• по
Более 55000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

    
ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 17 марта 1999 года N 64-П99


[Суд изменил приговор, исключив по п."в" ч.2 ст.105 УК РФ и по п."а" ч.3 ст.163 УК РФ, поскольку вымогательство совершено осужденными с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего и действия их в этой части обоснованно квалифицированы по п."в" ч.3 ст.163 УК РФ, кроме того, из материалов дела видно, что удар ножом и последующее избиение было совершено в процессе осуществления умысла на убийство, поэтому квалификации этих действий по п."в" ч.2 ст.105 УК РФ не требуется]

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе: председателя - Лебедева В.М., членов Президиума- Радченко В.И., Сергеевой Н.Ю., Верина В.П., Жуйкова В.М., Смакова P.M., Кузнецова В.В., Каримова М.А., Попова Г.Н., Меркушова А.Е., Вячеславова В.К., рассмотрел дело по протесту Первого заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации Радченко В.И. на приговор Пермского областного суда от 20 февраля 1998 года, по которому

Т., ..., ранее не судим, -

осужден к лишению свободы по ст.163 ч.3 п.п."а", "в" УК РФ на 8 лет с конфискацией имущества, по ст.105 ч.2 п.п."в", "ж, "з", "к" УК РФ на 14 лет, по ст.318 ч.1 УК РФ на 6 месяцев.

По совокупности преступлений на основании ч.2 и ч.3 ст.69 УК РФ назначено 17 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества;

Г., ..., ранее не судим,-

осужден к лишению свободы по ст.163 ч.3 п.п."а", "в" УК РФ на 7 лет с конфискацией имущества, по ст.105 ч.2 п.п."в", "ж", "з", "к" УК РФ на 13 лет, по ст.318 ч.1 УК РФ на 1 год.

По совокупности преступлений на основании ч.2 и ч.3 ст.69 УК РФ назначено 15 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества;

М., ..., ранее не судим,-

осужден к лишению свободы по ст.163 ч.3 п.п."а", "в" УК РФ на 7 лет с конфискацией имущества, по ст.105 ч.2 п.п."в", "ж", "з", "к" УК РФ на 11 лет, по ст.318 ч.1 УК РФ на 1 год и 6 месяцев.

По совокупности преступлений на основании ч.2 и ч.3 ст.69 УК РФ назначено 13 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

По ст.150 ч.4 УК РФ Т., Г. и . оправданы.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации определением от 9 июля 1998 года исключила из их обвинения п."к" ч.2 ст.105 УК РФ, в остальном приговор оставила без изменения.

По делу осуждены по ст.316 УК РФ М-ка , Г-ин и С., в отношении которых протест не приносится.

В протесте поставлен вопрос о переквалификации действий осужденных с п.п."а", "в" ч.3 ст.163 УК РФ на п.п."а", "в" ч.2 ст.163 УК РФ с назначением наказания по этой статье, исключении из приговора п."в" ч.2 ст.105 УК РФ.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Лизунова В.М. и заключение заместителя Генерального прокурора Российской Федерации К-ва В., полагавшего протест удовлетворить частично, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

установил:

Т., Г. и М. совершили при отягчающих обстоятельствах вымогательство и умышленное убийство Ч., ... .

Кроме того, Т., Г. и М. применили насилие в отношении представителя власти.

Преступления были совершены в гор. Перми при следующих обстоятельствах.

В начале 1997 года Т., пользуясь своим авторитетом и влиянием на Г. и М., создал с указанными лицами преступную организованную группу для совершения вымогательства у Ч.

С этой целью 8 февраля 1997 года Г. и ., действуя в соответствии с ранее достигнутой договоренностью, разыскали Ч. и принудили его приехать с ними в помещение охраны Управления механизации N 1, расположенное в доме N 9"а" по ул.Автозаводской, о чем сообщили Т., который тоже приехал туда.

Здесь в ночь на 9 февраля 1997 года осужденные, находясь в состоянии алкогольного опьянения, стали требовать у потерпевшего деньги, угрожая в случае невыполнения их требований применением насилия.

Однако Ч. сказал, что денег у него нет.

Тогда осужденные стали избивать потерпевшего, нанося ему удары руками, ногами, а также приисканными тут же, но не установленными и не обнаруженными в ходе следствия предметами по голове и различным частям тела.

Здесь же с целью убийства Т. ударил Ч. ножом в живот.

В результате этих действий потерпевшему были причинены: рвано-ушибленная рана в лобно-теменной области справа, ушибленные раны в затылочной области, рубленая рана в теменно-затылочной области справа, кровоподтеки в окружности глаз, ушибленная рана на слизистой верхней губы, дырчатые, многооскольчатые и линейные переломы костей мозгового и лицевого отделов черепа, разрушение вещества головного мозга, внутричерепные кровоизлияния, колото-резаная рана грудной клетки слева, проникающая в левую плевральную и брюшную полости с повреждением диафрагмы, от которых Ч. тут же скончался.

Желая скрыть следы совершенного преступления, Т. предложил Г. и М., а они - С., Г-ину и М-ке положить труп потерпевшего в металлическую бочку, залив цементным раствором, что и было сделано.

Через несколько дней Г., М. и С. вывезли бочку с трупом с территории Управления механизации и бросили ее в лесном массиве.

Спустя некоторое время, они же перетащили бочку и сбросили ее в речку Лысьва по указанию Т.

15 марта 1997 года Т., Г. и М., находясь в состоянии алкогольного опьянения, ехали на автомобиле ВАЗ-21099, государственный номер ..., под управлением Т., по закрытой для движения в связи с дорожно-транспортным происшествием технологической трассе, не останавливаясь на подаваемые им сотрудниками ГАИ сигналы. Поэтому работники ГАИ стали преследовать эту автомашину.

В Орджоникидзевском районе исполнявшие возложенные на них обязанности инспектора ГАИ УВД гор.Перми А., Г-ов и Е., заблокировав дорогу, остановили автомобиль. В ответ на правомерные требования работников милиции Т., Г. и М. отказались подчиниться и стали их оскорблять нецензурной бранью, угрожать применением насилия.

При задержании М. пнул Е. по левой ноге, причинив ему ушиб мягких тканей левой стопы.

Судебные решения подлежат изменению по следующим основаниям.

Вина Т., М. и Г. в умышленном убийстве Ч. и применении насилия в отношении представителя власти материалами дела доказана и в протесте не оспаривается.

Вместе с тем, квалифицируя действия Т., Г. и М. по п."а" ч.3 ст.163 УК РФ, суд сослался на то, что вымогательство было совершено организованной группой.

Согласно ч.3 ст.35 УК РФ преступление признается совершенным организованной группой, если оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений.

Таких данных в материалах дела не имеется.

Из показаний осужденных видно, что они знали друг друга; М. и Г. являлись охранниками в Управлении механизации N 1, а Т. занимался с ними тренировками по применению приемов рукопашного боя. О долгах Ч. все они знали. Свидетель М-шин показал, что в ноябре 1996 года Т. в присутствии М. и Г. требовал возвратить деньги, которые Ч. должен был отдать ему, М-шину.

М. и Г. показали, что они интересовались, как Ч. рассчитывается с долгами и, встретив его 8 февраля, привезли на вахту, о чем сообщили Т. М. также показал, что давал Ч. 1500000 рублей для того, чтобы тот уехал из города.

Других данных, подтверждающих организацию Т. организованной преступной группы, нет, а приведенные обстоятельства не дают оснований с бесспорностью утверждать о наличии в действиях осужденных этого квалифицирующего признака.

С учетом этого осуждение по п."а" ч.3 ст.163 УК РФ, а также указание суда на совершение убийства организованной группой подлежат исключению из приговора.

Судом установлено, что вымогательство совершено осужденными с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего и действия их в этой части обоснованно квалифицированы по п."в" ч.3 ст.163 УК РФ, поэтому оснований для их переквалификации на п.п."а", "в" ч.2 ст.163 УК РФ, как об этом ставится вопрос в протесте, не имеется.

Кроме того, из обвинения осужденных подлежит исключению п."в" ч.2 ст.105 УК РФ, предусматривающий ответственность за умышленное убийство лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии.

Мотивируя свой вывод, суд сослался на то, что осужденные подвергли Ч. избиению и создали обстановку, в которой он был лишен возможности принять меры к своей защите.

Между тем из материалов дела видно, что удар ножом и последующее избиение было совершено в процессе осуществления умысла на убийство, поэтому квалификации этих действий по п."в" ч.2 ст.105 УК РФ не требуется.

В определении Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации ошибочно указано, что содеянное осужденными охватывается п."з" указанной выше статьи как убийство, сопряженное с разбоем. Однако обвинение в разбое предъявлено не было и осужденные в этом виновными не признаны, поэтому ссылка на разбой подлежит исключению из определения Судебной коллегии.

Наказание осужденным судом назначено в соответствии с законом.

Руководствуясь п.5 ст.378 УПК РСФСР, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

постановил:

Приговор Пермского областного суда от 20 февраля 1998 года и определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 9 июля 1998 года в отношении Т., Г. и М. изменить.

Исключить из приговора осуждение Т., Г. и М. по п."в" ч.2 ст.105 УК РФ и по п."а" ч.3 ст.163 УК РФ.

Исключить из приговора указание суда на совершение убийства организованной группой.

Считать осужденными по совокупности преступлений, предусмотренных ст.163 ч.3 п."в" УК РФ, ст.105 ч.2 п.п."ж", "з" УК РФ, ст.318 ч.1 УК РФ, Т. - к 17 годам лишения свободы с конфискацией имущества, Г. - к 15 годам лишения свободы с конфискацией имущества, М. - к 13 годам лишения свободы с конфискацией имущества.

Наказание Т., М. и Г. отбывать в исправительной колонии строгого режима.

Исключить из описательной части кассационного определения ссылку на разбой, при котором было совершено убийство Ч.

В остальном приговор и кассационное определение о них оставить без изменения.




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка





Номер документа: 64-П99
Принявший орган: Верховный Суд Российской Федерации
Дата принятия: 17 марта 1999

Поиск в тексте