• по
Более 56000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 18 октября 2012 года N 1992-О

     
     
Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Степаненко Владимира Николаевича на нарушение его конституционных прав положениями Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, а также федеральных законов "О прокуратуре Российской Федерации" и "О Следственном комитете Российской Федерации"



Конституционный Суд Российской Федерации в составе: Председателя В.Д.Зорькина, судей К.В.Арановского, А.И.Бойцова, Н.С.Бондаря, Ю.М.Данилова, Л.М.Жарковой, Г.А.Жилина, С.М.Казанцева, М.И.Клеандрова, С.Д.Князева, А.Н.Кокотова, Л.О.Красавчиковой, С.П.Маврина, Н.В.Мельникова, Ю.Д.Рудкина, Н.В.Селезнева, О.С.Хохряковой, В.Г.Ярославцева, рассмотрев по требованию гражданина В.Н.Степаненко вопрос о возможности принятия его жалобы к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

установил:

1. Гражданину В.Н.Степаненко органами предварительного следствия было отказано в возбуждении уголовного дела по его заявлению о привлечении к уголовной ответственности судьи, прокурора и секретаря судебного заседания за совершение деяний, предусмотренных статьями 292 и 303 УК Российской Федерации, в связи с истечением срока давности уголовного преследования, что было в дальнейшем признано правомерным судебными решениями, вынесенными по жалобам заявителя.

В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации В.Н.Степаненко оспаривает конституционность положений абзаца первого пункта 1 статьи 40_1 и пункта 1 статьи 40_4 Федерального закона от 17 января 1992 года N 2202-I "О прокуратуре Российской Федерации", пунктов 1-4 части 4 статьи 1, части 1 статьи 16, части 1 статьи 19 и части 1 статьи 29 Федерального закона от 28 декабря 2010 года N 403-ФЗ "О Следственном комитете Российской Федерации", части первой статьи 2, статей 15, 17, пункта 3 части первой статьи 24, части первой статьи 34, статьи 87, части первой статьи 88, части первой статьи 123, частей второй и третьей статьи 124, статьи 125, части первой статьи 144, частей первой и второй статьи 145, подпункта "в" пункта 1 части второй статьи 151 и пункта 10 части первой статьи 448 УПК Российской Федерации. По мнению заявителя, положения, содержащиеся в данных нормативных актах, нарушают принадлежащие ему права, гарантированные статьями 1 (часть 1), 2, 4 (части 1 и 2), 5 (часть 3), 6 (часть 2), 10, 15 (части 1 и 2), 18, 19 (части 1 и 2), 21, 33, 45, 46 (части 1 и 2), 47 (часть 1), 52, 53, 60, 118 (части 1 и 2), 120, 121, 122 (часть 1) и 123 (части 1-3) Конституции Российской Федерации.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные В.Н.Степаненко материалы, не находит оснований для принятия его жалобы к рассмотрению.

2.1. Оспаривая конституционность положений абзаца первого пункта 1 статьи 40_1 и пункта 1 статьи 40_4 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации", регламентирующих требования, предъявляемые к лицам, назначаемым на должности прокуроров, и содержание присяги прокурора, пунктов 1-4 части 4 статьи 1, части 1 статьи 16, части 1 статьи 19 и части 1 статьи 29 Федерального закона "О Следственном комитете Российской Федерации", определяющих задачи Следственного комитета Российской Федерации, требования, предъявляемые к гражданам, принимаемым на службу в Следственный комитет Российской Федерации, содержание присяги его сотрудника и порядок привлечения такого сотрудника к уголовной ответственности, а также части первой статьи 2 УПК Российской Федерации, согласно которой производство по уголовному делу на территории Российской Федерации независимо от места совершения преступления ведется в соответствии с данным Кодексом, если международным договором Российской Федерации не установлено иное, заявитель не обосновал, каким образом названные нормы затрагивают его конституционные права, и не представил копии официальных документов, подтверждающих их применение при разрешении его конкретного дела.

2.2. Как следует из жалобы, заявитель связывает нарушение своих прав не с содержанием оспариваемых им статей 15 "Состязательность сторон", 17 "Свобода оценки доказательств", 87 "Проверка доказательств" и части первой статьи 88 "Правила оценки доказательств" УПК Российской Федерации, а с действиями и решениями правоприменителей, состоявшимися в его деле, и, прямо выражая несогласие с ними, по сути, предлагает Конституционному Суду Российской Федерации дать им оценку. Однако согласно статье 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" Конституционный Суд Российской Федерации при осуществлении конституционного судопроизводства решает исключительно вопросы права, воздерживаясь от установления и исследования фактических обстоятельств во всех случаях, когда это входит в компетенцию других судов или иных органов.

2.3. Заявитель также связывает нарушение своих прав с незаконным, по его мнению, решением об отказе в возбуждении уголовного дела ввиду истечения срока давности уголовного преследования, когда не установлены лица, виновные в совершении преступления. Между тем из содержания пункта 3 части первой статьи 24 УПК Российской Федерации, предусматривающего такое основание отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела, как истечение срока давности уголовного преследования, и применяемого в нормативной связи с частью второй статьи 78 УК Российской Федерации, согласно которой сроки давности исчисляются со дня совершения преступления и до момента вступления приговора суда в законную силу, а в случае совершения лицом (включая неустановленное) нового преступления сроки давности по каждому преступлению исчисляются самостоятельно, не следует, что действующее правовое регулирование допускает произвольное исчисление сроков давности, в том числе при неустановлении подозреваемого в совершении преступления. Следовательно, и в этой части жалоба В.Н.Степаненко является недопустимой в силу пункта 1 статьи 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации".

Проверка же того, имелись ли основания для отказа в возбуждении по заявлению В.Н.Степаненко уголовного дела в отношении судьи, прокурора и секретаря судебного заседания, а равно оценка законности и обоснованности принятых в связи с этим правоприменительных решений в компетенцию Конституционного Суда Российской Федерации, как она определена в статье 125 Конституции Российской Федерации и статье 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", не входят.

2.4. В.Н.Степаненко полагает, что, поскольку решение следователя об отказе в возбуждении уголовного дела не является судебным актом, устанавливающим виновность судьи, граждане лишены возможности требовать возмещения вреда, причиненного при осуществлении правосудия, в силу пункта 2 статьи 1070 ГК Российской Федерации, согласно которому такой вред возмещается лишь в случае, если вина судьи установлена приговором суда, вступившим в законную силу.

Как указал Конституционный Суд Российской Федерации, отказ в возбуждении уголовного дела или его прекращение в связи с освобождением лица от уголовной ответственности и наказания по нереабилитирующему основанию не влекут признание этого лица виновным или невиновным в совершении преступления; принимаемое в таких случаях процессуальное решение не подменяет собой приговор суда и по своему содержанию и правовым последствиям не является актом, которым устанавливается виновность подозреваемого (обвиняемого) в том смысле, как это предусмотрено статьей 49 Конституции Российской Федерации (постановления от 28 октября 1996 года N 18-П и от 14 июля 2011 года N 16-П; Определение от 15 января 2008 года N 292-О-О). Вместе с тем, отметив, что законодатель был вправе установить в федеральном законе основания прекращения уголовного преследования, в том числе относящиеся к нереабилитирующим, в частности истечение срока давности уголовного преследования, Конституционный Суд Российской Федерации подчеркнул, что законодатель не освобождается от необходимости обеспечивать при этом гарантии защиты прав и свобод других лиц, в том числе права потерпевших от преступлений на доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба (Определение от 3 ноября 2009 года N 1416-О-О).

Однако из содержания жалобы В.Н.Степаненко и приложенных к ней материалов не следует, что решением об отказе в возбуждении уголовного дела против судьи ввиду истечения срока давности уголовного преследования заявителю был причинен вред, что он обращался в суд с требованием о возмещении этого вреда и что ему было отказано в таком возмещении, а потому нельзя утверждать, что применением пункта 3 части первой статьи 24 УПК Российской Федерации во взаимосвязи с пунктом 2 статьи 1070 ГК Российской Федерации были нарушены его конституционные права.

2.5. Нарушение своих прав заявитель усматривает и в том, что в статье 125 УПК Российской Федерации определен лишь порядок рассмотрения жалоб на решения и действия (бездействие) дознавателя, следователя, руководителя следственного органа и прокурора, в то время как порядок подачи и рассмотрения жалобы на бездействие и действия самого суда (судьи) в законе не указан, поскольку в статье 127 данного Кодекса предусмотрено обжалование только судебных решений (приговора, определения, постановления) в порядке, установленном его главами 43-45.

Конституционный Суд Российской Федерации неоднократно указывал, что Конституция Российской Федерации, гарантируя каждому право на судебную защиту его прав и свобод и на обжалование в суд решений, действий и бездействия органов государственной власти, в том числе судебной (статья 46, части 1 и 2), не устанавливает непосредственно какой-либо определенный порядок реализации этого права; конституционное право на судебную защиту не предполагает возможность для гражданина по собственному усмотрению выбирать способ и процедуру судебного обжалования, - они определяются федеральными законами на основе Конституции Российской Федерации, ее статей 46, 123 и 128 (определения от 21 декабря 2006 года N 565-О, от 17 июля 2007 года N 548-О-О, от 20 ноября 2008 года N 911-О-О, от 16 апреля 2009 года N 359-О-О, от 17 ноября 2009 года N 1481-О-О, от 25 февраля 2010 года N 221-О-О, от 23 марта 2010 года N 388-О-О и др.).

Отсутствие у лица в случае, если после принятия судом жалобы к рассмотрению в порядке статьи 125 УПК Российской Федерации дело длительное время не рассматривается и судебный процесс затягивается, возможности обжаловать бездействие суда (судьи) в порядке, предусмотренном главами 43-45, 48 и 49 данного Кодекса, не влечет нарушения конституционного права такого лица на судебную защиту, поскольку оно в силу статьи 6_1 УПК Российской Федерации вправе обратиться к председателю суда с заявлением об ускорении рассмотрения дела; такое заявление рассматривается председателем в срок не позднее пяти суток со дня его поступления в суд, и по результатам его рассмотрения выносится мотивированное постановление, в котором может быть установлен срок проведения судебного заседания по делу и (или) могут быть приняты иные процессуальные действия для ускорения рассмотрения дела.

Кроме того, настаивая на неконституционности положений уголовно-процессуального закона, препятствующих, по мнению В.Н.Степаненко, оспариванию бездействия суда в отношении жалобы на отказ следователя возбудить уголовное дело, заявитель, вопреки требованию части второй статьи 96 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", не представил документы, подтверждающие факт такого бездействия и его обращения с целью реализации своего права на судебное рассмотрение дела в разумный срок в соответствующие судебные инстанции, где ему было бы отказано в защите этого права.

2.6. По утверждению заявителя, неконституционность оспариваемых им части первой статьи 34 и статьи 125 УПК Российской Федерации заключается и в том, что в них не дается прямого ответа на вопрос, как определить надлежащую подсудность, если согласно части первой статьи 125 данного Кодекса жалоба подается в районный суд по месту производства предварительного расследования, а при обжаловании отказа в возбуждении уголовного дела, когда предварительное расследование еще не начато, нельзя, как он полагает, установить место производства такового, а значит, и суд, который должен рассматривать жалобу.

Согласно Конституции Российской Федерации никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом (статья 47, часть 1). Таким законом является Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации, в развитие положений его статьи 123 закрепляющий в статье 125, что решения и действия (бездействие) дознавателя, следователя, руководителя следственного органа и прокурора, способные причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию, могут быть обжалованы в районный суд по месту производства предварительного расследования, которое, в свою очередь, определяется местом совершения деяния, содержащего признаки преступления, либо местом нахождения обвиняемого или большинства свидетелей (части первая и четвертая статьи 152). При этом, поскольку согласно прямому указанию части первой статьи 125 УПК Российской Федерации в суд может быть обжаловано в числе других и решение об отказе в возбуждении уголовного дела, положения этой статьи об определении территориальной подсудности должны толковаться расширительно, а именно в том смысле, что эта подсудность в данном случае устанавливается по месту возможного предварительного расследования уголовного дела, на возбуждении которого настаивает заявитель, обусловливаемому местом совершения деяния, которое, по утверждению заявителя, содержит признаки преступления.

Таким образом, поскольку критерии, в соответствии с которыми устанавливается подсудность рассматриваемых судами в рамках уголовного судопроизводства дел, могут быть определены из содержания самого уголовно-процессуального закона, нет оснований для вывода о возможности произвольного установления подсудности разрешаемых судом вопросов и о нарушении оспариваемыми нормами прав В.Н.Степаненко.

2.7. Статьи 144 и 145 УПК Российской Федерации, закрепляя порядок рассмотрения сообщения о преступлении и виды решений, принимаемых по результатам такого рассмотрения, вопреки утверждению В.Н.Степаненко, прямо устанавливают обязанность дознавателя, органа дознания, следователя, руководителя следственного органа принять, проверить каждое сообщение о любом совершенном или готовящемся преступлении и в пределах своей компетенции в срок не позднее трех суток со дня поступления такого сообщения принять по нему одно из следующих решений: о возбуждении уголовного дела; об отказе в возбуждении уголовного дела; о передаче сообщения по подследственности или подсудности. Указанные статьи не предполагают произвольный отказ названных должностных лиц в принятии в соответствии с законом сообщения о преступлении, в проведении по нему доследственной проверки и в принятии законного, обоснованного и мотивированного решения. Соответственно, сами по себе положения этих статей прав заявителя также не нарушают.

2.8. Согласно пункту 10 части первой статьи 448 УПК Российской Федерации решение о возбуждении уголовного дела в отношении руководителя и следователя следственного органа по району, городу либо о привлечении их в качестве обвиняемого, если уголовное дело было возбуждено в отношении других лиц или по факту совершения деяния, содержащего признаки преступления, принимается руководителем следственного органа Следственного комитета Российской Федерации по субъекту Российской Федерации; в отношении вышестоящих руководителей и следователей вышестоящих следственных органов - Председателем Следственного комитета Российской Федерации или его заместителем. В соответствии с подпунктом "в" пункта 1 части второй статьи 151 УПК Российской Федерации, регулирующей подследственность, предварительное следствие по уголовным делам о преступлениях, совершенных должностными лицами Следственного комитета Российской Федерации, производится следователями Следственного комитета Российской Федерации. Такое правовое регулирование продиктовано стремлением законодателя обеспечить дополнительную гарантию самостоятельности и объективности следователей и руководителей следственных подразделений Следственного комитета Российской Федерации при осуществлении ими своих полномочий, а в конечном итоге - гарантию объективности осуществляемого ими предварительного следствия, служащей, в свою очередь, одним из важных условий для обеспечения принципов законного и независимого суда (статья 46, часть 1; статья 47, часть 1; статья 120, часть 1, Конституции Российской Федерации).

Оценка же целесообразности законодательного урегулирования, направленного на достижение тех или иных конституционно оправданных целей, в условиях разделения государственной власти и самостоятельности законодательной, исполнительной и судебной ее ветвей (статья 10 Конституции Российской Федерации) находится за пределами компетенции Конституционного Суда Российской Федерации, как она установлена статьей 125 Конституции Российской Федерации и статьей 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации".

Таким образом, данная жалоба не отвечает критерию допустимости обращений в соответствии с требованиями Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации".

Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 40, пунктом 2 части первой статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Степаненко Владимира Николаевича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации
В.Д.Зорькин




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
рассылка

Номер документа: 1992-О
Принявший орган: Конституционный Суд Российской Федерации
Дата принятия: 18 октября 2012

Поиск в тексте