• по
Более 54000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 20 июня 2001 года N 436-П01ПР


[Суд изменил приговор, переквалифицировав действия осужденного со ст.105 ч.2 п."в" УК РФ на ст.105 ч.1 УК РФ и со ст.226 ч.3 п."б" УК РФ на ст.226 ч.1 УК РФ, поскольку обстоятельств, свидетельствующих о нахождении потерпевшего в беспомощном состоянии во время его убийства, не установлено, алкогольное опьянение потерпевшего само по себе не свидетельствует о том, что он был не способен защитить себя и оказать активное сопротивление осужденному, кроме того, не имеется доказательств того, что осужденный, также находившийся в состоянии алкогольного опьянения, осознавал беспомощность потерпевшего и воспользовался ею при убийстве]



Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе: Председателя - Лебедева В.М., членов Президиума - Верина В.П., Вячеславова В.К., Жуйкова В.М., Кузнецова В.В., Меркушова А.Е., Петухова Н.А., Сергеевой Н.Ю., Смакова Р.М., рассмотрел дело по протесту заместителя Генерального прокурора Российской Федерации К. на приговор Свердловского областного суда от 29 июня 1999 года, по которому осуждены к лишению свободы:

У., ..., судимый 19 апреля 1999 года по ст.158 ч.2 п.п."а, б, в" УК РФ к 2 годам лишения свободы без штрафа условно с испытательным сроком в 2 года, -

по ст.131 ч.2 п.п."б, в" УК РФ на 8 лет, по ст.158 ч.2 п."б" УК РФ на 4 года без штрафа, по ст.222 ч.1 УК РФ на 2 года;

на основании ст.69 ч.3 УК РФ по совокупности преступлений назначено 10 лет лишения свободы без штрафа;

на основании ст.69 ч.5 УК РФ присоединено частично неотбытое наказание по приговору от 19 апреля 1999 года и окончательно ему назначено 11 лет лишения свободы без штрафа в исправительной колонии строгого режима, срок наказания исчислен с 14 ноября 1998 года;

П., ..., судимый 24 мая 1999 года по ст.158 ч.2 п.п."а, б, в, г" УК РФ к 3 годам лишения свободы без штрафа, -

по ст.105 ч.2 п."в" УК РФ на 8 лет, по ст.131 ч.2 п.п."б, в" УК РФ на 4 года, по ст.226 ч.3 п."б" УК РФ на 5 лет без конфискации имущества, по ст.222 ч.1 УК РФ на 1 год;

на основании ст.69 ч.3 УК РФ по совокупности преступлений назначено 9 лет лишения свободы без конфискации имущества;

на основании ст.69 ч.5 УК РФ присоединено частично неотбытое наказание по приговору от 24 мая 1999 года и окончательно ему назначено 9 лет 6 месяцев лишения свободы без конфискации имущества в воспитательной колонии общего режима,

срок наказания исчислен с 14 ноября 1998 года.

В соответствии со ст.ст.97 ч.1 п."г", 99 ч.2 УК РФ П. назначены принудительные меры медицинского характера в виде амбулаторного принудительного лечения от наркомании и наблюдения у психиатра.

На основании ст.151 УК РФ с П. взыскано в счет компенсации морального вреда 10000 руб. в пользу М.

Оправданы за недоказанностью участия в совершении преступлений: У. - по ст.ст.150 ч.4, 226 ч.3 п.п."а, б" УК РФ, П. - по ст.ст.167 ч.2, 161 ч.2 п.п."а, б, д", 213 ч.3 УК РФ.

Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации 30 ноября 1999 года приговор в отношении них оставлен без изменения.

В протесте поставлен вопрос о переквалификации действий П. со ст.105 ч.2 п."в" УК РФ на ст.105 ч.1 УК РФ с назначением по ней 8 лет лишения свободы, исключении указания о назначении У. наказания по правилам ст.69 ч.5 УК РФ и изменении ему вида исправительной колонии.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Нестерова В.В. и выступление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Д., поддержавшего протест, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

установил:


У. и несовершеннолетний П. признаны виновными в совершении преступлений в поселке Сосьва Серовского района Свердловской области при следующих обстоятельствах.

У. и П., находившиеся в состоянии алкогольного опьянения, в ночь на 14 ноября 1998 года пришли в квартиру, где проживали М. и Я. У. ударил М. несколько раз по лицу и туловищу, совершил с ней насильственный половой акт. П. с целью подавления сопротивления также ударил потерпевшую по голове прикладом охотничьего ружья, которое вместе с патронами похитил в этой же квартире. Продолжая подавлять сопротивление М., в процессе изнасилования П. наставил на нее ружье и высказывал угрозы убийством. Затем он из личных неприязненных отношений произвел из ружья выстрел в голову Я. От полученного пулевого ранения Я. скончался на месте происшествия. Кроме того, У. тайно похитил принадлежавшие М. 25 кг муки стоимостью 90 руб. Покидая место преступления, П. и У. унесли охотничье ружье, признанное экспертом огнестрельным оружием, и боеприпасы к нему - 10 патронов.

Президиум считает, что приговор и кассационное определение подлежат изменению по следующим основаниям.

Мотивируя свое решение о квалификации действий П. как убийства с использованием беспомощного состояния потерпевшего, суд сослался на то, что Я. находился в состоянии сильного алкогольного опьянения, не мог оказать сопротивления, и П. это понимал.

Но этот вывод суда не соответствует материалам дела.

Действительно, согласно заключению судебно-медицинского эксперта, Я. незадолго до наступления смерти находился в тяжелой степени алкогольного опьянения (т.2 л.д.4-14).

Вместе с тем из оглашенных в судебном заседании показаний П. на предварительном следствии усматривается, что Я. после совместного с П. и У. распития спиртных напитков ушел спать, однако проснулся и ударил М. ногой, отчего она упала. Затем Я. вновь уснул, но проснулся от шума в квартире и дыма. Лежа на полу, он приподнялся и пополз в сторону П. (т.1 л.д.108-110, 112-116). Объясняя причину своих действий, направленных на убийство Я., П. на допросе 14 апреля 1999 года показал, что между ним и Я.ым сложились неприязненные отношения, он полагал, что Я. мог взять лежавший на полу нож и нанести им удар. Поэтому он выстрелил из ружья в Я. (т.1 л.д.114-115). В судебном заседании, не отрицая совершения убийства из-за личных неприязненных отношений, П. также пояснил, что Я. проснулся и пытался подняться. Рядом с Я. лежал нож, что послужило одной из причин производства в него выстрела (т.2 л.д.166-167).

Вышеназванные показания не опровергнуты. Кроме того, показания П. в судебном заседании в приговоре отражены не совсем правильно, поскольку он не заявлял о том, что осознавал беспомощность потерпевшего. На вопрос суда виновный лишь ответил, что Я. действительно был в сильной степени опьянения, когда спал (т.2 л.д.170).

По смыслу закона действия виновного квалифицируются как убийство лица, находившегося в беспомощном состоянии, в тех случаях, когда потерпевший в силу физического или психического состояния не способен защитить себя, оказать сопротивление виновному, и когда последний, совершая убийство, осознает это.

По настоящему делу обстоятельств, свидетельствующих о нахождении Я. в беспомощном состоянии во время его убийства, не установлено. Алкогольное опьянение потерпевшего само по себе не свидетельствует о том, что он был не способен защитить себя и оказать активное сопротивление П., который младше его на семнадцать лет. Не добыто и доказательств того, что шестнадцатилетний П., также находившийся в состоянии алкогольного опьянения, осознавал беспомощность потерпевшего и воспользовался ею при убийстве.

Поскольку иные квалифицирующие признаки, предусмотренные ч.2 ст.105 УК РФ, в действиях П. отсутствуют, совершенное им убийство надлежит квалифицировать по ч.1 ст.105 УК РФ.

Несмотря на изменение юридической оценки содеянного П., назначенное ему наказание за убийство в виде 8 лет лишения свободы соответствует характеру и степени общественной опасности совершенного преступления.

Действия П. в части хищения огнестрельного оружия и боеприпасов без достаточных оснований квалифицированы по ст.226 ч.3 п."б" УК РФ по признаку неоднократности.

В соответствии с примечанием к ст.158 УК РФ неоднократными признаются преступления, перечисленные в статьях 158-166 УК РФ, а лицами, ранее судимыми за хищение, считаются лица, указанные в главе 21 УК РФ. Ст.226 находится в главе 24 УК РФ и на нее не распространяются положения примечания к ст.158 УК РФ.

При таких обстоятельствах действия П. в этой части следует квалифицировать по ст.226 ч.1 УК РФ и назначить по ней 3 года лишения свободы.

При назначении наказания У. по правилам ч.5 ст.69 УК РФ суд допустил ошибку при применении уголовного закона.

Из материалов дела усматривается, что У. был осужден за совершенную им 1 сентября 1998 года кражу Серовским городским судом Свердловской области 19 апреля 1999 года (т.2 л.д.154-155). После вынесения этого приговора установлено, что У. виновен еще и в других преступлениях, совершенных им 14 ноября 1998 года, то есть до вынесения приговора по первому делу.

При таких обстоятельствах при назначении наказания У. по последнему приговору суд не должен был руководствоваться правилами ч.5 ст.69 УК РФ, поскольку наказание по приговору Серовского городского суда было постановлено считать условным. Согласно же ст.74 УК РФ, условное осуждение может быть отменено лишь в случае систематического или злостного неисполнения условно осужденным в течение испытательного срока возложенных на него судом обязанностей, либо совершения им в этот период нового преступления.

Таких обстоятельств по делу не имеется. Более того, У. 14 ноября 1998 года, то есть за пять с лишним месяцев до провозглашения приговора Серовского городского суда, был задержан и находился под стражей по настоящему делу.

Согласно п.29 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 11 июня 1999 года "О практике назначения судами уголовного наказания", если в отношении условно осужденного лица будет установлено, что оно виновно еще и в другом преступлении, совершенном до вынесения приговора по первому делу, правила статьи 69 УК РФ применены быть не могут, поскольку в статье 74 УК РФ дан исчерпывающий перечень обстоятельств, на основании которых возможна отмена условного осуждения. В таких случаях приговоры по первому и второму делу исполняются самостоятельно. Следовательно, приговоры Серовского городского суда от 19 апреля 1999 года и Свердловского областного суда от 29 июня 1999 года в отношении У. должны исполняться самостоятельно. К настоящему времени установленный У. испытательный срок истек.

Кроме того, У. как лицо, ранее не отбывавшее наказание в местах лишения свободы и признанное виновным в совершении тяжких преступлений, должен согласно п."б" ч.1 ст.58 УК РФ, отбывать наказание в исправительной колонии общего режима. Назначая местом отбывания назначенного У. наказания исправительную колонию строгого режима, суд допустил ошибку.

Исходя из изложенного и руководствуясь п.5 ст.378 УПК РСФСР, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

постановил:


Приговор Свердловского областного суда от 29 июня 1999 года и определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 30 ноября 1999 года в отношении П. и У. изменить.

Переквалифицировать действия П. со ст.105 ч.2 п."в" УК РФ на ст.105 ч.1 УК РФ и назначить по ней 8 лет лишения свободы, а со ст.226 ч.3 п."б" УК РФ на ст.226 ч.1 УК РФ и назначить по ней 3 года лишения свободы.

На основании ст.69 ч.3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст.ст.105 ч.1, 131 ч.2 п.п."б, в", 226 ч.1, 222 ч.1 УК РФ, назначить П. 9 лет лишения свободы.

Исключить из осуждения У. указание о назначении ему наказания с применением ч.5 ст.69 УК РФ.

Те же судебные решения в части осуждения У. по ст.ст.131 ч.2 п.п."б, в", 158 ч.2 п."б", 222 ч.1 УК РФ, а также в части осуждения его по совокупности преступлений к 10 годам лишения свободы оставить без изменения.

Назначить У. отбывание наказания в исправительной колонии общего режима.

В остальном судебные постановления оставить без изменения.


Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
рассылка

Номер документа: 436-П01ПР
Принявший орган: Верховный Суд Российской Федерации
Дата принятия: 20 июня 2001

Поиск в тексте