• по
Более 54000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 18 декабря 2008 года N 1086-О-П


По жалобе гражданки Лунтовской Елены Васильевны на нарушение ее конституционных прав частью первой статьи 418 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации



Конституционный Суд Российской Федерации в составе: Председателя В.Д.Зорькина, судей Г.А.Гаджиева, Ю.М.Данилова, Л.М.Жарковой, Г.А.Жилина, С.М.Казанцева, М.И.Клеандрова, С.Д.Князева, Л.О.Красавчиковой, С.П.Маврина, Н.В.Мельникова, Ю.Д.Рудкина, Н.В.Селезнева, А.Я.Сливы, В.Г.Стрекозова, О.С.Хохряковой, В.Г.Ярославцева, заслушав в пленарном заседании заключение судьи Ю.М.Данилова, проводившего на основании статьи 41 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" предварительное изучение жалобы гражданки Е.В.Лунтовской,

установил:

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданка Е.В.Лунтовская оспаривает конституционность части первой статьи 418 ГПК Российской Федерации, согласно которой решение третейского суда, принятое на территории Российской Федерации, может быть оспорено сторонами третейского разбирательства путем подачи заявления об отмене решения третейского суда в соответствии со статьей 419 этого Кодекса.

Как следует из представленных материалов, Е.В.Лунтовская обратилась к мировому судье судебного участка N 7 города Пятигорска Ставропольского края с иском к гражданину К.Б.Лунтовскому - бывшему мужу о разделе совместно нажитого имущества и признании за ней права собственности на 2/3 доли в квартире в городе Пятигорске. В ходе судебного разбирательства ответчик представил суду решение третейского суда при Конгрессе деловых кругов Ставрополья от 27 апреля 2004 года, которым договор купли-продажи указанной квартиры, заключенный между К.Б.Лунтовским и его приемным отцом Г.К.Чолакиди, признан договором дарения.

Определением Пятигорского районного суда Ставропольского края от 28 июня 2004 года, оставленным без изменения судом кассационной инстанции, производство по заявлению Е.В.Лунтовской об отмене указанного решения третейского суда, как принятого о ее правах и обязанностях без привлечения к участию в деле, было прекращено со ссылкой на то, что заявительница не являлась стороной третейского разбирательства и в соответствии с частью первой статьи 418 ГПК Российской Федерации не обладает правом оспаривания решения третейского суда. В истребовании дела по надзорной жалобе заявительницы отказано.

Решением мирового судьи судебного участка N 7 города Пятигорска Ставропольского края от 16 декабря 2004 года в удовлетворении иска Е.В.Лунтовской к К.Б.Лунтовскому о разделе совместно нажитого имущества и признании права собственности на часть квартиры отказано на том основании, что квартира перешла к ответчику по договору дарения и не относится к общему имуществу супругов. В апелляционном порядке дело не рассматривалось, в истребовании дела по надзорной жалобе Е.В.Лунтовской отказано.

По мнению заявительницы, часть первая статьи 418 ГПК Российской Федерации, как не допускающая оспаривание решения третейского суда лицами, не являвшимися стороной третейского разбирательства, но чьи права и обязанности затрагиваются данным решением, нарушает гарантированное статьей 46 (часть 1) Конституции Российской Федерации право на судебную защиту.

2. В Российской Федерации как правовом государстве права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими, они определяют смысл, содержание и применение законов и обеспечиваются правосудием (статьи 2 и 18 Конституции Российской Федерации), при этом каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод (статья 46, часть 1, Конституции Российской Федерации).

Раскрывая содержание конституционного права на судебную защиту применительно к конкретным видам судопроизводства, Конституционный Суд Российской Федерации в ряде решений, в том числе в постановлениях от 3 мая 1995 года N 4-П, от 16 марта 1998 года N 9-П, от 17 ноября 2005 года N 11-П, сформулировал следующие правовые позиции.

Право на судебную защиту относится к основным неотчуждаемым правам и свободам и одновременно выступает гарантией всех других прав и свобод. В силу статьи 56 (часть 3) Конституции Российской Федерации оно не может быть ограничено ни при каких обстоятельствах. Право на судебную защиту предполагает конкретные гарантии эффективного восстановления в правах посредством правосудия, отвечающего требованиям справедливости.

Из статьи 46 Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ее статьями 19 (часть 1) и 123 (часть 3), закрепляющими равенство всех перед законом и судом, право каждого на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом, и принцип осуществления судопроизводства на основе состязательности и равноправия сторон, следует, что конституционное право на судебную защиту - это право не только на обращение в суд, но и возможность получения реальной судебной защиты в форме восстановления нарушенных прав и свобод в соответствии с законодательно закрепленными критериями, которые в нормативной форме (в виде общего правила) предопределяют, в каком суде и в какой процедуре подлежит рассмотрению конкретное дело, что позволяет суду (судье), сторонам, другим участникам процесса, а также иным заинтересованным лицам избежать правовой неопределенности в этом вопросе.

Из взаимосвязанных положений статей 1, 2, 18 и 118 Конституции Российской Федерации, обязывающих Российскую Федерацию как правовое государство создать эффективную систему гарантирования защиты прав и свобод человека и гражданина посредством правосудия, следует, что неотъемлемым элементом нормативного содержания права на судебную защиту, имеющего универсальный характер, является правомочие заинтересованных лиц, в том числе не привлеченных к участию в деле, на обращение в суд за защитой своих прав и свобод, нарушенных неправосудным судебным решением.

Приведенные правовые позиции, сохраняющие свою силу, в соответствии со статьями 6, 79, 80 и 87 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" являются общеобязательными, как и правовая позиция, выраженная Конституционным Судом Российской Федерации в Постановлении от 20 февраля 2006 года N 1-П, согласно которой положение статьи 336 ГПК Российской Федерации, предусматривающее, что на решения всех судов в Российской Федерации, принятые по первой инстанции (за исключением решений мировых судей), сторонами и другими лицами, участвующими в деле, может быть подана кассационная жалоба, не предполагает в случае отсутствия кассационной жалобы лиц, участвующих в деле, отказ суда второй инстанции в принятии к рассмотрению поданных в установленный законом срок кассационных жалоб лиц, не привлеченных к участию в деле, чьи права и законные интересы нарушены принятым по первой инстанции судебным постановлением.

Кроме того, следует учитывать, что Верховный Суд Российской Федерации и Высший Арбитражный Суд Российской Федерации исходят из возможности оспаривания в установленном порядке решений третейского суда лицами, не являющимися субъектами третейского разбирательства (Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за четвертый квартал 2004 года, утвержденный постановлением Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 9 февраля 2005 года, Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22 декабря 2005 года).

Таким образом, положение части первой статьи 418 ГПК Российской Федерации, в соответствии с которым решение третейского суда, принятое на территории Российской Федерации, может быть оспорено сторонами третейского разбирательства путем подачи заявления о его отмене, не предполагает запрет на подачу такого заявления лицами, не являющимися участниками третейского соглашения, если вопрос об их правах и обязанностях разрешен третейским судом.

Исходя из изложенного и руководствуясь статьей 6, частями первой и второй статьи 79, частью второй статьи 100 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Часть первая статьи 418 ГПК Российской Федерации, согласно которой решение третейского суда, принятое на территории Российской Федерации, может быть оспорено сторонами третейского разбирательства путем подачи заявления об отмене решения третейского суда в соответствии со статьей 419 этого Кодекса, не исключает для лиц, не являвшихся стороной третейского соглашения, право на подачу такого заявления, если в данном решении третейского суда был разрешен вопрос об их правах и обязанностях.

Конституционно-правовой смысл указанного законоположения, выявленный в настоящем Определении на основе правовых позиций, выраженных Конституционным Судом Российской Федерации в сохраняющих свою силу постановлениях, является общеобязательным и исключает любое иное его истолкование в правоприменительной практике.

2. Признать жалобу гражданки Лунтовской Елены Васильевны не подлежащей дальнейшему рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации, поскольку для разрешения поставленного заявительницей вопроса не требуется вынесение предусмотренного статьей 71 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" итогового решения в виде постановления.

3. Правоприменительные решения по делу гражданки Лунтовской Елены Васильевны, основанные на части первой статьи 418 ГПК Российской Федерации в истолковании, расходящемся с ее конституционно-правовым смыслом, выявленным в настоящем Определении, подлежат пересмотру в установленном порядке, если для этого нет иных препятствий.

4. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно, не подлежит обжалованию и не требует подтверждения другими органами и должностными лицами.

5. Настоящее Определение подлежит опубликованию в "Собрании законодательства Российской Федерации" и "Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации".



Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

Вестник Конституционного
Суда Российской Федерации,
N 3, 2009 год




Номер документа: 1086-О-П
Принявший орган: Конституционный Суд Российской Федерации
Дата принятия: 18 декабря 2008

Поиск в тексте