• по
Более 48000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


ПОСТАНОВЛЕНИЕ
ПРЕЗИДИУМА ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ КАРЕЛИЯ  

от 12 октября 2005 года

г. Петрозаводск

[ Согласно ст.18 УПК РФ участникам уголовного судопроизводства, не владеющим или недостаточно владеющим русским языком, обеспечивается право пользоваться родным языком ]


Президиум Верховного Суда Республики Карелия в составе:

Председательствующего: Таратунина Б.К.,
и членов Президиума: Кабанен Н.И., Савина А.И., Касым Л.Я., Цепляевой Г.И, Стракатовой З.Е., Ревуновой Т.М.

рассмотрел уголовное дело по надзорной жалобе адвоката Т. в защиту осужденного А. о пересмотре приговора Петрозаводского городского суда Республики Карелия от 27.10.04г. и кассационного определения судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Карелия от 13.01.05г. в отношении А., 12 декабря 1951 года рождения, уроженца д.Чита Пестречинского района Татарской АССР, ранее не судимого, осужденного по ч.2 ст.290 УК РФ к 3 годам лишения свободы с лишением права занимать должности в правоохранительных органах и органах государственной власти, связанные с осуществлением функций представителя власти, сроком на 3 года, по ч.1 ст.285 УК РФ к 2 годам лишения свободы. На основании ч.3 ст.69 УК РФ по совокупности преступлений окончательно назначено наказание в виде 4 лет лишения свободы с лишением права занимать должности в правоохранительных органах и органах государственной власти, связанные с осуществлением функций представителя власти, сроком на 3 года, с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Карелия от 13.01.05г. приговор в отношении А. оставлен без изменения, а кассационные жалобы осужденного и его адвоката - без удовлетворения.

Надзорное производство возбуждено постановлением судьи Верховного Суда Российской Федерации Морозова Е.И., в котором ставиться вопрос об отмене состоявшихся по делу судебных решений.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Республики Карелия Шмотиковой С.А., изложившей обстоятельства дела, мотивы возбуждения надзорного производства, мнение первого заместителя прокурора Республики Карелия Захарова Ф.П., считавшего судебные решения по делу законными и обоснованными, осужденного А., просившего их отменить, адвокатов Х. и К, поддержавших доводы надзорной жалобы и просивших об избрании меры пресечения в отношении их подзащитного в виде подписки о невыезде, Президиум


установил:


Г. признан виновным в получении взятки за незаконные действия, а также в использовании своих служебных полномочий вопреки интересам службы, из корыстной и иной личной заинтересованности, что повлекло существенное нарушение прав и законных интересов граждан и организаций, охраняемых законом интересов общества и государства.

Преступления совершены в г.Петрозаводске в один из дней в период с 14 марта по 11 апреля 2001года и в один из дней с 1 по 16 мая 2001г.

Суд установил, что 13 марта 2001 года старший инспектор Межрайонного отдела по борьбе с правонарушениями в сфере потребительского рынка и исполнению административного законодательства МВД РК Г., являющийся подчиненным А. выявил административное правонарушение в ООО «Сладкий дом», а именно: перевозку алкогольной продукции - вина в количестве 2 400 бутылок без сертификата соответствия, и хранение указанной партии алкогольной продукции на складе предприятия. По данному факту в отношении ООО «Сладкий дом» Г. был составлен протокол об административном правонарушении, за которое предусмотрена административная ответственность по ст.8 Федерального Закона от 08.07.99г. №143-ФЗ «Об административной ответственности юридических лиц (организаций) и индивидуальных предпринимателей за правонарушения в области производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции».

А., узнав о данном факте правонарушения, из корыстных побуждений, ссылаясь на необходимость оказания спонсорской помощи религиозной организации «Мусульманская община «Мечеть», соучредителем которой он являлся, потребовал от Л. - директора ООО «Сладкий дом», деньги в сумме 10 000 наличными за освобождение от административной ответственности. Получив от Л. требуемую сумму, Г. дал указание о сокрытии материала об административном правонарушении, а деньгами распорядился по своему усмотрению.

Он же, в один из дней в период с 1 по 16 мая 2001г. потребовал от Л. оказания спонсорской помощи той же религиозной организации путем перечисления денег в сумме 10 000 рублей на ее счет. Платежным поручением денежные средства были перечислены со счета ООО «Сладкий дом» на счет религиозной организации «Мусульманская община «Мечеть».

В надзорной жалобе адвокат Т. оспаривает решения суда первой и второй инстанции, просит их отменить, а дело направить на новое судебное рассмотрение. Указывает, что в основу обвинительного приговора положены показания Л., который фактически являлся взяткодателем и не мог быть признан потерпевшим по делу. При таких обстоятельствах его показания являются недопустимым доказательством. Показания свидетелей П., Г., Р. и П. о невиновности А. в приговоре не опровергнуты. Суд в нарушение ст.73 УПК РФ не установил дату совершения преступления, что ставит под сомнение наличие причинно-следственной связи между передачей религиозной организации денежных средств и прекращением производства об административном правонарушении. Кроме того, вывод о незаконности действий осужденного по освобождению ООО «Сладкий дом» от административной ответственности ошибочен, поскольку указанное предприятие не являлось субъектом административного правонарушения. Свидетели М., З., К., П. и У. осуществляли коммерческую деятельность в сфере потребительского рынка, испытывали к А. неприязнь и были заинтересованы в подобном его «изобличении».

В ходе предварительного следствия А. был лишен конституционного права давать показания на родном языке.

В обоснование возбуждения надзорного производства судья Верховного Суда Российской Федерации Морозов Е.И. указал, что показания потерпевшего Л., свидетелей Л., П., М., К., З., а также платежное поручение и другие письменные доказательства, не дают оснований для однозначного вывода о виновности осужденного в инкриминируемом деянии.

Кроме того, действия А. были ошибочно квалифицированы одновременно и как получение взятки, и как злоупотребление служебным положением.

Суд не указал и не мотивировал в приговоре, в чем именно и в отношении кого заключается существенное нарушение прав и законных интересов, что повлияло на исход дела.

При квалификации действий осужденного по ч.2 ст.290 УК РФ не учтены показания свидетелей Г. и П. о том, что собственником вина оказалось ООО «Вилаш», которое и должно было вместо ООО «Сладкий дом» нести административную ответственность за правонарушение, сам А. в рассмотрение конкретных административных материалов не вмешивался.

Проверив материалы дела, обсудив доводы надзорной жалобы и постановления о возбуждении надзорного производства, Президиум не находит оснований для отмены или изменения приговора Петрозаводского городского суда Республики Карелия от 27.10.04г. и кассационного определения судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Карелия от 13.01.05г. в отношении А.

Выводы суда о виновности А. в инкриминированных ему преступлениях соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на допустимых доказательствах, всесторонне исследованных судом.

Из показаний потерпевшего А. следует, что 13 марта 2001г. он, будучи директором и учредителем ООО «Сладкий дом», находясь в служебном кабинете начальника Межрайонного отдела по борьбе с правонарушениями в сфере потребительского рынка и исполнения административного законодательства МВД РК А., по его настоянию передал А. за освобождение ООО «Сладкий дом» от административной ответственности деньги в сумме 10 000 руб. Через несколько дней у него с А. состоялся телефонный разговор по поводу административного протокола. А. ему предложил подъехать на ул.Красная, где П. - его подчиненный, вернет протокол. У здания Петрозаводского суда на ул.Красной в присутствии П. он разорвал оба экземпляра протокола на ООО «Сладкий дом». Через 2-3 дня он получил квитанцию к приходному кассовому ордеру на 10 000 рублей.

Второй раз, по просьбе Г., из-за боязни потерять лицензию и аккредитацию на реализацию алкогольной продукции, перечислил на счет Петрозаводской общины мусульман «Мечеть» 10000 руб.

Показания потерпевшего были последовательны на протяжении следствия и суда и подтверждены иными доказательствами по делу.

- протоколом об административном правонарушении, составленном в отношении ООО «Сладкий дом» (т.2 л.д.8);

- протоколами выемки и осмотра журнала учета информации, в котором содержатся сведения о регистрации указанного административного правонарушения (т.1 л.д.92-98);

-показаниями свидетелей П. о том, что в отношении ООО «Сладкий дом» в марте 2001г. органами милиции был составлен протокол об административном правонарушении за несоответствие этикеток на бутылках с вином сведениям сертификата, но фактически привлечено к ответственности предприятие не было;

-актом ревизии финансово-хозяйственной деятельности ООО «Сладкий дом», согласно которому предприятие штрафные санкции по протоколу от 13.03.2001г. не уплачивало в связи с отсутствием постановления о наложении административного взыскания (т.1 л.д.126);

-протоколом выемки в ООО «Сладкий дом» 2 экземпляров протокола об административном правонарушении от 13.03.2001г., которые были разорваны Л. у здания Петрозаводского суда, а также квитанции к приходному кассовому ордеру №1 от 11 апреля 2001г. на сумму 10 000 рублей, платежного поручения от 17 мая 2001г. на сумму 10 000 рублей о их перечислении на счет организации «Мусульманская община «Мечеть» г.Петрозаводска» (т.2 л.д.2-4);

-показаниями свидетеля М., утверждавшего, что со слов Л. ему известно о передаче им А. денег под страхом возникновения проблем с лицензированием и аккредитацией в виде наличных и перечислением в виде помощи «Мечети»;

-аналогичными показаниями свидетеля К. о том, что Лукин ему говорил о перечислении 10000 руб. на «Мечеть» по настоянию А.;

-показаниями свидетелей П., У., З. об оказании Л. спонсорской помощи обществу «Мечеть» под давлением А.;

-пояснениями представителя администрации самоуправления г. Петрозаводска Л., привлеченного в качестве потерпевшего, о том, что по административному материалу в отношении ООО «Сладкий дом» данных о взыскании штрафа в доход местного бюджета нет;

-заключением специалиста о том, что в бухгалтерском учете Религиозной организации «Мусульманская община «Мечеть» г.Петрозаводска факт получения благотворительной помощи от Л. в сумме 10000 руб. по приходному кассовому ордеру №1 от 11.04.2001г., квитанция к которому имелась у Л., не отражен, однако имеются сведения о поступлении от ООО «Сладкий дом» благотворительной помощи в размере 10 000 рублей по платежному поручению от 17 мая 2001г. Уплата ООО «Сладкий дом» штрафа в бухгалтерском учете Отдела по борьбе с правонарушениями в сфере потребительского рынка и исполнению административного законодательства УВД г. Петрозаводска не отражена (т.1 л.д.140-150);

-положением о Межрайонном отделе милиции по борьбе с правонарушениями и преступлениями на потребительском рынке при МВД РК, приказом министра внутренних дел РК от 30.06.1999г., в котором определены должностное положение и круг полномочий А. как руководителя специализированного подразделения при МВД Карелии (т.5 л.д.120-124), и другими служебными документами.

Суд дал надлежащую оценку доказательствам виновности А. в совершенных преступлениях и обоснованно признал их допустимыми, достоверными, согласующимися между собой, а в совокупности - достаточными для постановления обвинительного приговора.

Показания А. и свидетеля С. были обоснованно отвергнуты как противоречащие установленным по делу обстоятельствам.

Показания свидетелей - предпринимателей Г., Р., положительно отзывавшихся о работе А., свидетеля П. о сложившей в отделе практике в случае установления надлежащего субъекта административного правонарушения уничтожать ошибочные протоколы, свидетеля П. о негативном отношении предпринимателя У. к работе милиции, не ставят под сомнение выводы суда о виновности А. в совершенных преступлениях.

Доказательств того, что М., З., К., П. и У. оговорили А., а также имели личную заинтересованность в его дискредитации, в материалах дела не имеется.

Доводы адвоката о недопустимости показаний Л. в связи с незаконностью признания его потерпевшим несостоятельны.

Действиями А., предусмотренными ч.1 ст.285 УК РФ, Л. был причинен как моральный, так и материальный вред, в связи с чем постановлением следователя он был обоснованно признан потерпевшим по делу (т.2 л.д.80).

Правовая оценка действий осужденного является правильной.

Получение взятки и связанное с ним деяние, образующее самостоятельный состав преступления - злоупотребление должностными полномочиями, обоснованно квалифицированы по совокупности преступлений, что соответствует п.19 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10.02.2000г. №6 «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе».

Квалифицирующий признак получения Г. взятки «за незаконные действия» установлен судом правильно.

Согласно протоколу об административном правонарушении от 13 марта 2001г. ООО «Сладкий дом» подлежало административной ответственности за перевозку и хранение вина без сертификата соответствия по ст.8 Федерального Закона от 08.07.99г. №143-ФЗ «Об административной ответственности юридических лиц (организаций) и индивидуальных предпринимателей за правонарушения в области производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции», действовавшего на момент совершения правонарушения (том 1 л.д.103, том 2 л.д.8).

А из протокола об административном правонарушении от 15 марта 2001г. ЗАО «Вилаш» привлечено к административной ответственности по ст.8 того же закона за поставку вина без сертификата соответствия.

Доводы надзорной жалобы о том, что ООО «Сладкий дом» не являлось субъектом административного правонарушения, несостоятельны.

Таким образом, указанные предприятия подлежали административной ответственности за различные правонарушения, в связи с чем прекращение административного производства в отношении ООО «Сладкий дом» вне установленного законом порядка, чему своими действиями способствовал А., являлось незаконным.

Показания свидетелей Г. и П. о том, что Г. к данным административным материалам никакого отношения не имел и в их разрешение не вмешивался, получили в приговоре критическую оценку на основании установленных по делу обстоятельств.

Наличие обязательного элемента состава злоупотребления должностными полномочиями существенного нарушения прав и законных интересов граждан и организаций, либо охраняемых законом интересов общества и государства в приговоре надлежащим образом мотивировано.

Суд в достаточной степени конкретизировал законные интересы и права гражданина, организаций, общества и государства, которые были нарушены в результате преступных действий А.

В частности в приговоре указано, что действия А. по незаконному освобождению ООО «Сладкий дом» от административной ответственности, принуждению руководителя подконтрольной ему коммерческой структуры к оказанию спонсорской помощи, повлекли внесение ложных сведений в статистические учеты УВД г.Петрозаводска, нарушение установленного порядка рассмотрения дел об административных правонарушений, непоступление в бюджет г.Петрозаводска суммы штрафа в размере 20 000 рублей, подорвали авторитет Министерства внутренних дел Республики Карелия.

Наказание осужденному назначено с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, данных о его личности, смягчающего обстоятельства - наличия малолетнего ребенка, отсутствия отягчающих, отвечает принципу справедливости и смягчению не подлежит.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих изменение или отмену состоявшихся по делу судебных решений, из материалов дела не усматривается.

В соответствии с ч.1 ст.73 УПК РФ подлежат доказыванию обстоятельства, относящиеся к событию преступления (время, место, способ совершения).

Суд в достаточной степени конкретизировал время совершения преступлений, установив временные промежутки, что не противоречит требованиям ч.1 ст.73 УПК РФ.

Согласно ст.18 УПК РФ участникам уголовного судопроизводства, не владеющим или недостаточно владеющим русским языком, обеспечивается право пользоваться родным языком.

Как следует из материалов дела, А. окончил Петрозаводский государственный университет по специальности учитель истории и обществознания (т.6 л.д.94), длительное время работал на руководящих должностях в МВД Республики Карелия (т.6 л.д.97-100).

При таких обстоятельствах оснований считать А. лицом, не владеющим или недостаточно владеющим русским языком, не имеется.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 407, 408 ч.1 п.1 УПК РФ, Президиум



постановил:

Надзорную жалобу адвоката Т. в защиту осужденного А. оставить без удовлетворения.
Приговор Петрозаводского городского суда Республики Карелия от 27.10.04г. и кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Карелия от 13.01.05г. в отношении А. оставить без изменения.


Председательствующий Б.К.Таратунин


Официальная рассылка

Номер документа: 44-у-55
Принявший орган: Верховный Суд Республики Карелия
Дата принятия: 12 октября 2005

Поиск в тексте