному с особой жестокостью и в тайном хищении чужого имущества, совершенном группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище.

Как указал суд, преступление было совершено при следующих обстоятельствах.

Братья М-ко приехали из Крыма в г.Москву с целью найти работу и стали проживать без регистрации на случайные заработки.

С начала декабря 1997 года братья М-ко стали проживать в комнате у Е-вой - находящейся в коммунальной квартире N 101 корпуса N 4 дома N 5 по ул.Госпитальный вал г.Москвы.

М-ко И. находился с Е-вой в интимных отношениях. Е-ва и братья М-ко постоянно совместно употребляли спиртные напитки, во время которых между Е-вой и М-ко И. возникали ссоры.

28 января 1998 года М-ко И., М-ко Д., Е-ва и Л-на в течение дня употребляли спиртные напитки сначала у Л-ной, а затем в комнате у Е-вой. После того, как Л-на, находившаяся в состоянии сильного опьянения, ушла домой, между М-ко И. и Е-вой возникла на почве ревности ссора, во время которой М-ко И. бейсбольной битой нанес ей несколько ударов в область головы. М-ко Д. стал отбирать у брата бейсбольную биту и между ними завязалась драка.

Забрав биту, М-ко Д. ушел в коридор звонить по телефону своей знакомой Л-вой. Воспользовавшись отсутствием брата, М-ко И. взял лежавший на шкафу металлический брусок квадратного сечения завернутый в бумагу и нанес им еще несколько ударов по голове Е-вой. Вернувшийся М-ко Д. отнял у М-ко И. металлический брусок и пошел на встречу с Л-вой, о которой договорился во время телефонного разговора.

М-ко И. прошел на кухню, где взял нож, принадлежавший соседке по квартире Г-вой. Вернувшись в комнату нанес лежавшей на кровати Е-вой не менее 8 ударов в жизненно важную часть тела шею, причинив при этом колото-резаные ранения шеи с повреждением правой внутренней яремной вены, левых внутренних и наружных сонных артерий, полным пресечением гортани, повреждением связки, которые по признаку опасности для жизни относятся к повреждениям, повлекшим тяжкий вред здоровью, от которых Е-ва тут же на месте умерла.

Затем М-ко И. вместе с вернувшимся М-ко Д. и пришедшими с ним Л-вой и С-вой ушел из квартиры, захватив бейсбольную биту, металлический брусок и нож. Во дворе дома М-ко Д. зарыл в снег нож и металлический брусок, а бейсбольную биту отдал неустановленному водителю автомашины.

Затем М-ко И., М-ко Д., Л-ва и С-ва поехали на платформу "Новогереево", где в помещении сторожа рынка в течение ночи пили спиртные напитки.

Вечером 29 января 1998 года М-ко И., М-ко Д. и Л-ва поехали на ул. Госпитальный вал с целью взять из комнаты Е-вой свои вещи.

Через окно М-ко И. и М-ко Д. влезли в комнату Е-вой, где взяли свитер М-ко И. Затем М-ко И. предложил брату взять из коридора две кожаные куртки, принадлежавшие соседу Е-вой по коммунальной квартире О-кому. М-ко Д. вышел в коридор, и взяв куртки, вернулся в комнату, где братья одели на себя похищенные куртки и вылезли через окно.

31 января 1998 года братья М-ко были задержаны сотрудниками милиции. На М-ко Д. была одета похищенная куртка.

В надзорной жалобе осужденный М-ко И. просит приговор изменить: исключить из вводной части указание о том, что он был судим в 1996 году в Украине; переквалифицировать его действия с п.п. "а, в" ч.2 ст.158 УК РФ на ч.1 ст.158 УК РФ, указывая на то, что предварительного сговора на хищение курток у него с братом не было, брат похищал куртки один; в квартиру Е-вой он проник с целью забрать свои вещи, поскольку он проживал вместе с потерпевшей; в связи с уменьшением объема обвинения просит смягчить назначенное ему наказание; а также указывает на то, что дело должно было быть рассмотрено в составе трех профессиональных судей, а не в составе судьи и двух народных заседателей, что является нарушением требований ст.15 ч.2 УПК РСФСР.

Проверив материалы дела, обсудив доводы осужденного М-ко И., изложенные в надзорной жалобе, судебная коллегия считает, что надзорная жалоба подлежит частичному удовлетворению по следующим основаниям.

Доводы осужденного М-ко И. о необоснованном указании в вводной части приговора о его судимости, следует признать обоснованными, поскольку он был осужден 11 марта 1996 года по приговору Феодосийского городского суда Украины, то есть судом другого государства, в связи с чем ссылка на судимость М-ко И. подлежит исключению из вводной части приговора.

Следует также признать обоснованными доводы осужденного М-ко И. об исключении из его осуждения п."в" ч.2 ст.158 УК РФ поскольку, как установлено судом, М-ко И. и М-ко Д. проживали вместе с потерпевшей Е-вой в ее комнате в коммунальной квартире с начала декабря 1997 года и вечером 29 января 1998 года осужденные проникли в комнату с целью забрать свои вещи, умысел на хищение кожаных курток, принадлежавших соседу Е-вой по коммунальной квартире О-кому у них возник уже когда они находились в комнате потерпевшей.

Под незаконным проникновением в жилище по смыслу закона следует понимать противоправное тайное вторжение в него с целью совершения кражи.

Поскольку осужденные проживали в комнате вместе с потерпевшей Е-вой и в ней находились их вещи, то их проникновение в комнату вечером 29 января 1998 года с целью забрать свои вещи нельзя признать противоправным.

При таких обстоятельствах из осуждения М-ко И. подлежит исключению квалифицирующий признак кражи "незаконное проникновение в жилище".

В связи с тем, что наказание, предусмотренное за тайное хищение чужого имущества совершенное группой лиц по предварительному сговору, Федеральным законом РФ от 8 декабря 2003 года N 162-ФЗ смягчено, действия М-ко И. следует квалифицировать по ст.158 ч.2 п."а" УК РФ в редакции указанного закона.

Доводы осужденного о том, что у него с братом не было предварительного сговора на хищение курток, принадлежавших О-кому, куртки брат похищал один, опровергаются исследованными в ходе судебного рассмотрения доказательствами.

Так, из оглашенных и проверенных в ходе судебного рассмотрения показаний осужденных М-ко И. и М-ко Д. на предварительном следствии следует, что по предложению Мко И. Мко Д. взял 2 куртки, которые висели в коридоре и принадлежали соседу Е-вой по коммунальной квартире.

Поскольку показания осужденных Ма-ко И. и М-ко Д. на предварительном следствии были получены с соблюдением уголовно-процессуального закона, Конституции РФ, с участием адвокатов, подтверждаются другими исследованными в ходе судебного рассмотрения доказательствами суд обоснованно признал их достоверными.

Нельзя также согласиться с доводами осужденного М-ко И. о том, что дело было рассмотрено незаконным составом суда: судьей и двумя народными заседателями, поскольку в соответствии с Федеральным законом от 9 июля 1998 года N 95-ФЗ действие части второй статьи 15 УПК РСФСР было приостановлено до введения в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.

Из протокола судебного заседания следует, что осужденному М-ко И. судом разъяснялось его право заявить отвод составу суда, кому-либо из судей. Однако отводов составу суда заявлено не было.

В связи с уменьшением объема обвинения назначенное М-ко И. наказание подлежит смягчению.

На основании изложенного, руководствуясь ст.407, 408 УПК РФ судебная коллегия,

определила:

Надзорную жалобу осужденного М-ко И.удовлетворить частично.

Приговор Московского городского суда от 4 сентября 1998 года в отношении М-ко И. изменить.

Исключить из вводной части приговора указание о судимости М-ко И. Феодосийским городским судом в 1996 году по ст.155-6 ч.2 УК Украины к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год.

Исключить осуждение М-ко И. по п."в" ч.2 ст.158 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 года).

Переквалифицировать действия М-ко И. со ст.158 ч.2 п."а" УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 года) на ст.158 ч.2 п."а" УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года ФЗ-162), по которой назначить 1 год 6 месяцев лишения свободы.

На основании ст.69 ч.3 УК РФ по совокупности совершенных преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначить М-ко И. 11 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Председательствующий

Судьи




Текст документа сверен по:
рассылка

Номер документа: 5Д06-66
Принявший орган: Верховный Суд Российской Федерации
Дата принятия: 20 июля 2006

Поиск в тексте