• по
Более 52000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


Верховный Суд Российской Федерации
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

     
ОПРЕДЕЛЕНИЕ

     
от 8 июня 2006 года N 67-О05-88

     
     
[Суд отказал в пересмотре приговора, по которому лицо осуждено по ч.1 ст.105 УК РФ, т.к. пришел к обоснованному выводу о доказанности вины осужденного в убийстве потерпевшего и верно квалифицировал его действия по ч.1 ст.105 УК РФ]



Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе: председательствующего Разумова С.А., судей: Коннова В.С. и Чакар Р.С., рассмотрела в судебном заседании от 8 июня 2006 года кассационные жалобы осужденного К-ц А. и адвоката Щ-ва И. на приговор Новосибирского областного суда от 21 сентября 2005 года, которым

К-ц А., ..., со средним образованием, не работавший, ранее не судимый,

осужден по ч.1 ст.105 УК РФ к одиннадцати годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

К-ц А. признан виновным и осужден за убийство Ш-на А., 1955 года рождения, совершенное 9 января 2005 года на почве личных неприязненных отношений в г.Новосибирске при обстоятельствах, установленных приговором.

Заслушав доклад судьи Коннова В.С., объяснения осужденного К-ц А., адвоката Щ-ва И., поддержавших жалобы по изложенным в них основаниям, мнение прокурора К-вой Е., полагавшей необходимым приговор в отношении К-ц А. оставить без изменения, судебная коллегия

установила:


В кассационных жалобах:

- осужденный К-ц А. просит отменить приговор и прекратить дело, ссылаясь на незаконность, необоснованность и несправедливость приговора; на несоответствие выводов, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам; на неправильную оценку доказательств. Утверждает, что он не совершал преступления и мотива для убийства Ш-на у него не было. К-ц указывает, что явку с повинной он написал под психологическим давлением и угрозами физического воздействия и в отсутствие адвоката. Полагает, что предварительное следствие проведено необъективно;

- адвокат Щ-в И. в защиту интересов осужденного К-ц А. также просит отменить приговор и прекратить дело, ссылаясь на те же доводы, что и осужденный К-ц в своей жалобе.

В возражениях государственный обвинитель Л-ва Г. считает доводы жалоб несостоятельными и просит оставить приговор без изменения.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационных жалоб и возражений на них, судебная коллегия находит приговор в отношении К-ец законным, обоснованным и справедливым по следующим основаниям.

Виновность К-ц в содеянном им подтверждается совокупностью доказательств, собранных по делу, исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре. Этим доказательствам судом дана надлежащая оценка.

Судом проверялись доводы о применении незаконных методов расследования к К-ц при написании явки с повинной, эти доводы не подтвердились и обоснованно отвергнуты.

Ссылка в жалобе осужденного К-ц на то, что ему угрожали физическим воздействием, противоречит как показаниям свидетеля Т-ва, так и показаниям самого К-ц в ходе предварительного следствия и судебного разбирательства.

Свидетель Т-в, принимавший явку К-ц с повинной, пояснял, что никаких незаконных методов к К-ц не применялось.

Констатация того, что труп Ш-на, нож, применяемый при лишении Ш-на жизни, находились в квартире К-ц, а на одежде К-ц имелась кровь, и разъяснение К-ц того, что явка с повинной является обстоятельством, смягчающим наказание, - не свидетельствует о применении незаконных (запрещенных законом) методов.

Из протокола явки К-ц с повинной видно, что текст явки писал К-ц собственноручно и при этом указывал, что он хочет чистосердечно признаться в совершении преступления.

Как следует из заключения судебно-почерковедческой экспертизы, текст явки с повинной написал лично К-ц, при этом не было обнаружено диагностических признаков, свидетельствующих о выполнении текста в каких-либо необычных условиях или под воздействием каких-либо сбивающих факторов внешнего или внутреннего характера.

При последующем задержании, как видно из протокола, К-ец указывал, что он с задержанием согласен и в содеянном раскаивается.

Последующие отказы К-ц давать показания, изменение им данных, сообщенных в протоколе явки с повинной, не соответствуют доводам о применении к нему незаконных методов расследования.

Протокол явки К-ц с повинной соответствует требованиям ст.142 УПК РФ. Действующее законодательство не предусматривает обязанности предупреждать лицо, явившееся с повинной, об уголовной ответственности по ст.306 УК РФ (ст.142 УПК РФ), разъяснить такому лицу требования ст.51 Конституции РФ и какие-либо иные права и обязанности.

Из материалов дела следует, что при написании К-ц явки с повинной он подозреваемым не являлся (ч.1 ст.46 УПК РФ), вследствие чего разъяснение ему процессуальных прав подозреваемого законом не предусматривалось. Задержан он был по подозрению в совершении преступления, после чего и стал подозреваемым, после написания явки с повинной. Действующее законодательство не предусматривает обязанности присутствия адвоката при написании лицом явки с повинной.

Данные, изложенные К-ц в явке с повинной, оценены судом верно, в совокупности с другими доказательствами. Признание недостоверными каких-либо данных, сообщенных в явке с повинной, либо умолчание о других данных не свидетельствует, что и в целом явка с повинной недостоверна.

Из протокола явки с повинной следует, что К-ц во время возникшего конфликта при совместном употреблении спиртного нанес удары ножом Ш-ну, а когда тот упал - нанес ему удары ногой.

Свидетель Ч-в С. пояснял в судебном заседании, что несколько раз после совместного распития спиртного К-ц проявлял агрессию к Ш-ну. Однажды, когда они были у Ш-на, К-ц выпил много спиртного и стал говорить: "Идите отсюда", выгонять Ш-на из его же собственной квартиры и оскорблять Ш-на. Был и такой случай, когда после употребления спиртного К-ц неожиданно, при отсутствии ссоры, набросился на него (Ч-ва), схватил за шею и попытался повалить и только с помощью Ш-на ему удалось освободиться от К-ц. Он (Ч-в) видел синяки у Ш-на.

Свидетель Б-в пояснял в судебном заседании, что в октябре и в ноябре 2005 года он видел на животе и ногах Ш-на синяки, кровоподтеки. На его вопрос, откуда они появились, Ш-н сообщал, что избитым он приходил от К-ца.

Как пояснял свидетель Д-к В., проживавший в квартире, расположенной под квартирой К-ц, в девятом часу вечера 9 января 2005 года он услышал из квартиры К-ц разговор на повышенных тонах, а затем - глухой стук. Через некоторое время все стихло. После 22 часов он пошел в павильон "Русский" и продавец по имени А. рассказала ему, что некоторое время назад в павильон забегал К-ц, был возбужден, говорил что-то невнятное, а после его ухода на месте, где он стоял возле холодильника, она обнаружила следы крови.

Свидетель Г-ва А., продавец торгового павильона "Русский", поясняла, что около 22 часов 30 минут 9 января 2005 года в павильон забежал К-ц, стал кричать: "Беги, зови". Она не поняла его, стала спрашивать, куда бежать, кого звать. В это время в павильон зашли трое парней, вели они себя спокойно, к К-ц не подходили, ни о чем с ним не разговаривали. Пока парни делали покупки, К-ец из павильона вышел. Когда парни вышли из павильона, в него вновь вошел К-ц и встал около холодильника. Там он снял ботинок с левой ноги и держался за стопу. Постояв молча около 5 минут, К-ц ушел, а в том месте, где он стоял, она увидела следы крови и дорожку следов из капель крови от этого места к выходу из павильона.

Как установлено по делу, К-ц наносил удары Ш-ну, в том числе - ногами.

Из протокола осмотра места происшествия следует, что следы (которые были сфотографированы) оставлены тканью грубой вязки, имеющей свойство растягиваться по ширине. Подсудимый К-ц пояснял, что во время происшедшего на его ногах были вязаные шерстяные носки. Из актов судебно-биологических экспертиз видно, что на всей следовой поверхности обоих носков К-ц с переходом на боковые поверхности нижней трети паголенков носков и на верхнюю часть носков имелись участки пропитывания кровью человека, которые образовались в результате контакта с кровью с последующим пропитыванием трикотажа носков в направлении снаружи внутрь. Эта кровь могла образоваться от Ш-на и не могла - от К-ц.

Как видно из акта судебно-медицинской экспертизы, смерть Ш-на наступила от механической асфиксии, развившейся в результате сдавления органов шеи тупым твердым предметом. Кроме того, на трупе Ш-на имелись прижизненно образованные:

- тупая травма головы в виде 9 ушибленных ран головы, множественных ссадин лица, кровоподтеков параорбитальных областей, 3 ушибленных раны слизистой губ, обширных кровоизлияний в мягкие ткани лица и свода черепа, тотального кровоизлияния под мягкие мозговые оболочки полушарий головного мозга. Ударно-травматических воздействий, причинивших эти телесные повреждения, было не менее 16;

- тупая травма груди в виде не менее 8 кровоподтеков груди, ссадин груди, полных прямых разгибательных переломов 5, 7-го ребер справа и 5-го, 6-го ребер - слева, образованная не менее чем от 8 ударно-травматических воздействий;

- резаные раны: нижней губы справа, области правого лучезапястного сустава, левого предплечья, колото-резаная рана ладонной поверхности левой кисти, которые образовались не менее чем от 7 воздействий предмета, обладающего режущим и колюще-режущим свойством;

- кровоподтеки левого и правого плеча.

Из актов судебно-биологических экспертиз следует, что:

- на рукоятке ножа и связке ключей, изъятых с места происшествия, имелся пот, происхождение которого возможно от К-ц и исключается - от Ш-на (как пояснял подсудимый К-ц, подъездная дверь дома закрывается на замок; вернувшись в квартиру после приобретения спиртного, он входную железную дверь и дверь перегородки запер на замки. При употреблении спиртного в квартире, кроме него и Ш-на, никого не было. Нож, изъятый с места происшествия, принадлежит ему - К-ц. Свидетель Ч-в пояснял, что при осмотре квартиры К-ц он обратил внимание на то, что замки на двери в квартиру внешних повреждений не имели);

- на одежде К-ц: брюках, жилете, рубашке имелась кровь, происхождение которой возможно от Ш-на. При этом, имелись и брызги крови, образованные в результате падения брызг крови в направлении спереди назад и спереди назад снизу вверх.

Виновность К-ц подтверждается и другими, имеющимися в деле, приведенными в приговоре доказательствами.

Судом проверялись доводы К-ц о том, что Ш-на убили неизвестные лица, появившиеся в его квартире, которые, не тронув его, ушли. Эти доводы не подтвердились и правильно отвергнуты как противоречащие материалам дела.

Причастности других, кроме К-ц, лиц к лишению Ш-на жизни из материалов дела не усматривается.

Ссылка на то, что после 22 часов 38 минут 9 января 2005 года К-ц звонил Ш-ну, не свидетельствует о неверности выводов суда. (При этом ссылка на то, что К-ц говорил, что в его квартире находится труп неизвестного мужчины, является недостоверной, противоречащей содержанию аудиозаписи автоответчика - т.1, л.д.80). Как пояснял К-ц, еще до того, как он пошел в торговый павильон "Русский", он знал, что труп в его квартире - Ш-на (т.2, л.д.128).

Ссылка в жалобе на то, что свидетель И-на, ранее сожительствовавшая с К-ц, поясняла, что она не видела у Ш-на синяков, несостоятельна, таких показаний свидетель И-на не давала.

Отсутствие у К-ц телесных повреждений не свидетельствует о его невиновности в убийстве Ш-на, поскольку судом установлено, что между К-ц и Ш-ным произошла ссора, и в целях убийства К-ц с ножом напал на Ш-на (который согласно акту судебно-медицинской экспертизы находился в тяжелой степени алкогольного опьянения, в его крови находилось 4,04 промилле алкоголя), взаимной драки, либо нападения Ш-на на К-ц судом не установлено.

Необнаружение в подногтевом содержимом К-ц крови и клеток плоского безъядерного эпителия, которые могли принадлежать Ш-ну, также не свидетельствует о его невиновности с учетом того, что он был задержан спустя длительное время после происшедшего, после чего у него изымалось подногтевое содержимое, и он имел реальную возможность уничтожить следы в подногтевом содержимом, либо эти следы могли быть утрачены вследствие естественных причин (мытье рук и т.п.).

Тщательно исследовав материалы дела и правильно оценив все доказательства в их совокупности, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины Коломиец в убийстве Ш-на и верно квалифицировал его действия по ч.1 ст.105 УК РФ.

Мотив совершения убийства установлен судом верно, в соответствии с имеющимися доказательствами.

Наказание К-ц назначено судом в соответствии с требованиями закона, с учетом данных о его личности, влияния назначенного наказания на его исправление и всех конкретных обстоятельств дела.

Назначенное ему наказание является справедливым, и оснований к его смягчению не имеется.

Выводы суда, изложенные в приговоре, соответствуют имеющимся доказательствам, правильно оцененным судом, и надлежащим образом обоснованы, мотивированы.

Предварительное следствие и судебное разбирательство проведены объективно.

Ссылка на то, что в ходе предварительного следствия не проведено экспертного исследования вещей Ш-на в целях установления наличия на них крови и микрочастиц других лиц, не свидетельствует о нарушении закона, поскольку необходимости в проведении такого экспертного исследования из материалов дела не усматривалось, а ходатайств о проведении такого исследования не заявлялось.

Ссылка на то, что показания свидетеля Ч-ова, данные им в ходе предварительного следствия, в судебном заседании оглашены с нарушением закона, не влияет на законность и обоснованность приговора, поскольку судом в обоснование виновности К-ц показания свидетеля Ч-ова в приговоре не использовались.

Нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену приговора, из материалов дела не усматривается.

Судебная коллегия не находит оснований для удовлетворения жалоб.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст.377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:


Приговор Новосибирского областного суда от 21 сентября 2005 года в отношении К-ц А. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденного К-ц А. и адвоката Щ-ва И. - оставить без удовлетворения.

Председательствующий
С.А.Разумов

Судьи
В.С.Коннов
Р.С.Чакар




Текст документа сверен по:
рассылка

Номер документа: 67-О05-88
Принявший орган: Верховный Суд Российской Федерации
Дата принятия: 08 июня 2006

Поиск в тексте