• по
Более 57000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ МОРДОВИЯ
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 11 октября 2012 года Дело N 33-1722/63
 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Мордовия в составе:

судьи-председательствующего Г.К. Екония

судей А.О. Бажанова

Ю.П. Тамарова

с участием секретаря судебного заседания А.В. Козеевой

рассмотрела в открытом судебном заседании от 11 октября 2012 года в городе Саранске дело по апелляционной жалобе представителя Ю.Н. Сергушкиной на решение Ленинского районного суда города Саранска от 26 июля 2012 года.

Заслушав доклад судьи Г.К. Екония, судебная коллегия

установила:

Ю.Н. Сергушкина от имени А.М. Васина обратилась в суд с заявлением об оспаривании действий администрации ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по Республике Мордовия по осуществлению круглосуточного видеонаблюдения за поведением её подзащитного.

В обоснование заявления Ю.Н. Сергушкина указала на то, что с сентября 2009 А.М. Васин, отбывающий уголовное наказание, содержится под стражей в следственном изоляторе в ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по Республике Мордовия.

Камера следственного изолятора, в которой находится А.М. Васин, оборудована системой видеонаблюдения, с помощью которой осуществляется круглосуточное видеонаблюдение за поведением последнего.

Такими действиями администрация следственного изолятора нарушает право А.М. Васина на уважение личной жизни, гарантированное статьёй 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, и чем ему причиняются нравственные страдания. Кроме этого такие действия администрации следственного изолятора мешают А.М. Васину готовиться к защите по уголовному делу.

Поведение А.М. Васина не давало администрации следственного изолятора повода для осуществления за ним круглосуточного видеонаблюдения.

А.М. Васину известно, что перед мониторами системы видеонаблюдения следственного изолятора находятся лица женского пола, и круглосуточное видеонаблюдение, многочисленные обыски с раздеванием догола направлены на то, чтобы его унизить, причинить нравственные страдания, сломить волю и воспрепятствовать защите по уголовному делу.

В связи с этим она просила суд признать оспариваемые действия администрации следственного изолятора незаконными.

Решением Ленинского районного суда города Саранска от 26 июля 2012 года в удовлетворении заявления отказано.

Ю.Н. Сергушкина подала от имени А.М. Васина в Верховный Суд Республики Мордовия апелляционную жалобу на решение суда, ссылаясь на то, что: оспариваемые действия администрации следственного изолятора нарушают право заявителя на уважение личной жизни; поведение заявителя не давало администрации следственного изолятора повода для осуществления за ним круглосуточного видеонаблюдения; суд не рассмотрел либо необоснованно отверг объяснения заявителя о том, что перед мониторами системы видеонаблюдения следственного изолятора находятся лица женского пола, и круглосуточное видеонаблюдение, многочисленные обыски с раздеванием догола направлены на то, чтобы его унизить, причинить нравственные страдания, сломить волю и воспрепятствовать защите по уголовному делу; статья 34 Федерального закона «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений», предусматривающая возможность использования видеотехники в целях осуществления надзора за подозреваемыми и обвиняемыми, как норма права не соответствует требованиям, предъявляемым к ней Конвенцией о защите прав человека и основных свобод и прецедентной практикой Европейского Суда по правам человека; суд применил Методические рекомендации, утверждённые директором Федеральной службы исполнения наказаний Ю.И.К., неопубликованные официально для всеобщего сведения и неподлежащие применению; дело рассмотрено в отсутствие заявителя, не извещённого о времени и месте судебного заседания; суд должен был рассмотреть дело с участием заявителя; копии возражений заинтересованного лица относительно заявления их стороне не направлялись.

В судебное заседание А.М. Васин, содержащийся под стражей, и его представитель Ю.Н. Сергушкина не явились, о времени и месте судебного заседания извещены путём заблаговременного вручения судебного извещения под расписку, отложить разбирательство дела не просили. При этом Ю.Н. Сергушкина просила суд рассмотреть дело в её отсутствие.

При таких обстоятельствах и на основании части третьей статьи 167 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации судебная коллегия пришла к выводу о возможности рассмотрения дела в отсутствие указанных лиц.

В судебном заседании представитель ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по Республике Мордовия О.А. Ломтева относительно апелляционной жалобы возразила.

Обсудив доводы, изложенные в апелляционной жалобе, судебная коллегия находит решение суда подлежащим оставлению без изменения.

Как установлено судом первой инстанции, администрация ФБУ ИК-11 УФСИН России по Республике Мордовия поставила А.М. Васина, отбывающего уголовное наказание, на профилактический учёт как бывшего активного члена организованной преступной группировки, склонного к дезорганизации и имеющего ... , из-за которых он может причинить существенный вред своему здоровью.

В настоящее время А.М. Васин содержится под стражей в следственном изоляторе в ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по Республике Мордовия.

Камера следственного изолятора, в которой находится А.М. Васин, оборудована системой видеонаблюдения, с помощью которой осуществляется круглосуточное видеонаблюдение за поведением последнего.

Указанные обстоятельства подтверждаются материалами дела, заявителем не оспариваются и сомнения в достоверности не вызывают.

Отказывая в удовлетворении заявления, суд первой инстанции пришёл к правильному по существу выводу о правомерности оспариваемых действий администрации следственного изолятора.

Часть первая статьи 83 УИК Российской Федерации и часть первая статьи 34 Федерального закона «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» предоставляют администрациям исправительных учреждений и следственных изоляторов право круглосуточно использовать средства видеонаблюдения для контроля за поведением подозреваемых, обвиняемых и осуждённых.

Как неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации, применение к лицу, совершившему преступление, наказания в виде лишения свободы, имея целью защиту интересов государства, общества и его членов, предполагает изменение привычного уклада жизни осуждённого, его отношений с окружающими и оказание на него определённого морально-психологического воздействия, чем затрагиваются его права и свободы как гражданина и изменяется его статус как личности; в любом случае лицо, совершающее умышленное преступление, должно предполагать, что в результате оно может быть лишено свободы и ограничено в правах и свободах, т.е. такое лицо сознательно обрекает себя и своих близких на ограничения, в том числе в правах на общение с членами семьи, неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну (определения от 16 февраля 2006 года №63-О, от 20 марта 2008 года №162-О-О и от 23 марта 2010 года №369-О-О).

Согласно части первой статьи 83 УИК Российской Федерации администрация исправительных учреждений вправе использовать аудиовизуальные, электронные и иные технические средства надзора и контроля для предупреждения побегов и других преступлений, нарушений установленного порядка отбывания наказания и в целях получения необходимой информации о поведении осуждённых. Статья 34 Федерального закона «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» в части первой также предусматривает, что в целях осуществления надзора за подозреваемыми и обвиняемыми может использоваться аудио- и видеотехника.

Право администрации исправительных учреждений и следственных изоляторов использовать технические средства контроля и надзора является частью механизма, обеспечивающего личную безопасность подозреваемых, обвиняемых, осуждённых и персонала соответствующего учреждения, режим содержания подозреваемых, обвиняемых и осуждённых, соблюдение их прав и исполнение ими своих обязанностей (часть первая статьи 15 Федерального закона «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» и часть первая статьи 82 УИК Российской Федерации), а потому предоставление указанного права администрациям исправительных учреждений и следственных изоляторов преследует конституционно значимые цели и не может рассматриваться как несоразмерно ограничивающее права подозреваемых, обвиняемых и осуждённых.

Исходя из этого, администрация следственного изолятора вправе осуществлять круглосуточное видеонаблюдение за поведением заявителя, в том числе в целях обеспечения его личной безопасности, безопасности персонала следственного изолятора и других лиц, режима его содержания, соблюдения им прав и исполнения им своих обязанностей.

Доводы апелляционной жалобы о том, что оспариваемые действия администрации следственного изолятора нарушают право заявителя на уважение личной жизни, отклоняются.

Вмешательство администрации следственного изолятора в личную жизнь заявителя посредством осуществления круглосуточного видеонаблюдения за его поведением и причинение в связи с этим заявителю нравственных страданий, вызванных отсутствием личной уединённости, основано на законе и преследует конституционно значимые цели. При этом содержание заявителя под стражей в следственном изоляторе предполагает ограничение прав и свобод последнего, в том числе права на уважение личной жизни.

Соответственно, доводы апелляционной жалобы о том, что поведение заявителя не давало администрации следственного изолятора повода для осуществления за ним круглосуточного видеонаблюдения, также отклоняются.

Тем более что заявитель поставлен на профилактический учёт как бывший активный член организованной преступной группировки, склонный к ... , из-за которых он может причинить существенный вред своему здоровью.

Доводы апелляционной жалобы о том, что суд не рассмотрел либо необоснованно отверг объяснения заявителя о том, что перед мониторами системы видеонаблюдения следственного изолятора находятся лица женского пола, и круглосуточное видеонаблюдение, многочисленные обыски с раздеванием догола направлены на то, чтобы его унизить, причинить нравственные страдания, сломить волю и воспрепятствовать защите по уголовному делу, также отклоняются.

В решении суда не дана оценка указанным объяснениям заявителя, однако это не может повлечь отмену правильного по существу решения суда. К тому же объяснения заявителя ничем не обоснованы и не подтверждены.

Доводы апелляционной жалобы о том, что статья 34 Федерального закона «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений», предусматривающая возможность использования видеотехники в целях осуществления надзора за подозреваемыми и обвиняемыми, как норма права не соответствует требованиям, предъявляемым к ней Конвенцией о защите прав человека и основных свобод и прецедентной практикой Европейского Суда по правам человека, также отклоняются.

Конституционным Судом Российской Федерации указанные положения федерального закона не соответствующими Конституции Российской Федерации не признавались и являются действующими.

Доводы апелляционной жалобы о том, что суд применил Методические рекомендации, утверждённые директором Федеральной службы исполнения наказаний Ю.И.К., неопубликованные официально для всеобщего сведения и неподлежащие применению, также отклоняются.

Право администрации следственного изолятора использовать технические средства контроля и надзора за поведением заявителя предусмотрено законом, и применение судом указанных Методических рекомендаций в качестве дополнительной мотивации своих выводов само по себе не может повлечь отмену правильного по существу решения суда.

Доводы апелляционной жалобы о том, что дело рассмотрено в отсутствие заявителя, не извещённого о времени и месте судебного заседания, также отклоняются.

Как следует из материалов дела, о времени и месте судебного заседания в районном суде заявитель извещён, что удостоверяется его распиской (л.д.13).

Доводы апелляционной жалобы о том, что суд должен был рассмотреть дело с участием заявителя, также отклоняются, поскольку законом не предусмотрено этапирование подозреваемых, обвиняемых или осуждённых в суд для участия последних в рассмотрении их гражданских дел. При этом заявитель не был лишён возможности ведения своего дела в суде через представителя.

Доводы апелляционной жалобы о том, что копии возражений заинтересованного лица относительно заявления другой стороне не направлялись, хотя и заслуживают внимания, также отклоняются, поскольку они не могут повлечь отмену правильного по существу решения суда.

Других доводов к отмене решения суда в апелляционной жалобе не приведено.

Таким образом, доводы апелляционной жалобы не могут повлечь отмену решения суда.

Нарушения судом норм процессуального права, являющегося в соответствии положениями части четвёртой статьи 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основанием для отмены решения суда первой инстанции вне зависимости от доводов апелляционной жалобы, не установлено.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 1 статьи 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

оставить решение Ленинского районного суда города Саранска от 26 июля 2012 года без изменения, апелляционную жалобу представителя Ю.Н. Сергушкиной без удовлетворения.

Судья-председательствующий Г.К. Екония

Судьи А.О. Бажанов

Ю.П. Тамаров




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 33-1722/63
Принявший орган: Верховный Суд Республики Мордовия
Дата принятия: 11 октября 2012

Поиск в тексте