• по
Более 57000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

     
Верховный Суд Российской Федерации
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

     
от 8 июня 2004 года N 80-О04-18

     
     
[Приговор, по которому лицо осуждено по ст.161 ч.2 п."г" УК РФ и оправдано по ст.105 ч.2 п."з" УК РФ, оставлен без изменения, поскольку с учетом исследованных доказательств, в том числе показаний самого осужденного, суд сделал обоснованный вывод о виновности осужденного в совершении открытого хищения имущества у незнакомой потерпевшей с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья, и правильно квалифицировал его действия по ст.161 ч.2 п."г" УК РФ, а также о невиновности лица в совершении преступления, предусмотренного ст.105 ч.2 п."з" УК РФ, в чем он обвинялся]



Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе: председательствующего - Шурыгина А.П., судей - Степалина В.П. и Иванова Г.П., рассмотрела в судебном заседании от 8 июня 2004 года дело по кассационному представлению государственного обвинителя З. на приговор Ульяновского областного суда от 12 апреля 2004 года, которым

Ф., ..., несудимый,

осужден по ст.161 ч.2 п."г" УК РФ на 5 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

Этим же приговором суда Ф. оправдан по ст.105 ч.2 "з" УК РФ за непричастностью к совершению преступления.

Заслушав доклад судьи Степалина В.П., выступления прокурора С., полагавшего приговор суда отменить по доводам кассационного представления, адвоката К. в защиту Ф. по доводам возражения об оставлении приговора суда без изменения, судебная коллегия

установила:

При обстоятельствах, изложенных в приговоре суда, Ф. признан виновным в совершении 29 декабря 2001 года, около 24 часов, на улице Хрустальной города Ульяновска открытого хищения имущества на общую сумму 862 рубля у незнакомой потерпевшей Г.

Кроме этого, Ф. обвинялся в том, что он совершил в указанные время и месте убийство Г., с целью завладения имуществом нанес потерпевшей 3 удара кулаком и 7 ударов ножом, причинил тяжкий вред здоровью, отчего наступила ее смерть на месте, то есть преступление, предусмотренное ст.105 ч.2 "з" УК РФ.

По данному обвинению Ф. судом оправдан за непричастностью к совершению преступления.

В кассационном представлении, с которым согласны потерпевшие Г-ва Н. и Г-в Р., государственный обвинитель З. просит приговор суда отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение.

По мнению автора представления, приговор суда постановлен с грубыми нарушениями ст.ст.252, 299, 307 УПК РФ. В судебном заседании неверно установлены фактические обстоятельства совершенного Ф. преступления, и как следствие, дана неправильная юридическая оценка его действиям. Вывод суда о том, что Ф. причастен лишь к открытому хищению имущества потерпевшей, противоречит исследованным в судебном заседании представленным стороной обвинения доказательствам, которые получили одностороннюю и необъективную оценку суда. Суд неверно оценил противоречивые показания Ф., постоянно изменявший их в выгодную для себя сторону. При этом, в описательной части приговора суд указал, что по дороге к месту совершения преступления Ф. видел нож в руках у своего дяди свидетеля К. Признание судом данного обстоятельства свидетельствует об осведомленности ножа и реальной возможности его применения, что свидетельствует об умысле Ф. на разбой, а не на грабеж, за который он осужден. Однако, в мотивировочной части приговора суд сделал вывод о недоказанности Ф. в совершении разбоя в отношении Г., хотя установлен факт завладения имущества потерпевшей одновременно с причинением ей телесных повреждений указанным ножом, повлекших ее смерть. Судом допущено существенное противоречие при оценке одних и тех же показаний Ф. Суд признал их правдивыми при обосновании позиции стороны защиты о непричастности Ф. к убийству, и в то же время, отвергая позицию стороны обвинения, поставил под сомнение их достоверность. Суд необоснованно исключил из числа допустимых доказательств признательные показания Ф. на предварительном следствии, протокол следственного эксперимента с его участием, протокол опознания осужденным потерпевшей по фотографии, заключение комиссионной экспертизы. Вывод суда о получении этих доказательств в результате применения незаконных методов следствия является необоснованным, избиение Ф. сотрудниками милиции не подтверждено. С учетом показаний свидетелей К-ва, Н-ка, Р-ва, производивших задержание Ф., свидетеля С-ва, проводившего медицинское освидетельствование Ф. 30 мая 2003 года в 3 часа 50 минут, заключения эксперта К-ова, которым установлена возможность образования телесных повреждений у Ф. 27 мая 2003 года, то есть до совершения преступления и задержания. Судом также неправильно оценены показания свидетеля Ф., жены осужденного, показания ее родителей свидетелей У-вых, заинтересованных в исходе дела, показания свидетеля К-ова, о допросе которого сторона защиты заявила ходатайство лишь в судебном заседании. Суд не учел, что показания этих свидетелей носят надуманный характер и являются способом реализации Ф. своего права на защиту от предъявленного обвинения. В приговоре суд, мотивируя вывод о непричастности к совершению убийства Ф., фактически указал на виновность в этом свидетеля К-ева, в отношении которого дело не возбуждалось и обвинение ему не предъявлялось.

В возражениях на кассационное представление осужденный Ф., адвокаты Ш. и К. в защиту осужденного указывают о своем несогласии с ним.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления и возражений, судебная коллегия не находит оснований к отмене приговора суда.

Выводы суда о виновности Ф. в совершении грабежа и невиновности в совершении убийства, сопряженного с разбоем, соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на проверенных в судебном заседании доказательствах.

Доводы государственного обвинителя в представлении о том, что приговор суда постановлен с грубыми нарушениями ст.ст.252, 299, 307 УПК РФ, являются несостоятельными, поскольку противоречат материалам дела.

Все обстоятельства по делу, изложенные государственным обвинителем в представлении, были представлены сторонами и исследованы в судебном заседании, они приведены в приговоре суда, в котором им дана надлежащая оценка. Суд обоснованно указал, что с учетом совокупности исследованных доказательств нет достаточных оснований для признания Ф. виновным в совершении сопряженного с разбоем убийства Г.

Вопреки доводам государственного обвинителя в представлении, в приговоре судом дана надлежащая оценка и показаниям осужденного Ф. о невиновности в разбое и убийстве, которые были подтверждены исследованными доказательствами.

Суд также обоснованно критически отнесся к являющимся основным доказательством со стороны обвинения противоречивым показаниям свидетеля К-ева, как лица, заинтересованного в исходе дела. В частности, судом учтено, что ранение, повлекшее смерть потерпевшей, причинено ножом, принадлежащим свидетелю К-еву, местонахождение этого ножа органами предварительного расследования не установлено, однако в суде установлено, что Ф. в тот вечер не имел доступа к данному ножу и не брал его.

При этом, на основании показаний свидетелей Ф., У-вой, У-ва, М-ва суд установил, что Ф. никогда никаких ножей не имел и не носил. Свидетель К-ев также никогда не показывал, что он видел нож у Ф. в тот день.

С учетом показаний свидетелей Д-ва, С-ва, специалиста врача-офтальмолога М-ной В. судом установлено, что в связи с близорукостью К-ев мог видеть с расстояния 40-50 м в ночное время без освещения только контуры человека без детализации совершаемых действий, о которых пояснял К-ев.

На основании показаний свидетеля Л-вой суд установил, что потерпевшая кричала, хотя К-ев отрицал это.

Кроме этого, на основании показаний свидетеля Д-вой, сожительницы К-ева, свидетелей К-ова, Л-ной, данных ломбарда, судом установлено, что К-ев не выбросил в снег золотые сережки и кольцо потерпевшей, как он утверждал в своих показаниях, а продал их своей сожительнице Д-вой через Ф.

Из протокола судебного заседания следует, что судебное следствие проведено в соответствии с требованиями ст.ст.273-291 УПК РФ.

Все представленные доказательства сторонами судом были исследованы, все заявленные ходатайства были разрешены в установленном законом порядке, в том числе о допросе свидетелей К-ова, С-на, на что имеется ссылка в представлении государственного обвинителя (т.4, л. д.93, 129).

Из материалов дела следует, что суд обоснованно исключил из числа допустимых доказательства, на которые имеется ссылка в представлении государственного обвинителя - протоколы допросов Ф. на предварительном следствии в качестве подозреваемого и обвиняемого, следственного эксперимента, обыска, опознания, фототаблицу, заключение комиссионной экспертизы.

Судом установлено, что были нарушены права Ф. в ходе первоначальных следственных действий, поскольку в соответствии с ч.2 ст.21 Конституции Российской Федерации, и ч.4 ст.164 УПК РФ запрещается домогаться показаний подозреваемого, обвиняемого путем насилия, угроз и иных незаконных мер, эти показания Ф. явились исходными данными для проведения экспертизы, а обыск и опознание проведены с нарушением уголовно-процессуального закона. Обоснованные выводы суда об этом подробно мотивированы в постановлении. При этом, вопреки доводам государственного обвинителя в представлении, судом учтены показания свидетелей К-ва, Н-ка, Р-ва, производивших задержание Ф., свидетеля С-ва, проводившего медицинское освидетельствование Ф. 30 мая 2003 года в 3 часа 50 минут, заключение эксперта К-ова о том, что телесные повреждения у Ф. могли образоваться 29 мая 2003 года, а не только 27 мая 2003 года, как это утверждается в представлении государственного обвинителя, показания свидетелей Ф., У-вых (т.4, л.д.29-34, 117).

Доводы государственного обвинителя в представлении о том, что в приговоре суд указал на виновность в совершении убийства свидетеля К-ева, в отношении которого дело не возбуждалось и обвинение ему не предъявлялось, противоречат приговору суда, в котором такого вывода не содержится, в связи с чем следует признать, что суд не нарушил пределы судебного разбирательства.

Несостоятельными являются и доводы государственного обвинителя в представлении, о том, что описательно-мотивировочная часть приговора противоречивая.

Из приговора суда по настоящему делу следует, что его описательно-мотивировочная часть соответствует требованиям ст.305 УПК РФ, и каких-либо противоречий не содержит.

Доводы государственного обвинителя в представлении о том, что Ф. был осведомлен о ноже и реальной возможности его применения, что, по мнению автора, свидетельствует об умысле Ф. на разбой, следует признать надуманными. Такие обстоятельства судом не установлены, в приговоре не приведены, и, кроме того, в этом Ф. не обвинялся. Из приговора суда следует, что в нем лишь изложены показания Ф. относительно предъявленного ему обвинения, в которых он, утверждая о своей невиновности в совершении разбоя и убийства, указывал, что видел нож у свидетеля К-ева. Сами по себе такие показания Ф. и вывод суда в приговоре на основании исследованных доказательств о том, что Ф. совершил грабеж, нельзя признать противоречием в описательно-мотивировочной части приговора.

С учетом исследованных доказательств, в том числе показаний самого осужденного о совершении грабежа при обстоятельствах, изложенных в приговоре суда, которым, вопреки доводам государственного обвинителя в представлении, дана надлежащая оценка в их совокупности, суд сделал обоснованный вывод о виновности Ф. в совершении открытого хищения имущества на общую сумму 862 рубля у незнакомой потерпевшей Г. с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья, и правильно квалифицировал его действия по ст.161 ч.2 п."г" УК РФ, а также о невиновности Ф. в совершении преступления, предусмотренного ст.105 ч.2 п."з" УК РФ, в чем он обвинялся.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора суда, не имеется.

Руководствуясь ст.ст.377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:


Приговор Ульяновского областного суда от 12 апреля 2004 года в отношении Ф. оставить без изменения, а кассационное представление - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
рассылка

Номер документа: 80-О04-18
Принявший орган: Верховный Суд Российской Федерации
Дата принятия: 08 июня 2004

Поиск в тексте