• по
Более 58000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
АРБИТРАЖНЫЙ СУД ГОРОДА МОСКВЫ
 

РЕШЕНИЕ
 

от 23 марта 2010 года  Дело N А40-166928/2009
 

Арбитражный суд города Москвы в составе судьи Кочко Т.В.

при ведении протокола секретарем Мельниковой Л.А.

рассмотрев в судебном заседании дело по иску

1. ФАУГИ

2. ФГУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в г. Москве»

к 1. Департаменту имущества города Москвы

2. Правительству Москвы

3. Управлению Росреестра по Москве

о признании права собственности, права оперативного управления и признании недействительным регистрацию права собственности города Москвы

в судебное заседание явились:

от 1-го истца – Барабаш А.Д. по доверенности от 31.12.2009 г. № ЮП-03/34078 (паспорт 46 07 401293)

от 2-го ответчика – Данилова С.А. по доверенности от 23.06.2008 г. № 17 (паспорт 45 02 861008)

от 1-го ответчика – Медушевская Т.В. по доверенности от 19.06.2008 г. № Д-08/4950 (удостоверение № 0456)

от 2-го ответчика - Медушевская Т.В. по доверенности от 21.12.2009 г. № 4-47-1877/9-1 (удостоверение № 0456)

от 3-го ответчика – не явился

УСТАНОВИЛ:

Иск заявлен о признании права собственности российской Федерации на помещения в здании, расположенном по адресу: г. Москва, Дмитровский пр., д. 14, общей площадью – 968,4 кв.м., признании права оперативного управления 2-го истца на указанные помещения и признании недействительным регистрации права собственности города Москвы на вышеуказанные помещения.

Истцы в заседание явились, исковые требования подтвердили по доводам искового заявления, представили дополнительно письменные пояснения по иску.

В обоснование иска истцами указано следующее.

На основании Постановления Верховного Совета РФ от 27.12.91 г. N 3020-1 "О разграничении государственной собственности в Российской Федерации на федеральную собственность, государственную собственность республик в составе Российской Федерации, краев, областей, автономной области, автономных округов, городов Москвы и Санкт-Петербурга и муниципальную собственность", ст. 6 ФЗ от 21.07.97 г. N 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним", ст. 48 ФЗ от 30.03.99 г. N 52-ФЗ "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения", ст. ст. 209, 214, 218 ГК РФ спорные нежилые помещения являются объектом санитарно-эпидемиологической службы и в соответствии с Постановлением Верховного Совета РФ от 27.12.91 г. N 3020-1 относятся исключительно к федеральной собственности; решением Исполкома от 22.01.67 г. N 449 помещения на 1-ом этаже в спорном доме переданы под размещение СЭС района, что подтверждено ордером от 26.04.67г. ; в настоящее время спорные помещения используются ФГУЗ "Центр гигиены и эпидемиологии в городе Москве", являющегося правопреемником СЭС, Российская Федерация не предпринимала действий, направленных на отчуждение спорных помещений в собственность города Москвы, в связи с чем в установленном порядке помещения из состава федеральной собственности не выбывали; однако право собственности на спорные помещения неправомерно зарегистрировано за городом Москвой без соблюдения предусмотренного распоряжением Правительства РФ от 18.03.1992 г. N 114-рп порядка передачи.

1-ый, 2-ой ответчики в заседание явились, письменные отзывы на иск представили, заявили о пропуске истцами срока исковой давности.

Доводы ответчиков основаны на следующем.

Право собственности на спорные помещения зарегистрировано за городом Москвой в 2002г., о чем в ЕГРП на недвижимое имущество и сделок с ним имеется соответствующая запись; спорные помещения используются третьим лицом на праве аренды; спорные помещения относятся к объектам муниципальной собственности, т.к. до издания Постановления ВС РФ от 27.12.1991 г. N 3020-1 здание относилось к нежилому фонду, находящемуся в управлении местной администрации; заявили о применении срока исковой давности, ссылаясь на то, что Российская Федерация должна была знать с 2002г. о регистрации права собственности на спорные помещения за Москвой и срок исковой давности необходимо исчислять с момента внесения в ЕГРП записи о праве собственности города Москвы на спорное имущество.

В отношении требований истцов о признании права оперативного управления и признании недействительной регистрации права собственности ответчики указали на избрание истцами ненадлежащего способа защиты.

Управление Росреестра по Москве в заседание не явилось, письменный отзыв на иск не представило, извещено о времени и месте проведения судебного заседания надлежащим образом.

Выслушав доводы сторон, исследовав материалы дела, суд считает иск подлежащим удовлетворению частично. При этом суд исходит из следующего.

Как следует из материалов дела, решением Исполкома Моссовета от 22.01.67 г. N 449 помещения пл. 1.893 кв.м. на 1-ом этаже здания по адресу: г. Москва, ул. Тимирязевская, д.7-5 переданы под размещение СЭС района, что подтверждено ордером от 26.04.67г. №013736. Указанное здание, согласно архивной справки от 5.06.09г. и справок МосгорБТИ от 27.07.09г. и 3.03.10г. в настоящее время имеет адрес: Дмитровский пр., д.14.

Приказом Главного управления здравоохранения Исполкома Мосгорсовета народных депутатов от 18.03.91 г. N 105 с 01.04.91 г. СЭС переданы в состав Городской СЭС с передачей всех материальных ценностей СЭС с баланса управлений и отделов здравоохранения на баланс Городской СЭС.

Во исполнение Постановления Совета Министров РСФСР от 01.07.91 г. N 375 "О государственной санитарно-эпидемиологической службе РСФСР" приказом Санитарно-эпидемиологической службы города Москвы от 24.09.1991 г. N 46-лс предписано реорганизовать 33 районные СЭС, преобразовав их в 33 районных центра государственного санэпиднадзора и реорганизовать 33 районных центра госсанэпиднадзора в 10 центров госсанэпиднадзора административных округов Москвы; главным врачам районных центров санэпиднадзора произвести списание и инвентаризацию материальных ценностей и передать по акту передачи здания, сооружения, оборудование, инвентарь - учреждению-правопреемнику.

П. 4 распоряжения Правительства РФ от 13.01.05 г. N 23-р, которым созданы 90 ФГУЗ - центров гигиены и эпидемиологии, Росимуществу предписано закрепить в оперативном управлении за образуемыми федеральными государственными учреждениями здравоохранения - центрами гигиены и эпидемиологии относящееся к федеральной собственности имущество учреждений, реорганизуемых в соответствии с п. 1 настоящего распоряжения.

Согласно уставу Федеральное государственное учреждение здравоохранения "Центр гигиены и эпидемиологии в городе Москве" создано в соответствии с распоряжением Правительства РФ от 13.01.05 г. N 23-р путем слияния федеральных государственных учреждений, в том числе десяти центров государственного санитарно-эпидемиологического надзора административных округов города Москвы и является их правопреемником.

В соответствии с п. 5 раздела II приложения N 1 к Постановлению Верховного Совета РФ от 27.12.91 г. N 3020-1 "О разграничении государственной собственности в Российской Федерации на федеральную собственность, государственную собственность республик в составе Российской Федерации, краев, областей, автономной области, автономных округов, городов Москвы и Санкт-Петербурга и муниципальную собственность" предприятия и учреждения санитарно-эпидемиологической и ветеринарной службы относятся исключительно к федеральной собственности.

Таким образом, спорные помещения, начиная с 1967 года, в том числе и на момент законодательного разграничения государственной собственности, использовались как имущество учреждения санитарно-эпидемиологической службы в лице ФГУЗ "Центр гигиены и эпидемиологии в городе Москве", созданного в процессе преобразования ранее существовавших СЭС и являющегося правопреемником, в том числе СЭС Тимирязевского района, первоначально размещенной в спорных помещениях для осуществления своей деятельности.

Учитывая разъяснение п. 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 28.02.95 г. N 2/1 "О некоторых вопросах, связанных с введением в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации", созданные до введения в действие ГК РФ предприятия и учреждения СЭС, как имущественные комплексы с их зданиями, имеющие специальную правоспособность, являлись обладателями прав хозяйственного ведения и оперативного управления на то имущество, которое они использовали в своей специальной деятельности.

В силу п. 1 ст. 48 ФЗ от 30.03.99 г. N 52-ФЗ "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения" помещения, здания, сооружения, оборудование, транспортные средства и другое имущество, используемые органами, осуществляющими государственный санитарно-эпидемиологический надзор, и учреждениями, обеспечивающими их деятельность, для выполнения возложенных на них задач, находятся в федеральной собственности и передаются указанным органам и учреждениям в пользование на праве хозяйственного ведения или оперативного управления в порядке, установленном законодательством Российской Федерации.

Согласно п. 11 ст. 156 ФЗ от 22.08.04 г. N 122-ФЗ "О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу некоторых законодательных актов Российской Федерации в связи с принятием Федеральных законов "О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" и "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" в федеральной собственности может находиться имущество, необходимое для обеспечения деятельности федеральных органов государственной власти, государственных служащих Российской Федерации, работников федеральных государственных унитарных предприятий и федеральных государственных учреждений, включая нежилые помещения для размещения указанных органов, предприятий и учреждений.

Находящееся в собственности субъектов Российской Федерации имущество, которое может находиться в федеральной собственности, подлежит безвозмездной передаче в федеральную собственность... в случае: если нахождение указанного имущества в собственности субъектов Российской Федерации не допускается, в том числе в результате разграничения полномочий между федеральными органами государственной власти, органами государственной власти субъектов Российской Федерации и органами местного самоуправления; если указанное имущество используется... федеральными государственными и муниципальными учреждениями для целей, установленных в соответствии с настоящим Федеральным законом...

В силу п. 2 ст. 218 ГК РФ право собственности на имущество, которое имеет собственника, может быть приобретено другим лицом на основании договора купли-продажи, мены, дарения или иной сделки об отчуждении этого имущества.

Доказательств того, что спорное имущество выбыло в установленном порядке из состава федеральной собственности в пользу города Москвы, в материалах дела не имеется.

При указанных обстоятельствах спорное недвижимое имущество является исключительно федеральной собственностью, и государственная регистрация права собственности города Москвы на спорные нежилые помещения является неправомерной. Довод ответчика правительства Москвы об отнесении спорных помещений на основании п. п. 1, 2 приложения N 3 к Постановлению ВС РФ от 27.12.1991 г. N 3020-1 к муниципальной собственности является несостоятельным ввиду его несоответствия вышеуказанным правовым актам.

Довод ответчиков о том, что 2-ой ответчик правомерно использовал спорные помещения, начиная с 1993г., по договорам аренды с Департаментом имущества г. Москвы суд признает несостоятельным, поскольку доказательств правомерности передачи федерального имущества по данным договорам в аренду федеральному государственному учреждению ответчиками в материалы дела не представлено, в том числе, учитывая, что право собственности города Москвы на спорное имущество зарегистрировано лишь в 2002г.

Учитывая изложенное, суд признает заявленные требования в части признания права федеральной собственности на спорные помещения обоснованными и подлежащими удовлетворению.

Суд не находит оснований для удовлетворения заявления ответчика о применении судом срока исковой давности.

В соответствии с п. 1 ст. 200 ГК РФ течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права. Изъятия из этого правила устанавливаются настоящим Кодексом и иными законами.

1-ый истец указал, что спорное недвижимое имущество из федеральной собственности не выбывало и по-прежнему используется для осуществления деятельности ФГУЗ "Центр гигиены и эпидемиологии в городе Москве", в связи с чем заявление ответчиков о пропуске срока исковой давности нельзя признать обоснованным.

2-ой истец указал, что узнал о наличии зарегистрированного за городом Москвой права собственности на спорное имущество 31.03.09г. при получении выписки из ЕГРП на недвижимое имущество и сделок с ним, в связи с чем срок исковой давности им также не пропущен.

Бремя доказывания пропуска истцом срока исковой давности возложено на ответчика. Ответчик не представил доказательств того, что истцу было известно о нарушении его прав ранее указанной даты либо должно быть известно.

По смыслу ст. 200 ГК РФ понятие "... лицо должно было узнать о нарушении своего права" подразумевает определенную, установленную законом обязанность лица, при надлежащем выполнении которой лицо должно узнать о нарушении своего права, либо иные подобные обстоятельства, а не вообще потенциальную возможность получения таких сведений лицом.

В силу общих принципов делового оборота добросовестность его участников предполагается, ст. 10 ГК РФ презюмируется недопустимость злоупотребления правом. В связи с чем 1-ый истец, как участник гражданских правоотношений, не обязан систематически проверять нарушение права собственности Российской Федерации на федеральное имущество каким-либо субъектом правоотношений. То обстоятельство, что информация о зарегистрированных правах на недвижимое имущество и сделок с ним носит открытый характер, не должно умалять или иным образом ущемлять права участников гражданских правоотношений при определении момента начала срока исковой давности. Открытость информации не свидетельствует о ее обязательной публикации в изданиях, которые собственники должны контролировать, либо об обязательности периодически получать из реестра такую информацию. Доказательств надлежащего уведомления Российской Федерации в лице ее компетентных органов о произведенной регистрации права собственности города Москвы на спорное имущество ответчиком также не представлено.

Применение даты регистрации права в ЕГРП за лицом, не обладающим таким правом, как момент начала течения срока исковой давности для защиты права вообще, лишает норму закона индивидуальности применения ее к каждому конкретному лицу в каждом конкретном случае.

Суд считает необоснованной ссылку ответчиков на представленные им договоры аренды, как доказательства истечения срока исковой давности, поскольку они заключены в отсутствие на то правовых оснований, доказательств уведомления, как ответчиками, так и пользователем помещений, надлежащего собственника спорных помещений о заключении данных договоров аренды с городом Москвой ответчиками также не представлено. Кроме того, указание на наличие зарегистрированного права собственности за г. Москвой сделана только в договоре аренды от 22.10.07г., что также свидетельствует о необоснованности заявления ответчиков о пропуске срока исковой давности.

Требования истцов о признании права оперативного управления судом отклоняется по следующим основаниям.

В соответствии со статьей 296 Гражданского кодекса Российской Федерации имущество на праве оперативного управления закрепляет за учреждениями собственник. Таким образом, при наличии такого спора собственник должен быть ответчиком.

Из оснований спора и доводов сторон не усматривается спора между собственником и учреждением (соистцами) о праве оперативного управления, а также не усматривается оснований для установления права оперативного управления в судебном порядке, так как предоставление такого права принадлежит собственнику имущества, которым является 1-ый истец.

Таким образом, спор о признании права оперативного управления заявлен в отношении ненадлежащего ответчика.

Требование о признании недействительным регистрации права собственности г. Москвы на спорное имущество судом также отклоняется по следующим основаниям.

Статьей 11 ГК РФ закреплена судебная защита нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов. Защита гражданских прав осуществляется перечисленными в статье 12 ГК РФ способами, причем эта статья также содержит указание на возможность применения иных способов, предусмотренных в законе.

Согласно абзацу второму пункта 1 статьи 2 Закона о регистрации государственная регистрация является единственным доказательством существования зарегистрированного права. При этом зарегистрированное право на недвижимое имущество может быть оспорено только в судебном порядке.

Поскольку в ГК РФ, в Законе о регистрации, в иных законах не предусмотрен такой способ защиты как признание недействительным зарегистрированного права, оспаривание зарегистрированного права на недвижимое имущество может происходить лишь с использованием установленных гражданским законодательством способов защиты, применяемых с учетом характера и последствий соответствующего правонарушения.

Суд считает, что восстановление нарушенного права собственности, применительно к рассматриваемому спору, возможно лишь путем заявления требования о признании права собственности на него, что и сделано в настоящем иске.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 8, 11, 12, 209, 214, 218 ГК РФ, п. 5 раздела II приложения N 1 к Постановлению Верховного Совета РФ от 27.12.1991 г. N 3020-1 "О разграничении государственной собственности в Российской Федерации на федеральную собственность, государственную собственность республик в составе Российской Федерации, краев, областей, автономной области, автономных округов, городов Москвы и Санкт-Петербурга и муниципальную собственность", ст. 2 ФЗ от 21.07.1997 г. N 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним", ст. 48 ФЗ от 30.03.1999 г. N 52-ФЗ "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения", руководствуясь ст. ст. 4, 65, 66, 71, 75, 167 - 170, 176, 180, 181 АПК РФ арбитражный суд

РЕШИЛ:

Признать право собственности Российской Федерации на помещения пл. 968,4 кв.м., расположенные в здании по адресу: г. Москва, Дмитровский пр., д.14 (подвал, пом.1, комн. 30-31; 1-ый этаж, пом.1 комн. 1, 1а, 1б, 1в, 2-22, 22а, 23-25, 25а, 26-29, 29а, 30-33; пом. П, комн. 1-24, 24а, 24б, 25, 25а, 26-33).

В остальной части иска отказать.

Выдать ФГУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в г. Москве» справку на возврат из федерального бюджета госпошлины в сумме 1.000 руб.

Решение может быть обжаловано в месячный срок в арбитражный суд апелляционной инстанции, и в двухмесячный срок с момента вступления решения в законную силу в арбитражный суд кассационной инстанции.

Судья Кочко Т.В.




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: А40-166928/2009
Принявший орган: Арбитражный суд города Москвы
Дата принятия: 23 марта 2010

Поиск в тексте