• по
Более 54000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


Верховный Суд Российской Федерации
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 5 марта 2009 года N 78-О09-8СП

     
     
[Приговор с участием присяжных заседателей оставлен без изменения, поскольку в соответствии с ч.2 и ч.3 ст.348 УПК РФ вердикт коллегии присяжных заседателей является обязательным для председательствующего, и он квалифицирует действия осужденного в соответствии с обвинительным вердиктом, ставить под сомнение вердикт присяжных стороны не вправе, такого основания для отмены приговора суда присяжных ст.379 УПК РФ не предусмотрено]

(Извлечение)



Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе: председательствующего Магомедова М.М., судей Истоминой Г.Н. и Ворожцова С.А. рассмотрела в судебном заседании от 5 марта 2009 года кассационные жалобы адвоката Д. и осужденного Г. на приговор Санкт-Петербургского городского суда с участием присяжных заседателей от 10 декабря 2008 года, которым

Г., ..., судимый

19 декабря 2005 года по ч.5 ст.33, ч.2 ст.162, ч.2 ст.162 УК РФ к 7 годам лишения свободы;

18 мая 2006 года по п."б" ч.3 ст.162, ч.4 ст.111 УК РФ к 10 годам лишения свободы

осужден по п.п."а", "ж", "з" ч.2 ст.105 УК РФ к пожизненному лишению свободы, по п."в" ч.3 ст.162 УК РФ к 11 годам лишения свободы.

По совокупности преступлений в соответствии с ч.3 ст.69 УК РФ назначено пожизненное лишение свободы.

На основании ч.5 ст.69 УК РФ путем частичного сложения данного наказания и наказания, назначенного по приговору от 18 мая 2006 года окончательно назначено наказание в виде пожизненного лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии особого режима.

По настоящему делу осуждены также Т. и П., приговор в отношении которых не обжалован.

Г. осужден за убийство В., О., М., сопряженное с разбоем, а убийство О. и М. и группой лиц, за разбойное нападение на потерпевших с причинением тяжкого вреда их здоровью, с применением предметов, используемых в качестве оружия, группой лиц по предварительному сговору, с проникновением в жилище.

Преступления совершены им 16 июля 2002 года и 27-28 октября 2002 года в ... при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Заслушав доклад судьи Истоминой Г.Н., объяснения осужденного Г. и адвоката Ш., поддержавших доводы кассационных жалоб, мнение прокурора С., полагавшего приговор оставить без изменения, судебная коллегия

установила:

В кассационной жалобе адвокат Д. просит отменить приговор, дело направить на новое судебное рассмотрение, ссылаясь на то, что на присяжных заседателей было оказано воздействие, выразившееся в том, что в период всего судебного следствия подсудимый Т. не находился на скамье подсудимых, а доставлялся в зал судебного заседания оперативными сотрудниками и сидел на скамье для конвоя, а в перерывах он звонил по телефону, общался со знакомыми, что могли наблюдать и присяжные заседатели, когда проходили в зал.

Со стороны Т. в присутствии присяжных заседателей были допущены в адрес Г. высказывания о его предыдущих судимостях, что сторона защиты также расценивает как незаконное воздействие на присяжных заседателей.

Осужденный Г. в своей кассационной жалобе и дополнении к ней также ставит вопрос об отмене приговора, направлении дела на новое судебное рассмотрение.

По доводам его жалобы следствием не проверено его алиби по убийствам О., М. и В., хотя он называл конкретные адреса свидетелей, настаивал на проведении очной ставки с Т. В судебном заседании Т. заявил о его судимости, а государственный обвинитель, выступая в прениях, также допустил высказывания о его личности. Однако председательствующая по данным нарушениям не сделала замечания.

Не была предоставлена ему возможность и высказать замечания по существу напутственного слова.

Кроме того, в судебном заседании было нарушено его право на защиту, выразившееся в том, что в прениях адвокат заняла позицию, не соответствующую его позиции, однако председательствующая не приняла мер к устранению нарушения закона.

В вопросном листе имеются противоречия. Содержание вопросов NN 16, 19, 22 не соответствуют вопросу N 15, поскольку из этого вопроса было исключено указание о предварительной договоренности трех лиц и П. не признан лицом, состоящим в договоренности с двумя другими соучастниками.

Не устранены председательствующей и противоречия в вопросах N 1 и N 2. Признав недоказанным его участие в совершении преступления, присяжные заседатели не исключили из вопроса N 1 указание о совершении преступления двумя другими лицами на его автомашине. Как следствие этого вердикт присяжных заседателей является противоречивым.

Назначенное ему наказание считает несправедливым, чрезмерно суровым.

В возражениях на кассационные жалобы осужденного и его защитника государственный обвинитель С. просит оставить приговор без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным, постановленным в соответствии с вердиктом присяжных заседателей о виновности Г. в убийстве В., О., М. и разбойном нападении на потерпевших.

Данных о том, что в суде присяжных исследовались недопустимые доказательства или были ошибочно исключены из разбирательства дела допустимые доказательства, или отказано сторонам в исследовании доказательств, либо допущены иные нарушения уголовно-процессуального закона, влекущие отмену приговора, из материалов дела не усматривается.

Доводы кассационных жалоб о нарушении судом пределов судебного разбирательства не основаны на материалах дела.

Как следует из протокола судебного заседания, подсудимый Т. со ссылкой на ст.51 Конституции РФ отказался давать показания в судебном заседании, в связи с чем государственным обвинителем с согласия стороны защиты были оглашены показания Т., данные им на предварительном следствии в качестве обвиняемого, при проверке на месте преступления, протокол его явки с повинной, содержащиеся в т.4 л.д.108, т.7 л.д.1-2, 6-8, 12-14, 37, 52-63, 137-150, 181-183, т.9, л.д.19-30, 60-61, ч.22 л.д.61-66. При этом в оглашенных показаниях Т. каких-либо сведений о судимости Г. не содержится. Каких-либо заявлений по существу оглашенных показаний Т. сторона защиты в судебном заседании не делала. Отвечая на вопросы сторон в связи с оглашенными в судебном заседании показаниями, подсудимый Т. также не сообщал о судимости Г. (т.30, л.д.106-111, 116-117, 133-135).

Выступая в прениях, государственные обвинители Ю. и С. также не касались вопросов о личности подсудимых, и не сообщали присяжным заседателям о наличии судимости у Г. (т.30, л.д.186-194).

Не может согласиться судебная коллегия и с доводами жалобы о том, что поведение подсудимого Т. оказало влияние на присяжных заседателей.

Как следует из материалов дела, подсудимые Т., Г. и П. в ходе судебного разбирательства содержались под стражей, то есть находились в одинаковом положении.

Каких-либо заявлений о поведении Т. в судебном заседании стороной защиты не было сделано в судебном заседании.

В напутственном слове председательствующая разъяснила присяжным заседателям, что не все услышанное и увиденное ими является доказательствами, что они не должны рассматривать как доказательство и поведение подсудимых в суде, поскольку каждый человек, оказавшийся в суде в качестве подсудимого, ведет себя по-разному, а потому они должны полагаться на свой житейский опыт и помнить, что поведение подсудимых в суде не должно быть определяющим при вынесении вердикта, (т.30, л.д.222-223).

Присяжными заседателями вынесен обвинительный вердикт не только в отношении Г., но и в отношении Т.

При таких обстоятельствах довод кассационных жалоб о вынесении присяжными заседателями вердикта под влиянием высказываний и поведения подсудимого Т., а также высказываний государственных обвинителей в прениях о личности Г. является предположительным.

Данных о нарушении права Г. на защиту в судебном заседании, о чем он указывает в жалобе, из материалов дела не усматривается.

Защиту его интересов в судебном заседании осуществляла адвокат Д., которая принимала активное участие в исследовании доказательств.

Выступая в прениях, адвокат Д. поддержала позицию Г. по существу предъявленного ему обвинения и просила присяжных оправдать его по обвинению в убийстве В. и О., причастность к которым не признавал Г. По убийству М. Г. не отрицал нахождение возле дома потерпевшей в своей машине в день ее убийства, и пояснял, что в квартиру к М. ходили П. и Т. Адвокат в прениях, проанализировав доказательства по этому эпизоду обвинения, со ссылкой на показания свидетеля М. поддержала версию Г. о том, что он из машины не выходил, и в квартиру к потерпевшей не заходил.

Излагая позицию адвоката Д. в напутственном слове, председательствующая довела до сведения присяжных заседателей, что адвокат Д. считает недоказанным участие Г. в убийстве В., О. и М. По мнению адвоката, В. знал Т., а Г. ее никогда не видел и не знал, и в совещательной комнате им предстоит решить вопрос о том, чьей версии отдать предпочтение: подсудимого Г. или Т. Доказательств, опровергающих версию Г. о непричастности к убийству О. и М., не имеется, адвокат полагает, что П. и Т. оговаривают Г. (т.30 л.д.201, 241).

Напутственное слово председательствующей соответствует требованиям ст.340 УПК РФ.

Сторонам в соответствии с ч.6 ст.340 УПК РФ была предоставлена возможность заявить возражения в связи с содержанием напутственного слова председательствующей по мотивам нарушения ею принципа объективности и беспристрастности.

При этом подсудимый Г. и его защитник заявили, что не имеют возражений по содержанию напутственного слова (т.30 л.д.205).

Вопросный лист и вердикт коллегии присяжных заседателей соответствуют требованиям ст.ст.339, 343 УПК РФ.

Содержание ответов присяжных заседателей на все поставленные вопросы является ясным.

Согласно ответов на вопросы N 1 и 2 участие Г. в убийстве М. и разбойном нападении на нее признано недоказанным, и этот эпизод исключен из обвинения Г.

Сопоставляя ответы на вопросы N 15, 16, 19, 22, о наличии противоречий в которых отмечается в жалобе, судебная коллегия отмечает следующее.

Согласно ответу на вопрос N 15 по эпизоду разбоя и убийства О. и М. о событии преступления смерть О. и М. причинили три лица, заранее договорившиеся о нападении с применением предметов, используемых в качестве оружия.

Отвечая на вопрос N 16, присяжные заседатели признали доказанным участие Г. в причинении смерти О. и М. в ходе нападениях на потерпевших с целью завладения их имуществом, совершенном совместно с П. и Т. по предварительному сговору с Т.

Наличие договоренности Г. и с П. присяжные заседатели исключили.

В ответе на вопрос N 17 Г. признан виновным в совершении указанных в вопросе N 16 действий.

При ответе на вопросы N 19 и 22 о действиях Т. и П. присяжные заседатели также признали доказанным участие Т. и П. в причинении смерти О. и М. в ходе нападения на них совместно с Г., о чем Т. и Г. предварительно договорились, но исключили участие П. в предварительном сговоре с другими участниками нападения Г. и Т.

Таким образом, из вердикта присяжных следует совершенно определенный вывод о том, что убийство О. и М. в ходе разбойного нападения на них Г. совершил совместно с Т. и П. по предварительному сговору с Т.

Указание в вопросе N 15 о нападении на О. и М. и причинении им смерти тремя лицами, которые заранее об этом договорились не может служить основанием для признания вердикта неясным и для отмены приговора, постановленного на основании этого вердикта.

В соответствии с ч.2 и ч.3 ст.348 УПК РФ вердикт коллегии присяжных заседателей является обязательным для председательствующего, и он квалифицирует действия осужденного в соответствии с обвинительным вердиктом.

Ставить под сомнение вердикт присяжных стороны не вправе, такого основания для отмены приговора суда присяжных ст.379 УПК РФ не предусмотрено.

С учетом этого доводы жалобы осужденного Г. о непричастности к убийствам О., М. и В., о том, что не проверено его алиби, удовлетворению не подлежат.

Действиям осужденного Г. дана правильная юридическая оценка.

Наказание назначено Г. в соответствии с требованиями ст.ст.6, 60 УК РФ. Наличие на иждивении осужденного несовершеннолетнего ребенка, отсутствие судимости, положительные характеристики учтены судом при назначении наказания. Однако с учетом обстоятельств совершения Г. особо тяжких преступлений, его особо активной роли в убийстве О., М. и В., вердикта присяжных заседателей о том, что он не заслуживает снисхождения, суд обоснованно назначил Г. наказание в виде пожизненного лишения свободы.

Оснований для признания назначенного наказания несправедливым и для его смягчения не имеется.

С учетом изложенного, руководствуясь ст.ст.377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

Приговор Санкт-Петербургского городского суда с участием присяжных заседателей от 10 декабря 2008 года в отношении Г. оставить без изменения, а кассационные жалобы адвоката Д. и осужденного Г. - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
рассылка

Номер документа: 78-О09-8СП
Принявший орган: Верховный Суд Российской Федерации
Дата принятия: 05 марта 2009

Поиск в тексте