• по
Более 62000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


Верховный Суд Российской Федерации
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 11 декабря 2008 года N 38-О08-31


[Суд отменил приговор в части осуждения по п."д" ч.2 ст.126 УК РФ, поскольку действия осужденного по захвату и перемещению потерпевшей помимо ее воли охватывались объективной стороной преступления, предусмотренного ст.131 УК РФ, и являлись формой насилия, примененного осужденным к потерпевшей, как такового умысла на похищение человека у осужденного не установлено]

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе: председательствующего - Магомедова М.М., судей Ворожцова С.А. и Пелевина Н.П., рассмотрела в судебном заседании от 11 декабря 2008 года кассационную жалобу осужденного С., кассационное представление государственного обвинителя Т. на приговор Тульского областного суда от 30 сентября 2008 года, которым

С., ..., судимый:

17 сентября 1999 года по ст.30 ч.3, п."б" ч.2 ст.161, п."б" ч.3 ст.213, п."д" ч.2 ст.111, ст.69 ч.3 и ст.70 УК РФ к 10 годам лишения свободы.

Освобожден условно-досрочно 16.06.2003 на 4 года 10 месяцев 24 дня.

Осужден по п."д" ч.2 ст.126 УК РФ к 6 годам лишения свободы; по п."в" ч.3 ст.131 УК РФ - к 9 годам лишения свободы.

На основании ч.3 ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 13 (тринадцать) лет лишения свободы.

На основании ст.79 УК РФ отменено условно-досрочное освобождение. На основании ст.70 УК РФ окончательно назначено 14 (четырнадцать) лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Срок наказания постановлено исчислять с 28 июня 2007 года.

По делу решена судьба вещественных доказательств.

С. признан виновным и осужден за похищение человека, совершенное в отношении несовершеннолетнего, а также за изнасилование с использованием беспомощного состояния потерпевшей, заведомо не достигшей четырнадцатилетнего возраста.

Преступления осужденным совершены 27-28 июня 2007 года в городе Липки Киреевского района Тульской области при изложенных в приговоре обстоятельствах.

Заслушав доклад судьи Ворожцова С.А., мнение прокурора К., просившей изменить приговор в части квалификации действий осужденного: квалифицировать действия С. по п."в" ч.3 ст.131 УК РФ, приговор в части обвинения по п."д" ч.2 ст.126 УК РФ отменить, а уголовное дело в этой части прекратить, исключить указание о назначении наказания по ч.3 ст.69 УК РФ, назначить наказание с учетом вносимых изменений, а в остальном, оставить приговор без изменения,

судебная коллегия

установила:

В кассационной жалобе осужденный С. выражает свое несогласие с приговором и просит приговор изменить. Осужденный указывает, что преступлений в отношении потерпевшей он не совершал. Об этом он говорил в своих первых показаниях и не изменял их позднее. Но часть его показаний изменена следователем. В проведении очных ставок и следственного эксперимента ему было отказано по неизвестным причинам. При ознакомлении дела его не ознакомили с заключениями каких-либо экспертов. После рассмотрения дела в суде, ему отказали в просьбе об ознакомлении с протоколом судебного заседания. В жалобе осужденный подробно описывает свою версию событий и имеющихся в деле доказательств и полагает, что факта изнасилования не установлено, как не установлено и каких-либо следов насилия либо физического воздействия на ребенка. На свидетеля Д. со стороны прокурора было оказано словесное давление. Свидетель С-ва могла его спутать с А. Допрос потерпевшей не мог соответствовать действительности, поскольку по состоянию своего развития она не в состоянии была оценивать обстановку и давать какую-либо оценку событиям.

В кассационном представлении государственный обвинитель Т. просит приговор отменить и направить дело на новое судебное рассмотрение.

Автор представления полагает, что в нарушение требований п.2 ч.1 ст.307 УПК РФ, суд в приговоре привел показания подсудимого С. не в полном объеме, в связи с чем в описательно-мотивировочной части приговора не получили надлежащей оценки все доводы подсудимого, приведенные в свою защиту.

В частности не получили какой-либо оценки и не опровергнуты версии С. об отсутствии умысла на похищение девочки; непричастности к совершению изнасилования ребенка; о причинах нахождения потерпевшей в его квартире в обнаженном ниже пояса виде; о происхождении крови на его трусах; о правильно установленном времени преступления.

Мотивы, по которым суд отверг показания С. в указанной части, в приговоре не изложены.

Не оценены должным образом в приговоре и показания потерпевшей А. о действиях С. в отношении ее, после чего она испытала болевые ощущения; показания свидетеля А. в указанной части.

По мнению государственного обвинителя в приговоре отсутствует всесторонний анализ доказательств, как уличающих, так и оправдывающих подсудимого.

В приговоре не мотивированы мотивы доказанности вины С. в совершении каждого из преступлений и выводы относительно квалификации его действий по той или иной статье уголовного закона, его части и пункту.

Вывод суда о совершении С. преступления с использованием лекарственных и иных химико-технологических препаратов не соответствует фактически установленным обстоятельствам дела.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы и кассационного представления, судебная коллегия приходит к следующему.

Виновность С. в совершении изнасилования А. подтверждена показаниями несовершеннолетней потерпевшей на предварительном следствии и оглашенных в судебном заседании в полном соответствии с требованиями закона.

Потерпевшая показывала, что после того, как она погуляла со своими подругами и искала пропавшую ручку, к ней подошел взрослый мужчина и стал ее о чем-то спрашивать. Сказал, что доведет ее до дома. Затем он взял у нее рюкзак, который она не хотела отдавать, взял ее за руку и повел в сторону дома. По пути этот мужчина повел ее в другое место, сказал, что это его дом. В доме никого не было. Она сильно испугалась, плакала, просила мужчину отпустить ее домой, но он ее не отпускал. Затем мужчина отвел ее в комнату, уложил на кровать и сказал, что она будет ночевать у него. Она не хотела этого. Ей было страшно. Все происходящее помнит как во сне. Помнит, что этот мужчина все время находился с ней рядом, терся об нее, гладил руками по телу и "попе". Все это длилось очень долго. Затем она почувствовала сильную боль в области "попы".

От чего ей было больно, она не знала. Просила мужчину прекратить делать ей больно, но он не прекращал. Она плакала. Кричала, звала на помощь. Утром, когда на улице было уже светло, в квартиру ворвался ее дедушка и забрал ее.

Суд обоснованно признал данные показания достоверными, поскольку потерпевшая допрошена с участием законного представителя и педагога. По заключению комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы, в объективности выводов которой у суда не было оснований сомневаться, девочка не склонна к повышенному фантазированию и повышенной внушаемости. С учетом уровня ее развития, отсутствия повышенного фантазирования и повышенной внушаемости, А. могла правильно воспринимать только внешнюю сторону событий и давать о них правильные показания через относительно небольшой промежуток времени. А. не могла понимать характер и значение совершаемых с нею действий, поскольку отсутствует понимание биологического, а тем более социального значения и понимания моральной и нравственной сторон этих событий.

Допрошенная в судебном заседании эксперт И. подтвердила выводы экспертизы. Кроме того, пояснила, что в силу своего возраста, неосведомленности по вопросам взаимоотношения полов, особенностей развития, А. могла постесняться назвать правильно орган, в котором испытывала болевые ощущения, а могла и не знать названия данного органа.

Показания потерпевшей А. подтверждаются и другими собранными по делу доказательствами.

Так законный представитель малолетней потерпевшей А. ее отец А-в И. пояснил в судебном заседании, что 27 июня 2007 года примерно в 20 час. 30 мин. они разрешили дочери погулять. Она вышла к подругам. С ней был ранец, в котором находились школьные принадлежности. Они с супругой пошли домой. Примерно в 21 час 30 минут его супруга пошла на улицу, чтобы позвать дочь домой. Вернувшись жена сказала, что Л. ни на улице, ни у соседей, с детьми которых она играла, нет.

Они вместе с супругой стали ходить по близлежащим территориям в поисках дочери. На их крики дочь не отзывалась. Они подняли всех соседей и стали искать дочь в лесу, на реке, в городе, в парке около школы. Ни найдя нигде дочери, он заподозрил неладное и сообщил о ее пропаже работникам милиции и в службу такси г.Липки. Из г.Тулы он привез кинолога с собакой, но поиск результата не дал.

Вернувшись домой, он узнал, что его тесть Г. нашел дочь в доме у С. Дочь лежала на кровати, у нее был очень испуганный вид, ее всю трясло. Она жаловалась, что у нее "болит попа". Он повез дочь в больницу, где у нее был установлен разрыв девственной плевы. В силу своего характера она не могла пойти с посторонними людьми.

Свидетель А-ва И., мать потерпевшей А., в судебном заседании дала показания, аналогичные показаниям законного представителя.

Свидетель Г. дед потерпевшей А. в судебном заседании пояснил, что 27 июня 2007 года около 20 часов от дочери А-вой И. узнал о пропаже внучки Л. Принимал участие в поисках и 28 июня 2007 года. Около 7 часов от Д. узнал, что накануне вечером С. привел к себе домой маленькую девочку с рюкзачком. Он сразу же пошел к С. домой и обнаружил у него Л., которая спала на диване, была обнажена ниже пояса, одежда ребенка лежала на кухне на стуле. Когда разбудил Л., то ее стало трясти, она ничего не могла сказать, была сильно испугана, жаловалась на боли в области "попы". Он забрал девочку и отнес ее домой.

Из показаний свидетеля Д., данных им на предварительном следствии видно, что 27 июня 2007 года вечером видел, как С. подошел к маленькой девочке, которая проживает по соседству. Фамилии и имени ее он не знает. Девочка сказала С., что потеряла ручку. С. стал помогать ей искать ручку, а примерно через 10-15 минут повел девочку к себе домой. Проходя мимо него, С. сказал ему, чтобы он никому не говорил, что видел эту девочку с ним. Об этом он рассказал своему деду Д.. Утром узнал, что пропала девочка.

Суд придал данным показаниям Д. доказательственную силу, поскольку они последовательны, непротиворечивы, получены с соблюдением требований уголовно-процессуального закона и полностью согласуются с показаниями свидетеля С-вой Н., показавшей, что видела как С. подошел к А., которая что-то искала, взял девочку за руку и повел в сторону дороги.

У суда не имелось оснований не доверять показаниям этого свидетеля.

Показаниям свидетеля Д. в судебном заседании суд также дал правильную оценку.

Свидетель К-ва М. пояснила, что проводила освидетельствование А. на предмет обнаружения признаков алкогольного опьянения. В крови ребенка был обнаружен димедрол, который оказывает седативное действие, то есть такие проявления, как сонливость, вялость, оскудненность мышления, немногословность.

Законный представитель И-в и свидетель И-а, родители потерпевшей показали, что ни димедрола, ни каких лекарственных препаратов дочь ни в тот день, ни накануне не принимала. Все время она находилась у них на глазах.

Таким образом, вывод суда о совершении С. преступления с использованием лекарственных и иных химико-технологических препаратов соответствует фактически установленным обстоятельствам дела.

Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы при обследовании у А. обнаружен свежий разрыв девственной плевы, причиненный давностью около суток к моменту исследования 28 июня 2007 года. Разрыв мог быть причинен как при частичном введении полового члена во влагалище, так и пальца и другого гладкого твердого тупого предмета нападавшего. Причинение разрыва собственной рукой исключается. Иных повреждений не обнаружено.

В судебном заседании судебно-медицинский эксперт Б. подтвердила выводы экспертизы. При этом уточнила, что повреждения в области половых органов А. давностью около суток, то есть в пределах времени с 13.30 час. 27 июня 2007 года до 13.30 час. 28 июня 2007 года. Кроме того, Б. показала, что во время гинекологического осмотра девочки она бурно реагировала на данную медицинскую процедуру, плакала, кричала. После просьбы показать, где она испытывает болевые ощущения, указала область промежности.

Из заключения судебной экспертизы вещественных доказательств видно, что на поверхности предметов одежды и ранца А. имеются неравномерно окрашенные хлопковые волокна синего цвета общей родовой принадлежности с волокнами, входящими в состав ткани брюк (джинсов) С.

Согласно заключению генотипоскопической экспертизы на пододеяльнике и на подкладке трусов С. спереди с их внутренней стороны, изъятых в ходе обыска в доме С., обнаружена кровь А.

Утверждение С. о том, что телесные повреждения в области половых органов девочка могла получить от иных лиц, находясь на улице до встречи с ним суд с учетом приведенных выше доказательств обоснованно признал несостоятельными, поскольку из показаний свидетелей видно, что до встречи с С. А. все время находилась с подругами, была веселой, никаких жалоб на боли где-либо не высказывала.

Юридическая оценка содеянного С. в этой части обвинения по ч.3 ст.131 УК РФ судом определена правильно.

Сам С. не отрицал, что визуально он определил возраст потерпевшей как 8-9 лет.

Судом действия С. также квалифицированы и как похищение человека.

Данную квалификацию судебная коллегия находит ошибочной.

По смыслу закона под похищением человека следует понимать противоправные умышленные действия, сопряженные с тайным или открытым завладением (захватом) живого человека, перемещением с места его постоянного или временного проживания, с последующим удерживанием против его воли в другом месте. Одним из признаков объективной стороны данного преступления является изъятие и перемещение потерпевшего с целью последующего удержания в другом месте.

Вместе с тем, по смыслу уголовного закона, при изнасиловании умыслом виновного охватывается как конечная цель преступления - половое сношение с женщиной (с лицом, не достигшим четырнадцатилетнего возраста) вопреки ее воле и согласию, так и действия по достижению этой цели с применением физического насилия, угроз или с использованием беспомощного состояния потерпевшей.

По данному делу судом установлено, что С., решив изнасиловать А., заведомо зная о ее несовершеннолетнем возрасте, путем обмана, обещая отвести девочку домой, привел ее в свой дом, где изнасиловал.

Таким образом, действия С. по захвату и перемещению потерпевшей помимо ее воли охватывались объективной стороной преступления, предусмотренного ст.131 УК РФ и являлись формой насилия, примененного осужденными к потерпевшей. Как такового умысла на похищение человека у осужденного не установлено и доказательств, подтверждающих его, в приговоре фактически не приведено.

При таких обстоятельствах приговор в части осуждения С. по ст.126 ч.2 п."д" УК РФ подлежит отмене, а дело в этой части прекращению за отсутствием состава преступления.

Доводы кассационного представления о незаконном осуждении С. за это преступление судебная коллегия находит правильными.

Вместе с тем, не имеется оснований для удовлетворения всех остальных доводов представления и кассационной жалобы.

Каких-либо нарушений уголовно-процессуального закона, на которые имеются ссылки в кассационной жалобе и кассационном представлении по делу не допущено.

Все необходимые следственные действия по уголовному делу проведены.

Согласно протоколу ознакомления с материалами дела С. и его защитник были ознакомлены со всеми материалами уголовного дела, в том числе и со всеми экспертными заключениями, имеющимися в деле (т.3 л.д.48-51).

Как видно из материалов дела копия протокола судебного заседания С. по его просьбе была выслана и в деле имеется расписка, что он данную копию получил (т.4 л.д.98).

На основании изложенного, руководствуясь ст.377, п.3. ч.1 ст.378, ст.388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

Приговор Тульского областного суда от 30 сентября 2008 года в отношении С. в части осуждения по п."д" ч.2 ст.126 УК РФ отменить и дело в этой части производством прекратить.

Исключить из приговора указание о назначении С. наказания по правилам ч.3 ст.69 УК РФ.

Приговор в части осуждения С. по п."в", ч.3 ст.131 УК РФ к 9 годам лишения свободы оставить без изменения.

На основании ст.70 УК РФ путем частичного присоединения не отбытой части наказания по приговору от 17 сентября 1999 года и наказания, назначенного за совершение преступления, предусмотренного п."в" ч.3 ст.131 УК РФ окончательно назначить 10 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.



Председательствующий

Судьи


Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
рассылка

Номер документа: 38-О08-31
Принявший орган: Верховный Суд Российской Федерации
Дата принятия: 11 декабря 2008

Поиск в тексте