• по
Более 58000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


Верховный Суд Российской Федерации
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 19 марта 2009 года N 13-О09-4СП

     
Нарушение норм уголовно-процессуального закона, регламентирующих производство в суде с участием присяжных заседателей, повлекло отмену приговора

(извлечение)



По приговору Тамбовского областного суда с участием присяжных заседателей от 25 декабря 2008 года Р. оправдан по пп."а", "к" ч.2 ст.105, ч.2 ст.167 УК РФ за непричастностью к совершению преступлений.

В кассационном представлении государственный обвинитель просил отменить приговор, дело направить на новое судебное разбирательство, указывая на то, что в нарушение требований ст.ст.334, 335, 336 УПК РФ сторона защиты систематически обсуждала в присутствии присяжных заседателей вопросы, которые находились за пределами их компетенции, в том числе о допустимости доказательств, о процедуре их получения, зачитывала документы процессуального характера, делала ссылки на мнения специалистов, которые в судебном заседании не исследовались, сообщала о личности потерпевших, представляя их с отрицательной стороны.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 19 марта 2009 года приговор отменила в соответствии с ч.2 ст.385 УПК РФ, дело направила на новое судебное рассмотрение со стадии судебного разбирательства, указав следующее.

Согласно протоколу судебного заседания во вступительном заявлении защитник сообщил присяжным, что потерпевший С. ранее судим семь раз, что у него все руки в татуировках. Оглашая заключения судебно-медицинских экспертиз о причинах смерти потерпевших Г. и С., защитник в присутствии присяжных заседателей зачитал и данные о заболеваниях на фоне хронического алкоголизма.

Зная, что обсуждение процессуальных вопросов и оглашение процессуальных документов перед присяжными запрещено, защитник все же огласил постановление о привлечении Р. в качестве обвиняемого, постановление об избрании меры пресечения, постановления о производстве обыска, о возбуждении ходатайства о продлении срока содержания под стражей, о продлении срока содержания под стражей, о назначении экспертизы. Вводя присяжных в заблуждение, он заявил ходатайство о предоставлении на обозрение коллегии присяжных заседателей сумки с вещами Р., тогда как никакой сумки с вещами Р. органами предварительного расследования не изымалось.

Кроме того, в нарушение требований чч.6 и 7 ст.335 УПК РФ сторона защиты порочила доказательства обвинения, признанные допустимыми. Так, после оглашения стороной обвинения заявления о явке с повинной Р. и протоколов его допросов защитники задали Р. вопросы о том, являлся ли он с повинной 16 ноября 2005 года, соответствуют ли действительности его показания на предварительном следствии. В ответ на это Р. в присутствии присяжных заседателей сообщил, что заявление о явке с повинной находится у него с собой, а не в деле, показания, данные им на предварительном следствии, не соответствуют действительности, на него оказывалось давление со стороны сотрудников правоохранительных органов.

В прениях сторон защитник заявил присяжным заседателям, что они смогли представить не все доказательства, которые необходимо исследовать.

По поводу продемонстрированной присяжным заседателям видеокассеты с записью показаний Р. в качестве подозреваемого и при проверке на месте его показаний, признанных допустимыми доказательствами, защитник П. сообщил, что он прослушал пленку с помощью наушников. Ее заменили, в связи с чем должно быть две кассеты. Он задал вопрос о том, где подлинники кассет, заявил, что присяжные заседатели не знают о происходившем до видеосъемки, а им (стороне защиты) говорить об этом при присяжных заседателях запрещено. Также защитник порочил заключения судебно-медицинских экспертиз о механизме образования телесных повреждений у потерпевшего Г. Он пояснил присяжным заседателям, что советовался со знакомым экспертом по вопросу, какую силу нужно приложить, чтобы проломить грудную клетку и сломать ребра, тот пояснил, что сломать грудину можно, если прыгнуть на лежащего человека.

Таким образом, мнение несуществующего эксперта, который не давал заключения, не исследовал телесные повреждения, не допрошен в суде, было выдано не просто за мнение самого защитника, а за мнение сведущего лица - специалиста в области медицины.

Председательствующий судья при наличии указанных нарушений, допущенных стороной защиты, не во всех случаях делал замечания и обращался к присяжным заседателям с просьбой не принимать во внимание приведенные высказывания подсудимого и адвокатов при вынесении вердикта и не принял всех предусмотренных ст.258 УПК РФ мер воздействия, что могло повлиять на беспристрастность присяжных заседателей.



Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
Бюллетень Верховного Суда
Российской Федерации,
N 4, апрель 2010 года

Номер документа: 13-О09-4СП
Принявший орган: Верховный Суд Российской Федерации
Дата принятия: 19 марта 2009

Поиск в тексте