• по
Более 56000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


ДЕВЯТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД
 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 04 июля 2013 года Дело N А40-173939/2012

Резолютивная часть постановления объявлена 01.07.2013

Постановление в полном объеме изготовлено 04.07.2013

Девятый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего судьи Пронниковой Е.В.,

судей:

Москвиной Л.А., Цымбаренко И.Б.,

при ведении протокола

помощником судьи Кальщиковой А.П.,

рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу Федеральной антимонопольной службы

на решение Арбитражного суда г.Москвы от 01.04.2013

по делу №А40-173939/12, принятое судьей Лапшиной В.В.,

по заявлению ЗАО «Иркутский завод розлива минеральных вод» (ОГРН 1053808079929; г.Иркутск, ул.Каштаковская, д.17)

к Федеральной антимонопольной службе (ФАС России),

третьи лица: 1) ООО «Байкал-Инком», 2) ФГБУ «Байкальский государственный природный биосферный заповедник», 3) Роспатент,

о признании недействительным решения,

при участии в судебном заседании:

от заявителя:

Лебедев А.В. по доверенности от 01.10.2012,

от ответчика:

Кононова Н.В. по доверенности от 25.12.2012,

от третьих лиц:

не явились, извещены,

УСТАНОВИЛ:

ЗАО «Иркутский завод розлива минеральных вод» (ЗАО «ИЗРВ») обратилось в Арбитражный суд г.Москвы заявлением о признании недействительным решения Федеральной антимонопольной службы от 12.12.2012 по делу №1 14/107-12, которым действия ЗАО «ИЗРВ», связанные с приобретением и использованием исключительных прав на словесный товарный знак «Байкальский заповедник» по свидетельству №412554, признаны актом недобросовестной конкуренции в соответствии с ч.2 ст.14 Федерального закона от 26.07.2006 №135-ФЗ «О защите конкуренции».

Решением суда от 01.04.2013, принятым по настоящему делу, заявленные Обществом требования удовлетворены - решение Федеральной антимонопольной службы от 12.12.2012 по делу №1 14/107-12 признано недействительным.

В обоснование принятого решения суд первой инстанции указал на то, что приобретение ЗАО «ИЗРМВ» исключительного права на средство индивидуализации по товарному знаку №412554 «Байкальский заповедник» не является действием, противоречащим законодательству Российской Федерации, обычаям делового оборота, требованиям добропорядочности, разумности и справедливости, причинившим или могущим причинить экономический вред или вред деловой репутации Общества, то есть действием, направленным на получение преимуществ при осуществлении предпринимательской деятельности перед конкурентами, в связи с чем оснований квалифицировать спорные действия ЗАО «ИЗРМВ» как нарушение требований ч.2 ст.14 Закона о защите конкуренции у антимонопольного органа не имелось.

Не согласившись с данным решением суда, ответчик в апелляционной жалобе просит его отменить и принять новый судебный акт - об отказе в удовлетворении заявленных требований. При этом ФАС России ссылается на законность и обоснованность решения антимонопольного органа, поскольку действия заявителя, связанные с приобретением и использованием исключительных прав на словесный товарный знак «Байкальский заповедник» по свидетельству №412554, являются актом недобросовестной конкуренции, противоречащим ч.2 ст.14 Федерального закона «О защите конкуренции». Настаивает на том, что указанные действия заявителя направлены на получение преимуществ в предпринимательской деятельности над конкурентами, поскольку ЗАО «ИЗРМВ» получило право распоряжаться данным словесным обозначением, что подразумевает возможность запрещать хозяйствующим субъектам - конкурентам использовать данное обозначение, либо понудить к заключению лицензионного договора. Считает, что действия заявителя противоречат Парижской конвенции и ч.5 ст.11 Федерального закона «Об особо охраняемых природных территориях», предусматривающей только использование юридическими лицами названий государственных природных заповедников при производстве товаров народного потребления.

В судебном заседании и письменных объяснениях заявитель просил оставить решение суда без изменения, считая его законным и обоснованным, и отказать в удовлетворении апелляционной жалобы ответчика. При этом Общество указало на незаконность оспариваемого решения антимонопольного органа, исходя из того, что в действиях Общества отсутствуют признаки недобросовестной конкуренции.

Представители третьих лиц - ООО «Байкал-Инком», ФГБУ «Байкальский государственный природный биосферный заповедник», Роспатента, надлежащим образом извещенных о месте и времени судебного разбирательства, в судебное заседание не прибыли. При этом от Роспатента поступило ходатайство о рассмотрении дела в отсутствие его представителя, в котором также содержится указание на то, что принятый судебный акт не влияет на права и обязанности Роспатента.

В соответствии со ст.156 АПК РФ, при отсутствии возражений со стороны представителей заявителя и ответчика, дело рассмотрено апелляционным судом в отсутствие представителей третьих лиц.

Изучив материалы дела, доводы апелляционной жалобы, заслушав представителей сторон, поддержавших в судебном заседании свои позиции, апелляционный суд не находит оснований для отмены или изменения обжалуемого решения суда, исходя из нижеследующего.

Как усматривается из материалов дела, ЗАО «ИЗРМВ» обратилось в ФАС России с заявлением о недобросовестной конкуренции со стороны ООО «Байкал-Инком», выразившейся во введении в гражданский оборот питьевой воды «Байкальский заповедник» с незаконным использованием принадлежащего ЗАО «ИЗРМВ» товарного знака по свидетельству №412554.

Вместе с тем в ходе возбужденного антимонопольным органом дела №1 14/229-11 ООО «Байкал-Инвест» заявило о признании действий ЗАО «ИЗРМВ» по приобретению и использованию исключительного права на товарный знак «Байкальский заповедник» по свидетельству 412554 актом недобросовестной конкуренции.

12.12.2012 ФАС России принято решение по делу №1 14/107-12, которым действия ЗАО «ИЗРМВ», связанные с приобретением и использованием исключительных прав на словесный товарный знак «Байкальский заповедник» по свидетельству №412544, признаны актом недобросовестной конкуренции в соответствии с ч.2 ст.14 Федерального закона «О защите конкуренции».

Считая данное решение незаконным и нарушающим права и охраняемые законом интересы ЗАО «ИЗРМВ», Общество обратилось в суд с указанными выше требованиями.

Удовлетворяя заявленные Обществом требования, суд первой инстанции правомерно исходил из незаконности и необоснованности оспариваемого ненормативного акта антимонопольного органа.

В соответствии со ст.198 АПК РФ граждане, организации и иные лица вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц, если полагают, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действие (бездействие) не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают их права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагают на них какие-либо обязанности, создают иные препятствия для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.

В силу ч.4 ст.200 АПК РФ при рассмотрении дел об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц арбитражный суд в судебном заседании осуществляет проверку оспариваемого акта или его отдельных положений, оспариваемых решений и действий (бездействия) и устанавливает их соответствие закону или иному нормативному правовому акту, устанавливает наличие полномочий у органа или лица, которые приняли оспариваемый акт, решение или совершили оспариваемые действия (бездействие), а также устанавливает, нарушают ли оспариваемый акт, решение и действия (бездействие) права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Таким образом, для признания ненормативного правового акта недействительным необходимо наличие одновременно двух обязательных условий: несоответствие данного акта закону и наличие нарушения им прав и охраняемых законом интересов заявителя.

Апелляционный суд считает, что при рассмотрении настоящего дела совокупность указанных обстоятельств установлена.

Как видно из материалов дела и установлено судом, словесное обозначение «Байкальский заповедник» с 2003 года является кратким наименованием ФГБУ «Байкальский государственный природный биосферный заповедник» согласно п.1.4 Положения о федеральном государственном учреждении «Байкальский государственный природный биосферный заповедник», утвержденного Приказом Министерства природных ресурсов РФ от 23.04.2003 №365. Согласно пункту 1.2 Положения природный заповедник входит в международную систему биосферных резерватов ЮНЕСКО, территория заповедника и его охранной зоны включена в Список объектов Всемирного природного наследия ЮНЕСКО как элемент номинации «Озеро Байкал».

Природный заповедник учрежден Постановлением Совета Министров РСФСР от 26.09.1969 №571 на основании Постановления Совета Министров Бурятской АССР от 31.12.1968 №461 и является некоммерческой организацией. Запись в Едином государственном реестре юридических лиц о государственной регистрации заповедника с указанием его полного и сокращенного наименования внесена 05.06.2003.

Из материалов дела следует, что ООО «Байкал-Инком» с 2004 года занимается производством и реализацией питьевой воды под названием «Байкальский заповедник». При этом разрешение от ФГБУ «Байкальский государственный природный биосферный заповедник» на использование указанного обозначения в своей деятельности ООО «Байкал-Инком» не получало.

01.02.2010 между Природным заповедником и ЗАО «ИЗРМВ» был заключен договор об использовании символики, в соответствии с условиями которого ЗАО «ИЗРМВ» получило разрешение использовать в предпринимательской деятельности средство индивидуализации (символику) государственного природного заповедника, а именно сокращенное наименование «Байкальский заповедник» в качестве товарного знака (знака обслуживания) для всех заявленных товаров 32 класса и услуг 43 класса в рамках заявки на регистрацию товарного знака (знака обслуживания) №2009705578 на имя ЗАО «ИЗРМВ».

Товарный знак со словесным обозначением «Байкальский заповедник» по свидетельству №412554 зарегистрирован Роспатентом 01.07.2010 на имя ЗАО «ИЗРМВ» (дата подачи заявки 19.05.2008).

При этом товарный знак представляет собой словесное обозначение «Байкальский заповедник», выполненное обычным шрифтом, для товаров и услуг 32 класса (воды, в частности минеральные и газированные) и 43 класса (услуги по обеспечению пищевыми продуктами и напитками). ЗАО «ИЗРМВ» осуществляет деятельность по введению в гражданский оборот воды питьевой «Байкальский заповедник».

В материалах настоящего дела имеются вступившие в законную силу судебные акты Арбитражного суда Иркутской области и Четвертого арбитражного апелляционного суда по делу №А19-2171/2012, из содержания которых усматривается, что 10.08.2011 ООО «Байкал-Инком» обратилось в Управление ФАС России по Иркутской области с заявлением о признании действий ЗАО «ИЗРМВ» по приобретению исключительного права на товарный знак «Байкальский заповедник» по свидетельству №412554 актом недобросовестной конкуренции и принятии мер по прекращению нарушения и устранению последствий нарушения антимонопольного законодательства.

При этом доводы ООО «Байкал-Инком» сводились к тому, что ООО «Байкал-Инком» с 2004 года использует словесное обозначение «Байкальский заповедник» в качестве товарного знака, осуществляя беспрерывное производство питьевой воды под названием «Байкальский заповедник», а также связанные с этим ежегодные затраты на рекламу продукции, в связи с чем, по его мнению, на рынке сформировано устойчивое мнение о принадлежности товарного знака «Байкальский заповедник» ООО «Байкал-Инком».

Иркутское УФАС России письмом от 27.10.2011 №8122 отказало ООО «Байкал-Инком» в возбуждении дела о нарушении антимонопольного законодательства, руководствуясь частью 3 статьи 44 Федерального закона «О защите конкуренции», в связи с отсутствием признаков нарушения антимонопольного законодательства.

При этом антимонопольный орган указал на отсутствие в действиях ЗАО «ИЗРМВ» признаков нарушения антимонопольного законодательства, приняв в том числе во внимание, что ЗАО «ИЗРМВ» получило у ФГБУ «Байкальский государственный заповедник» разрешение на использование наименования заповедника и заключило с ним договор об использовании символики от 01.02.2010 сроком на 10 лет, в то время как ООО «Байкал-Инком» не имеет соответствующего разрешения от ЗАО «ИЗРМВ».

Названное решение УФАС России по Иркутской области оспорено ООО «Байкал-Инком» в Арбитражном суде Иркутской области, которым принято решение от 14.05.2012 по делу №А19-2171/2012 об отказе в удовлетворении заявленных ООО «Байкал-Инком» требований. Постановлением Четвертого арбитражного апелляционного суда решение оставлено без изменения (том 1 л.д.38-60).

В дальнейшем, как указывалось выше, ЗАО «ИЗРМВ» обратилось в ФАС России с заявлением о недобросовестной конкуренции со стороны ООО «Байкал-Инком», выразившейся во введении в гражданский оборот на территории Российской Федерации питьевой воды «Байкальский заповедник» с незаконным использованием принадлежащего ЗАО «ИЗРМВ» товарного знака по свидетельству №412554, по которому было возбуждено дело №1 14/229-1, в рамках которого антимонопольным органом рассмотрено также заявление ООО «Байкал-Инком» о признании действий ЗАО «ИЗРМВ» по приобретению и использованию исключительного права на товарный знак «Байкальский заповедник» по свидетельству №412554 актом недобросовестной конкуренции, и принято оспариваемое решение от 12.12.2012.

В обоснование названного решения антимонопольным органом указано на то, что пунктом 1.1 статьи 4 Федерального закона от 12.01.1996 №7-ФЗ «О некоммерческих организациях», статьей 11 Федерального закона от 14.03.1995 №33-ФЗ «Об особо охраняемых природных территориях» и пунктами 1, 2 Постановления Правительства Российской Федерации от 07.10.1996 №1168 «О символике государственных природных заповедников и национальных парков в Российской Федерации» ФГБУ «Байкальский государственный природный биосферный заповедник» наделено исключительными правами на использование своего наименования, зарегистрированного в установленном порядке, вследствие чего для использования сокращенного наименования государственного природного заповедника требуется только разрешение его дирекции. Антимонопольный орган также указал, что приобретая исключительные права на товарный знак, ЗАО «ИЗРМВ» получило преимущество перед конкурентами, что подразумевает возможность запретить хозяйствующим субъектам - конкурентам использовать указанное словесное обозначение даже при наличии согласия ФГБУ «Байкальский государственный природный биосферный заповедник» на использование его сокращенного наименования либо понудить к заключению лицензионного договора, что, в свою очередь, способно причинить организациям-конкурентам убытки.

Апелляционный суд соглашается с выводами суда первой инстанции относительно неправомерности данных доводов антимонопольного органа.

В соответствии с ч.5 ст.11 Федерального закона от 14.03.1995 №33-ФЗ «Об особо охраняемых природных территориях» производство изобразительной, печатной, сувенирной и другой тиражированной продукции и товаров народного потребления с использованием изображений природных и историко-культурных комплексов и объектов, находящихся на территориях государственных природных заповедников, а также их названий и символики осуществляется с разрешения дирекций государственных природных заповедников.

Согласно пункту 2 Постановления Правительства Российской Федерации от 07.10.1996 №1168 «О символике государственных природных заповедников и национальных парков в Российской Федерации» разрешения на использование юридическими и физическими лицами символики государственных природных заповедников и национальных парков выдаются их дирекциями на платной основе, использование символики государственных природных заповедников и национальных парков без разрешений, выдаваемых их дирекциями, не допускается.

Согласно Порядку утверждения, использования и охраны символики государственных природных заповедников, утвержденному Приказом Минприроды РФ от 25.06.2009 №167, к символике государственного природного заповедника относятся эмблема, флаг, вымпел и другие словесные, изобразительные и объемные обозначения или их комбинации, отражающие характерные особенности природных комплексов заповедника. Символика должна включать в себя полное или официальное сокращенное наименование заповедника. Заповедники обладают исключительным правом на использование своей символики. Разрешения на использование юридическими и физическими лицами символики государственных природных заповедников выдаются их дирекциями на платной основе. Использование символики государственных природных заповедников без разрешений, выдаваемых их дирекциями, не допускается.

В силу п.1 ст.4 Федерального закона от 12.01.1996 №7-ФЗ «О некоммерческих организациях» некоммерческая организация имеет наименование, содержащее указание на ее организационно-правовую форму и характер деятельности.

В соответствии с п.1.1 ст.4 Федерального закона «О некоммерческих организациях» некоммерческая организация, наименование которой зарегистрировано в установленном порядке, имеет исключительное право его использования.

Согласно п.1 ст.1473 Гражданского кодекса РФ юридическое лицо, являющееся коммерческой организацией, выступает в гражданском обороте под своим фирменным наименованием, которое определяется в его учредительных документах и включается в единый государственный реестр юридических лиц при государственной регистрации юридического лица.

Юридическому лицу принадлежит исключительное право использования своего фирменного наименования в качестве средства индивидуализации любым не противоречащим закону способом (исключительное право на фирменное наименование), в том числе путем его указания на вывесках, бланках, в счетах и иной документации, в объявлениях и рекламе, на товарах или их упаковках (ст.1474 ГК РФ).

По смыслу приведенных норм, а также согласно разъяснениям, данным в пункте 58.2 Постановления Пленума ВС РФ №5, Пленума ВАС РФ №29 от 26.03.2009 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации», право на фирменное наименование возникает только у юридического лица, являющегося коммерческой организацией.

Наименования некоммерческих организаций не являются средством индивидуализации юридических лиц в смысле положений части четвертой ГК РФ, на них не распространяется правовая охрана, установленная параграфом 1 главы 76 Кодекса. Ввиду этого правила, предусмотренные статьей 1473 ГК РФ, в том числе запреты, содержащиеся в пункте 4 этой статьи, на некоммерческие организации не распространяются.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1477 ГК РФ, на товарный знак, то есть на обозначение, служащее для индивидуализации товаров юридических лиц или индивидуальных предпринимателей, признается исключительное право, удостоверяемое свидетельством на товарный знак (статья 1481 ГК РФ).

При таких обстоятельствах представляется правильным вывод суда первой инстанции о том, что отождествляемые ФАС России понятия «товарный знак» и «наименование некоммерческой организации» не совпадают, владение и распоряжение правом на товарный знак не означает владения и распоряжения правом на наименование некоммерческой организации. Использование словесного обозначения для маркировки товаров и услуг в качестве товарного знака является частным случаем его использования.

Учитывая изложенное, ФГБУ «Байкальский государственный заповедник» вправе было предоставить ЗАО «ИЗРМВ» разрешение на регистрацию и использование словосочетания «Байкальский заповедник» в качестве товарного знака, при том что запрет на такую регистрацию действующим законодательством не установлен.

Согласно ч.4 ст.1483 ГК РФ не допускается государственная регистрация в качестве товарных знаков обозначений, тождественных или сходных до степени смешения с официальными наименованиями и изображениями особо ценных объектов культурного наследия народов Российской Федерации либо объектов всемирного культурного или природного наследия, а также с изображениями культурных ценностей, хранящихся в коллекциях, собраниях и фондах, если регистрация испрашивается на имя лиц, не являющихся их собственниками, без согласия собственников или лиц, уполномоченных собственниками, на регистрацию таких обозначений в качестве товарных знаков.

В настоящем случае такое согласие ЗАО «ИЗРМВ» было получено.

При этом из содержания письма заместителя Министра природных ресурсов и экологии РФ от 26.03.2012 №05-12-42/4287 следует, что договор об использовании символики от 01.02.2010, заключенный между ЗАО «ИЗРМВ» и ФГУ «Байкальский заповедник», соответствует требованиям нормативных правовых актов в отношении использования символики государственных природных заповедников (том 3, л.д.125).

В соответствии с ч.2 ст.14 Федерального закона «О защите конкуренции» не допускается недобросовестная конкуренция, связанная с приобретением и использованием исключительного права на средства индивидуализации юридического лица, средства индивидуализации продукции, работ или услуг.

При этом согласно статье 4 названного Закона недобросовестной конкуренцией признаются любые действия хозяйствующих субъектов (группы лиц), которые направлены на получение преимуществ при осуществлении предпринимательской деятельности, противоречат законодательству Российской Федерации, обычаям делового оборота, требованиям добропорядочности, разумности и справедливости и причинили или могут причинить убытки другим хозяйствующим субъектам - конкурентам либо нанесли или могут нанести вред их деловой репутации.

Согласно ст.10.bis Парижской конвенции по охране промышленной собственности актом недобросовестной конкуренции считается всякий акт конкуренции, противоречащий честным обычаям в промышленных и торговых делах. В частности, подлежат запрету все действия, способные каким бы то ни было способом вызвать смешение в отношении предприятия, продуктов или промышленной или торговой деятельности конкурента.

По смыслу приведенных нормативных положений, использование субъективных гражданских прав в условиях соперничества хозяйствующих субъектов обусловлено определенными границами (пределами реализации) с учетом прав и интересов иных лиц, в том числе потребителей товаров, работ, услуг. В то же время жесткость конкуренции не может отождествляться с ее недобросовестностью.

Федеральная антимонопольная служба в оспариваемом решении делает вывод о том, что получив разрешение на использование сокращенного наименования ФГУ «Байкальский заповедник», заявитель приобрел исключительные права на товарный знак по свидетельству №412554 и, следовательно, приобрел возможность владеть и распоряжаться им, что, в частности, выразилось в заключении договора неисключительной лицензии с ЗАО «Иркутская дистрибьюторская компания».

Между тем в настоящем случае сам по себе факт регистрации заявителем товарного знака не свидетельствует о нарушении Обществом ч.2 ст.14 Закона о защите конкуренции, не образует акта недобросовестной конкуренции. При этом квалифицирующих признаков антимонопольного правонарушения в действиях хозяйствующего субъекта Управлением не установлено.

Как верно указал суд первой инстанции, антимонопольный орган в оспариваемом решении не устанавливает тот факт, что действия по регистрации и использованию товарного знака совершены заявителем исключительно с целью вытеснения с рынка других конкурентов, в частности ООО «Байкал-Инком», поскольку на момент регистрации ЗАО «ИЗРМВ» за собой товарного знака «Байкальский заповедник» ни один хозяйствующий субъект-конкурент, в том числе ООО «Байкал-Инком» не получили разрешение от ФГБУ «Байкальский государственный природный биосферный заповедник» на использование его краткого обозначения для маркировки своей продукции.

При этом в оспариваемом решении и апелляционной жалобе ответчик ссылается на то, что ЗАО «ИЗРМВ», имея исключительное право на словесное обозначение «Байкальский заповедник» в качестве товарного знака, вправе запретить использование данного словесного обозначения без заключения лицензионного договора другому хозяйствующему субъекту даже при наличии согласия ФГУ «Байкальский заповедник».

Однако, как правомерно указал суд первой инстанции, использование исключительных прав на товарный знак само по себе не дает конкурентное преимущество зарегистрировавшему его лицу. При этом сама по себе регистрация товарного знака не является действием, противоречащим закону, и не свидетельствует о том, что оно совершено исключительно с целью вытеснения с рынка других конкурентов и (или) причинения им убытков.

Учитывая изложенное, следует согласиться с выводом суда первой инстанции о том, что приобретение ЗАО «ИЗРМВ» исключительного права на средство индивидуализации по товарному знаку №412554 «Байкальский заповедник» не является действием, противоречащим законодательству Российской Федерации, обычаям делового оборота, требованиям добропорядочности, разумности и справедливости, причинившим или могущим причинить экономический вред или вред деловой репутации Общества, то есть действием, направленным на получение преимуществ при осуществлении предпринимательской деятельности перед конкурентами.

При таких обстоятельствах оспариваемое решение антимонопольного органа не соответствует требованиям закона и нарушает права и охраняемые законом интересы заявителя, в связи с чем правомерно признано судом первой инстанции недействительным.

Что касается доводов заявителя относительно неправомерности содержащихся в обжалуемом решении суда выводов об отсутствии предусмотренных статьей 48 Закона о защите конкуренции оснований для прекращения рассмотрения дела о нарушении антимонопольного законодательства, то они не приняты апелляционным судом как несостоятельные.

В соответствии с п.5 ч.1 ст.48 Закона комиссия прекращает рассмотрение дела о нарушении антимонопольного законодательства в случае наличия вступившего в законную силу судебного акта, в котором содержатся выводы о наличии или об отсутствии нарушения антимонопольного законодательства в рассматриваемых комиссией действиях (бездействии).

В настоящем случае, настаивая на том, что антимонопольный орган обязан был прекратить рассмотрение дела №1 14/107-12, заявитель ссылается на вышеупомянутый вступивший в законную силу судебный акт по делу №А19-2171/2012.

Между тем предметом спора в рамках названного дела являлся отказ УФАС России по Иркутской области ООО «Байкал-Инком» в возбуждении и рассмотрении дела о нарушении антимонопольного законодательства в отношении ЗАО «ИЗРМВ».

В соответствии с пунктом 3.21 Административного регламента ФАС России по исполнению государственной функции по возбуждению и рассмотрению дел о нарушении антимонопольного законодательства РФ, утвержденного Приказом ФАС России от 25.12.2007 №447 (действовавшего в период оспариваемого ООО «Байкал-Инвест» отказа в возбуждении дела о нарушении антимонопольного законодательства) при рассмотрении заявления, указывающего на наличие признаков нарушения антимонопольного законодательства, материалов и изучении сведений и документов антимонопольный орган: определяет, относится ли к компетенции федерального антимонопольного органа (территориального органа) данное дело; устанавливает наличие признаков нарушения антимонопольного законодательства и определяет норму антимонопольного законодательства, которая подлежит применению; определяет достаточность материалов для возбуждения дела; определяет круг лиц, подлежащих привлечению к участию в деле; решает иные вопросы, необходимые для правильного и всестороннего рассмотрения дела.

По результатам рассмотрения заявления, материалов антимонопольный орган принимает одно из следующих решений: о возбуждении дела о нарушении антимонопольного законодательства; об отказе в возбуждении дела о нарушении антимонопольного законодательства в связи с отсутствием признаков его нарушения (пункт 3.27 Регламента).

В случае принятия решения об отказе в возбуждении дела антимонопольный орган направляет заявителю мотивированный отказ в срок, установленный пунктами 3.20, 3.23 Регламента (пункт 3.33 Регламента).

Следовательно, отказ в возбуждении дела может последовать в связи с отсутствием в действиях хозяйствующего субъекта признаков нарушения антимонопольного законодательства, что должно быть мотивировано антимонопольным органом.

При этом на данной стадии не устанавливаются факт нарушения антимонопольного законодательства и конкретный нарушитель. Наличие либо отсутствие нарушения антимонопольного законодательства устанавливается непосредственно в ходе рассмотрения дела, по итогам которого антимонопольным органом принимается соответствующее решение.

Таким образом, в предмет доказывания по делам о признании незаконным отказа в возбуждении дела о нарушении антимонопольного законодательства (в том числе и в предмет доказывания по делу №А19-2171/2012) входит вопрос о том, надлежащим ли образом мотивирован отказ в возбуждении дела.

В рамках дела №А19-2171/2012 суды признали отказ УФАС России по Иркутской области в возбуждении дела о нарушении антимонопольного законодательства законным и обоснованным, отказав в удовлетворении заявленных ООО «Байкал-Инком» требований.

Учитывая изложенное, законные основания для прекращения рассмотрения дела о нарушении антимонопольного законодательства в настоящем случае у ФАС России отсутствовали.

На основании сказанного обжалуемое решение суда первой инстанции является правомерным, а доводы апелляционной жалобы не опровергают выводы суда первой инстанции и не свидетельствуют о наличии оснований для отмены принятого по делу судебного акта.

При таких обстоятельствах апелляционный суд полагает, что суд первой инстанции принял законное и обоснованное решение, полно и правильно установил обстоятельства дела, применил нормы материального права, подлежащие применению, и не допустил нарушения процессуального закона, в связи с чем оснований для отмены или изменения обжалуемого судебного акта не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.266, 268, 269, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации,

П О С Т А Н О В И Л :

решение Арбитражного суда г.Москвы от 01.04.2013 по делу №А40-173939/12 оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в течение двух месяцев со дня изготовления постановления в полном объеме в Федеральном арбитражном суде Московского округа.

     Председательствующий
   Е.В.Пронникова

     Судьи
     Л.А.Москвина

     И.Б.Цымбаренко

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А40-173939/2012
09АП-17585/2013
Принявший орган: Девятый арбитражный апелляционный суд
Дата принятия: 04 июля 2013

Поиск в тексте