• по
Более 54000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 29 ноября 2012 года N 2417-О  

     
     
Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Ана Роберта Сергеевича на нарушение его конституционных прав пунктом 1 части первой статьи 61 и частью первой статьи 62 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации  



Конституционный Суд Российской Федерации в составе: Председателя В.Д.Зорькина, судей К.В.Арановского, А.И.Бойцова, Н.С.Бондаря, Г.А.Гаджиева, Ю.М.Данилова, Л.М.Жарковой, Г.А.Жилина, С.М.Казанцева, М.И.Клеандрова, С.Д.Князева, А.Н.Кокотова, Л.О.Красавчиковой, Н.В.Мельникова, Ю.Д.Рудкина, О.С.Хохряковой, В.Г.Ярославцева, заслушав заключение судьи Н.В.Мельникова, проводившего на основании статьи 41 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" предварительное изучение жалобы гражданина Р.С.Ана,

установил:

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин Р.С.Ан оспаривает конституционность пункта 1 части первой статьи 61 УПК Российской Федерации, закрепляющего, что судья, прокурор, следователь, дознаватель не может участвовать в производстве по уголовному делу, если он является потерпевшим, гражданским истцом, гражданским ответчиком или свидетелем по данному уголовному делу, и части первой статьи 62 того же Кодекса, предусматривающей, что при наличии оснований для отвода судья, прокурор, следователь, дознаватель, секретарь судебного заседания, переводчик, эксперт, специалист, защитник, а также представители потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика обязаны устраниться от участия в производстве по уголовному делу.

Как следует из представленных материалов, Р.С.Ан за совершение ряда преступлений осужден приговором Петрозаводского городского суда Республики Карелия от 8 апреля 2010 года к наказанию в виде лишения свободы. Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Карелия от 21 июня 2010 года приговор изменен и срок назначенного наказания снижен. В основу приговора помимо иных доказательств были положены показания свидетелей, допрошенных 14 декабря 2007 года оперативным уполномоченным Управления по борьбе с экономическими преступлениями Министерства внутренних дел по Республике Карелия, который сам с 23 апреля 2007 года, т.е. на момент проведения допроса, являлся свидетелем по данному уголовному делу.

Сторона защиты, как утверждает в своей жалобе Р.С.Ан, неоднократно ходатайствовала о признании доказательств, полученных с участием названного сотрудника органа дознания, недопустимыми, указывая, что, будучи допрошенным в качестве свидетеля, он должен быть отведен от дальнейшего участия в производстве по уголовному делу и не вправе в рамках предварительного расследования проводить допросы свидетелей; ходатайства, однако, удовлетворены не были. Суды же, рассмотревшие уголовное дело заявителя в первой и кассационной инстанциях, пришли к выводу о допустимости оспариваемых доказательств, мотивировав свое решение тем, что допросы свидетелей проводились оперативным уполномоченным по поручению следователя, в производстве которого находилось уголовное дело.

Заявитель полагает, что пункт 1 части первой статьи 61 и часть первая статьи 62 УПК Российской Федерации не соответствуют статьям 2, 17, 18, 19 (часть 1), 45, 46, 49 (части 2 и 3), 50 (часть 2), 52 и 123 (части 2 и 3) Конституции Российской Федерации, поскольку по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой, позволяют оперативному уполномоченному сотруднику органа дознания участвовать в производстве по уголовному делу, в том числе выполнять поручения следователя, после того, как этот сотрудник был допрошен по делу в качестве свидетеля.

2. Конституция Российской Федерации провозглашает человека, его права и свободы высшей ценностью, а их признание, соблюдение и защиту - обязанностью государства и устанавливает, что в Российской Федерации права и свободы человека и гражданина признаются и гарантируются согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с Конституцией Российской Федерации, являются непосредственно действующими, определяют деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием (статьи 2, 17 и 18). Гарантируя каждому государственную защиту прав и свобод (статья 45, часть 1) и закрепляя принципы презумпции невиновности (статья 49), состязательности и равноправия сторон в судопроизводстве (статья 123, часть 3), Конституция Российской Федерации тем самым предусматривает возложение на соответствующих должностных лиц функции уголовного преследования от имени государства, в том числе функцию доказывания виновности обвиняемого в совершении преступления в предусмотренном федеральным законом порядке (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 8 декабря 2011 года N 1627-О-О).

Осуществляя в рамках предоставленных ему Конституцией Российской Федерации (пункт "о" статьи 71) полномочий регулирование уголовно-процессуальных отношений, федеральный законодатель установил в уголовно-процессуальном законе порядок уголовного судопроизводства, определил виды уголовного преследования, процедуру доказывания по уголовным делам, состав участников уголовного судопроизводства как со стороны обвинения и со стороны защиты, так и не относящихся ни к одной из указанных сторон. В круг участников уголовного судопроизводства со стороны обвинения Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации, закрепляющий в качестве форм предварительного расследования по уголовным делам предварительное следствие и дознание (часть первая статьи 150), включает орган дознания, начальника подразделения дознания и дознавателя (статьи 40, 40_1 и 41).

3. Дознание по уголовным делам, по которым предварительное следствие не обязательно, возложено на орган дознания, осуществляющий и иные полномочия. Так, помимо дознания на него, в частности, возлагается выполнение неотложных следственных действий по уголовным делам, по которым предварительное следствие обязательно (пункт 2 части второй статьи 40 УПК Российской Федерации), а также обязательных письменных поручений о проведении оперативно-розыскных мероприятий, производстве отдельных следственных действий, об исполнении постановлений о задержании, приводе, об аресте, о производстве иных процессуальных действий, оказание содействия при их осуществлении (пункт 4 части второй статьи 38 УПК Российской Федерации).

При этом орган дознания, осуществляя от имени государства уголовное преследование по делам публичного и частно-публичного обвинения, должен руководствоваться в своей деятельности конституционным принципом состязательности сторон, в силу которого функции обвинения, защиты и разрешения уголовного дела отделены друг от друга и не могут быть возложены на один и тот же орган или одно и то же должностное лицо, а также принципами уголовного судопроизводства, в том числе принципом законности (статья 7 УПК Российской Федерации). Начальник органа дознания, начальник подразделения дознания, иные сотрудники органа дознания, включая дознавателей и оперативных сотрудников, обязаны строго следовать установленной процедуре досудебного производства по уголовным делам, их деятельность должна отвечать требованиям объективности и беспристрастности. В ином случае законность процессуальной деятельности субъекта доказывания может быть поставлена под сомнение применительно как к самому процессу собирания доказательств, так и к их дальнейшей оценке.

4. Согласно Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона (статья 50, часть 2). Конкретизируя данное конституционное требование, Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации устанавливает перечень нарушений, влекущих признание доказательств по уголовному делу недопустимыми, относя к ним все доказательства, полученные с нарушением его положений (статья 75).

В качестве одной из гарантий соблюдения законности в уголовном судопроизводстве статьей 61 УПК Российской Федерации закреплен перечень обстоятельств, исключающих участие в производстве по уголовному делу судьи, прокурора, следователя и дознавателя: так, указанные лица не могут участвовать в производстве по делу, если уже имеют в нем иной процессуальный статус либо состоят в родственных отношениях с любым из участников производства по делу. Положения статьи 62 УПК Российской Федерации, в свою очередь, устанавливают обязанность этих лиц при наличии названных оснований устраниться от участия в деле (часть первая); в случае, если такое лицо не устранилось от участия в деле, отвод может быть заявлен подозреваемым, обвиняемым, его законным представителем, защитником, а также государственным обвинителем, потерпевшим, гражданским истцом, гражданским ответчиком или их представителями (часть вторая).

Вопрос о конституционности положений статей 61 и 62 УПК Российской Федерации уже рассматривался Конституционным Судом Российской Федерации. Как отметил Конституционный Суд Российской Федерации, в целях обеспечения беспристрастности участников уголовного судопроизводства и разделения процессуальных функций уголовно-процессуальный закон запрещает судье, прокурору, следователю и дознавателю участвовать в производстве по уголовному делу, если имеются обстоятельства, дающие основание полагать, что они лично, прямо или косвенно, заинтересованы в исходе данного уголовного дела, в частности если они являются по этому делу свидетелями (определения от 16 декабря 2008 года N 1080-О-П и от 13 октября 2009 года N 1233-О-О).

В силу положения пункта 1 части первой статьи 61 УПК Российской Федерации лицо, допрошенное по уголовному делу как свидетель, не может участвовать в производстве по данному делу в качестве дознавателя. Между тем функции, аналогичные выполняемым по уголовным делам дознавателем, могут быть реализованы как начальником подразделения дознания, так и оперативными сотрудниками органа дознания, которые, наряду с иными полномочиями, выполняют письменные поручения следователя о производстве отдельных следственных действий, направленных на сбор доказательств, и тем самым фактически участвуют в уголовном судопроизводстве на стороне обвинения. Такого рода обязанности, исполняемые в ходе предварительного расследования сотрудниками органа дознания, включая сотрудников его оперативных подразделений, носят публичный характер, что предполагает их независимость и беспристрастность и несовместимо с наличием у них личной заинтересованности в исходе уголовного дела, которая может отразиться на оценке имеющихся в деле доказательств, поставить под сомнение объективность этих доказательств при принятии решений по делу.

Соответственно, нормы части первой статьи 61 УПК Российской Федерации об обстоятельствах, исключающих участие указанных в ней лиц в производстве по уголовному делу, распространяются и на оперативных сотрудников органа дознания, что означает недопустимость их привлечения - предполагающего, по сути, выполнение процессуальных функций стороны обвинения - к участию в расследовании уголовного дела, в том числе по поручению следователя, данному в порядке пункта 4 части второй статьи 38 УПК Российской Федерации, если они уже являются по этому уголовному делу свидетелями; иное может породить сомнения в достоверности добытых ими доказательств.

Таким образом, пункт 1 части первой статьи 61 и часть первая статьи 62 УПК Российской Федерации не могут рассматриваться как нарушающие конституционные права заявителя в указанном им аспекте. Проверка же законности и обоснованности вынесенных по его делу судебных решений, требующая исследования фактических обстоятельств дела, а также оценка правильности выбора подлежащих применению правовых норм не входят в компетенцию Конституционного Суда Российской Федерации, определенную в статье 125 Конституции Российской Федерации и статье 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации".

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 части первой статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Ана Роберта Сергеевича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации
В.Д.Зорькин




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
рассылка

Номер документа: 2417-О
Принявший орган: Конституционный Суд Российской Федерации
Дата принятия: 29 ноября 2012

Поиск в тексте