• по
Более 52000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


АРБИТРАЖНЫЙ СУД г.САНКТ-ПЕТЕРБУРГА И ЛЕНИНГРАДСКОЙ ОБЛАСТИ

РЕШЕНИЕ

от 23 ноября 2007 года Дело N А56-26195/2007

Резолютивная часть решения объявлена 20 ноября 2007 года.

Полный текст решения изготовлен 23 ноября 2007 года.

Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области в составе: судьи Спецаковой Т.Е., при ведении протокола судебного заседания секретарем Смирновой О.В. рассмотрев в судебном заседании дело по иску: истец: ООО "Матрикс"

ответчик: Межрайонная ИФНС России N19 по Санкт-Петербургу

третье лицо: Межрайонная ИФНС России N24 по Санкт-Петербургу о признании недействительным решения при участии

- от истца: Гамалий Е.Н. по доверенности от 01.08.2007 г. б/н

- от ответчика: Рыжов В.А. по доверенности от 09.03.2007 г. N 19-10/04626

Номоконова К.О. по доверенности от 16.11.2007 г. N 17-03/23722

- от третьих лиц: Кулешова А.П. по доверенности N 16/14398 от 18.09.2007 г. установил:

Общество с ограниченной ответственностью «Матрикс» обратилось в Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области с заявлением к Межрайонной Инспекции ФНС России N 19 по Санкт-Петербургу о признании недействительным решения N 7-07-41 от 19.07.2007г. о привлечении к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения.

Определением суда от 09.10.2007 года в качестве третьего лица к участию в деле привлечена МИ ФНС России N 24 по Санкт-Петербургу, в которой в настоящий момент состоит на налоговом учёте заявитель.

Заявитель заявил об изменении предмета заявленных требований в сторону частичного оспаривания решения налоговой инспекции и просит признать решение недействительным за исключением подпункта 4 пункта 2 резолютивной части решения, касающегося вопроса проверки уплаты НДФЛ.

От заявителя поступило заявление об истребовании дополнительных документов по деятельности руководителя ООО Охранное предприятие «АБФ», с которым заявителем был заключён договор на охрану, у обслуживающего это предприятие банка - ОАО «Банк Александровский», а также обязать налоговый орган направить заявителю копии отсутствующих у него документов, касающихся материалов налоговой проверки.

Ходатайство заявителя отклонено судом в силу следующего: проверка деятельности контрагентов налогоплательщика является обязанностью налогового органа в ходе налоговой проверки; все документы, касающиеся результатов налоговой проверки, представлены налоговым органом заблаговременно в материалы дела, с которыми заявитель не лишён был права ознакомиться.

Представители налоговой инспекции просят заявленные требования Общества отклонить, ссылаясь на законность принятого инспекцией решения.

Заслушав доводы сторон, исследовав материалы дела, суд установил, что заявление Общества подлежит удовлетворению, а доводы налоговой инспекции - отклонению по следующим основаниям.

Межрайонной Инспекцией ФНС России N 19 по Санкт-Петербургу по результатам выездной налоговой проверки ООО «Маттрикс» был составлен Акт N 7-07-41 от 14.06.2007 года и принято решение N 7-07-41 от 19.07.2007г., согласно которому общество привлечено к налоговой ответственности по статье 122 (п.1) Налогового Кодекса РФ в виде штрафа в размере 1 079 791 руб. за неполную уплату налога на прибыль и в размере 353 899 руб. за неуплату налога на добавленную стоимость, с начислением соответствующих сумм пеней и соответствующих сумм налогов.

Общество оспаривает решение инспекции только в части следующих эпизодов проверки.

Пункты 1.1 и 3.1 мотивировочной части решения.

По мнению налоговой инспекции, Общество в нарушение статей 252, 270 НК РФ неправомерно отнесло в 2004-2005 годах на расходы для целей налогообложения прибыли оплату услуг ООО «Охранное предприятие «АБФ» по договору N 28 от 01.10.2004 года, уменьшив налогооблагаемую базу по налогу на прибыль в 2004 году на 10 169 492 руб. и в 2005 году на 13 220 339 руб.

В результате установлена неполная уплата налога на прибыль за 2004 -2005 годы, в связи с завышением затрат на общую сумму 23 389 831 руб., а также сделан вывод о неправомерном предъявлении к вычету уплаченного за услуги охраны налога на добавленную стоимость в размере 4 210 168 руб.

Налоговый орган ссылается на то, что указанные расходы необоснованно отнесены на затраты как документально неподтверждённые и неправомерно применены налоговые вычеты по НДС, в связи с необоснованно полученной налоговой выгодой, поскольку установлено, что договор, акты приемки работ, счета-фактуры подписаны от имени охранного предприятия не руководителем Гришиным С.А., а неизвестным лицом.

Данный вывод сделан налоговой инспекцией лишь на основании полученных сотрудниками органов внутренних дел показаний директора ООО «Охранное предприятие «АБФ» Гришина С.А., утверждающего, что никаких документов от имени ООО «ОП «АБФ» он не подписывал, а также на основании результатов исследований Экспертно-криминалистическго центра ГУВД Санкт-Петербурга и Ленинградской области, согласно которым установлено, что подпись на актах выполненных работ по договору N 28 от 01.10.2004 г., счетах-фактурах ООО «ОП «АБФ» по этому же договору выполнены не Гришиным С.А., а каким-то другим лицом. Указанные исследования осуществлены также сотрудниками органов внутренних дел.

Как следует из представленных документов налоговой проверки между Заявителем и ООО «ОП «АБФ» был заключен договор N 28 от 01.10.2004 г., по условиям которого ООО «ОП «АБФ» обязалось оказать заявителю услуги по охране принадлежащего ему объекта недвижимости - здания гипермаркета.

По данному договору услуги фактически были оказаны, приняты налогоплательщиком на учет и оплачены, что налоговой инспекцией не оспаривается. В подтверждение этого в ходе налоговой проверки были представлены соответствующие первичные документы: договор, акты приемки услуг от 30.10.04г., 30.11.2004г., 31.12.04г., 31.01.2005г., 28.02.05г., 31.03.05г., 27.04.05г., счета-фактуры N 254 от 31.10,04 г., N 273 от 30.11.04 г., N 299 от 31.12.04 г., N 13 от 31.01.05 г., N 28 от 28.02.05 г., N 45 от 31.03.05г., N 58 от 27.04.05г. и банковские платежные поручения на оплату.

Нарушений действующего налогового и гражданского законодательства при оформлении указанных документов налоговым органом не установлено.

Заявитель представил суду соответствующую выписку из ЕГРЮЛ, из которой следует, что исполнитель по договору ООО «ОП «АБФ» зарегистрировано в едином реестре юридических лиц, оплата за услуги произведена этому обществу заявителем путём оформления платёжных поручений через банк. Сделка не признана недействительной, услуги по договору оказаны, приняты и оплачены.

Заявитель при этом правильно ссылается на то, что налоговым кодексом не установлена его обязанность как налогоплательщика проверять добросовестность своего контрагента, который является самостоятельным налогоплательщиком.

Налоговой инспекцией не доказано отсутствие экономического смысла данной хозяйственной операции и отсутствие направленности сделки на цели извлечения прибыли, а также не доказано наличие обстоятельств, свидетельствующих о намеренном (умышленном) выборе заявителем недобросовестного исполнителя и согласованности их действий с целью использования необоснованной налоговой выгоды.

Реальное выполнение услуг не опровергнуто налоговым органом, в обоснование понесенных затрат и налоговых вычетов в налоговый орган представлены договор, акты выполненных работ, счета-фактуры, банковские платёжные документы на оплату, что соответствует требованиям статей 252, 169, 171, 172 НК РФ, а также статье 9 Закона «О бухгалтерском учёте» N 129-ФЗ.

Согласно указанной статье 9 Закона «О бухгалтерском учёте» своевременное и качественное оформление первичных бухгалтерских документов, передачу их в установленные сроки для отражения в бухгалтерском учёте, а также достоверность содержащихся в них данных обеспечивают лица, составившие и подписавшие эти документы. Таким образом, заявитель не может нести ответственность за недостоверность сведений в документах, составленных его контрагентом в силу прямого указания закона.

Показания же Гришина С.А., а также результаты исследований Экспертно-криминалистическго центра ГУВД Санкт-Петербурга и Ленинградской области, на которые ссылается налоговая инспекция в оспариваемом решении, не могут служить бесспорным доказательством недостоверности представленных налогоплательщиком документов, поскольку получены сотрудниками органов внутренних дел, а не налоговым органом. Эти доказательства сами по себе не могут быть признаны допустимыми и достаточными доказательствами для принятия решения о привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности, а могут являться лишь основанием для осуществления мероприятий налогового контроля непосредственно налоговым органом.

Достоверность же показаний Гришина С.А. не проверялась налоговым органом в ходе налоговой проверки в порядке, установленном статьёй 90 Налогового кодекса РФ, соответствующая экспертиза по факту принадлежности подписей не назначалась в порядке, предусмотренном статьёй 95 Налогового кодекса РФ. Таким образом, принадлежность подписей иному лицу на спорных документах не исследовалась и не подтверждается теми доказательствами, которые должны быть получены исключительно в ходе налоговой проверки. Налоговая инспекция не вызывала Гришина С.А. для дачи показаний, следовательно он не предупреждался налоговым органом об ответственности за отказ или уклонение от дачи показаний либо за дачу заведомо ложных показаний, как предусмотрено пунктом 5 статьи 90 НК РФ.

Более того, Гришин С.Ю., который значится руководителем Общества по выписке из ЕГРЮЛ, является заинтересованным лицом по отношению к этому Обществу и его показания, сами по себе не могут свидетельствовать о недействительности заключённой сделки, поскольку по общему правилу гражданского законодательства подписание договора и иных документов неуполномоченным лицом не является основанием для признания сделки недействительной, так как в этом случае она считается заключённой от имени и в интересах фактически совершившего ее лица. Фактическое совершения сделки юридическими лицами не оспаривается налоговым органом.

Кроме того, выше указанные результаты опроса и исследований, проведенные сотрудниками органов внутренних дел, противоречат представленным в материалы дела бухгалтерским документам и сведениям о государственной регистрации указанного Общества. В соответствии с выпиской из Единого государственного реестра юридических лиц, представленной заявителем в материалы дела, руководителем Общества «ОП «АБФ» значится именно Гришин Сергей Александрович. Государственная регистрация данного Общества не признана недействительной в установленном порядке.

Других мероприятий налогового контроля в отношении указанного контрагента заявителя налоговым органом не проводилось, материалы встречных проверок этого юридического лица за данный период отсутствуют.

Таким образом, заявитель правильно ссылается на нарушение налоговым органом процедуры получения доказательств, установленную Налоговым кодексом РФ.

Также заявитель обосновано ссылается на то, что в соответствии со ст. 12 Закона РФ «О частной детективной и охранной деятельности» от 11 марта 1992 года N 2487-1 при необходимости органы внутренних дел вправе устанавливать достоверность сведений, изложенных в представленных документах, необходимых для принятия решений о выдаче лицензий на охранную деятельность.

Охранное предприятие во время действия договора имело лицензию на осуществление охранной деятельности, что не опровергается налоговым органом, то есть уполномоченным государственным органом была произведена проверка соблюдения данной организацией соответствующего законодательства и установленных им требований. Данная лицензия продлевалась уполномоченным органом до 28 апреля 2005 года. Указанные документы представлены заявителем в материалы дела.

Конституционный Суд Российской Федерации в определении от 16.10.2003 N 329-0 разъяснил, что истолкование статьи 57 Конституции Российской Федерации в системной связи с другими положениями Конституции Российской Федерации не позволяет сделать вывод, что налогоплательщик несет ответственность за действия всех организаций, участвующих в многостадийном процессе уплаты и перечисления налогов в бюджет. По смыслу положения, содержащегося в пункте 7 статьи 3 Налогового кодекса Российской Федерации, в сфере налоговых отношений действует презумпция добросовестности. Правоприменительные органы не могут истолковывать понятие "добросовестные налогоплательщики" как возлагающее на налогоплательщиков дополнительные обязанности, не предусмотренные законодательством.

Таким образом, заявитель проявил должную осмотрительность при выборе контрагента, проверив наличие факта его государственной регистрации в качестве юридического лица и соответствующей лицензии на осуществление охранной деятельности.

Сделка, заключённая с указанным юридическим лицом в установленном порядке не оспорена и не признана недействительной.

Согласно пункту 5 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса РФ обязанность доказывания законности принятия оспариваемого решения, а также обстоятельств, послуживших основанием для его принятия, возлагается на орган или лицо, которые приняли данное решение.

Таким образом, единственный довод, изложенный в решении налоговой инспекции и касающийся сомнений в отношении учинённой подписи на первичных документах, не подтверждённый надлежащими доказательствами, сам по себе не может являться основанием полагать, что расходы налогоплательщиком не подтверждены и необоснованно отнесены на затраты, а также, что неправильно отражены налоговые вычеты по НДС.

Пункт 1.2 мотивировочной части решения.

Налоговой инспекцией установлено необоснованное отнесение Заявителем с декабря 2004 года на затраты производства (текущие расходы) арендных платежей за землю на общую сумму 2 755 803 руб. (в т.ч. в 2004 г - 14 728 руб., в 2005 г. - 2 741 075 руб.) по договору аренды земельного участка на инвестиционных условиях от 01.03.2004 г. N 08/ЗК-02110(13), заключенному ООО «Агроторг» с Комитетом по управлению городским имуществом Санкт-Петербурга. По мнению Инспекции, данные арендные платежи, осуществленные Заявителем, должны являться затратами ООО «Агроторг», а не Заявителя.

В то же время налоговая инспекция в ходе налоговой проверки не располагала агентским договором от 08.09.2004г. N 7/1, заключённым заявителем (принципалом) с ООО «Агроторг» (агентом), который был представлен в материалы дела в ходе судебного разбирательства. Согласно данному договору агент от своего имени и за счёт принципала обязуется осуществлять права и нести обязанности по договору аренды земельного участка на инвестиционных условиях , заключённому с КУГИ Санкт-Петербурга, в том числе уплачивать арендную плату за земельный участок, указанный в данном договоре, а Принципал обязуется выплатить Агенту вознаграждение в порядке и размерах, установленных настоящим договором. Пунктом 2.2.1. договора предусмотрено, что Принципал обязуется также возместить все расходы Агента, связанные с исполнением им договора аренды земельного участка.

Налоговая инспекция при этом полагает, что расходы на аренду земельного участка, осуществляемые во время строительства объекта основных средств, связаны исключительно с его строительством. Данные расходы подлежат включению в первоначальную стоимость основных средств и списываются в составе расходов, уменьшающих доходы текущего отчётного (налогового) периода, путём начисления амортизации, в порядке, предусмотренном статьёй 259 НК РФ.

Выводы налогового органа суд полагает необоснованными в силу следующего.

В соответствии с пунктом 1 статьи 252 НК РФ налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов. Расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты. Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме.

Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

Из представленных в материалы дела документов следует, что Заявитель на основании договора N 751-И от 11.11.2002 г. осуществлял финансирование строительства гипермаркета «Пятерочка» по адресу Санкт-Петербург, Невский административный район, проспект Большевиков, то есть, на земельном участке, за аренду которого осуществлялись оспариваемые Инспекцией платежи, с последующим оформлением данного гипермаркета в собственность и передачей его в аренду.

В отношении земельного участка, на котором строился указанный магазин, между ООО «Агроторг», застройщиком по договору 751-И, и Комитетом по управлению городским имуществом Санкт-Петербурга был заключён договор аренды земельного участка на инвестиционных условиях от 01.03.2004 г. N 00/ЗК-02110(13). Данный договор аренды земельного участка был заключён ООО «Агроторг» во исполнение условий договора N 751-И в рамках реализации инвестиционного проекта по проектированию и строительству вышеуказанного гипермаркета.

Первоначально инвестиционный договор N 751-И был заключён между ООО «Агроторг», являвшимся Застройщиком по договору, и ЗАО «Агро-Стар», осуществлявшим финансирование строительства данного объекта недвижимости и выступавшим Инвестором с целью приобретения его в собственность.

В соответствии с пунктами 1.1., 1.2., 2.1.3. вышеуказанного инвестиционного договора договор аренды земельного участка на инвестиционных условиях был заключен застройщиком ООО «Агроторг» от своего имени, но в интересах и за счет Инвестора, поскольку заключение и исполнение данного договора входит в круг обязанностей ООО «Агроторг» по реализации инвестиционного проекта, а арендная плата по нему включена сторонами в стоимость реализации инвестиционного проекта, включаемую в затраты инвестора.

В соответствии с соглашением о перемене лиц в обязательстве от 22.03.2004 г. по вышеуказанному инвестиционному договору N 751-И от 11.11.2002 г. ЗАО «Агро-Стар» уступает свои права требования и переводит обязанности по инвестиционному договору на Заявителя, то есть Заявитель стал инвестором строительства здания.

Причем, в соответствии с условиями п. 2.1.3. Договора о реализации инвестиционного проекта N 751-И от 11.11.2002 г. с учетом положений п. 1 дополнительного соглашения N 2 от 03 августа 2004 г. к данному инвестиционному договору в состав подлежащего осуществлению выступающим в качестве Инвестора Заявителем финансирования строительства объекта недвижимости включены расходы на исполнение инвестиционных условий, определённых договором аренды земельного участка на инвестиционных условиях, в том числе на оплату арендной платы за земельный участок, на котором расположен Объект, вплоть до сдачи Объекта по акту Государственной комиссии.

Далее ООО «Агроторг» и Заявитель обязались заключить отдельное соглашение относительно условий и порядка компенсации Заявителем расходов ООО «Агроторг», связанных с исполнением им обязательств по договору аренды земельного участка на инвестиционных условиях, понесенных им в интересах Заявителя после приемки Государственной комиссией законченного строительством Объекта и составления соответствующего акта.

До декабря 2004 года Заявитель оплачивал арендные платежи за землю за ООО «Агроторг» на основании вышеуказанного инвестиционного договора N 751-И и писем 000 «Агроторг».

С декабря 2004 года указанные расходы Заявитель, являясь фактическим пользователем земельного участка, сдавая в аренду построенный на данном земельном участке объект недвижимости и получая доход от сдачи его в аренду (акт приемки законченного строительством объекта от 08.09.2004 г., договор аренды нежилого помещения N А-1 от 01.09.2004 г.), нёс, помимо инвестиционного договора, еще и на основании агентского договора N 7/1 от 08 сентября 2004 г., по условиям которого ООО «Агроторг» обязалось от своего имени и за счет Заявителя осуществлять права и нести обязанности по указанному договору аренды земельного участка на инвестиционных условиях.

Платежи осуществлялись в адрес КУГИ Невского р-на г. Санкт-Петербурга на счета УФК Минфина России по Санкт-Петербургу за ООО «Агроторг» во исполнение указанного агентского договора на основании соответствующих писем ООО «Агроторг».

В настоящее время земельный участок, на котором располагается магазин, принадлежит Заявителю на праве собственности (свидетельство о государственной регистрации права от 01.03.2007 г.).

Таким образом, заявитель правильно ссылается на то, что данные платежи осуществлялись им на основании соответствующих договоров с целью осуществления предпринимательской деятельности, поэтому в соответствии с положениями ст. 252 НК РФ Общество правомерно учитывало их в качестве расходов при расчете налога на прибыль.

Инспекция полагает, что данные платежи Заявитель должен был отнести на первоначальную стоимость построенного здания гипермаркета, а не на текущие расходы.

Однако, в соответствии с п.1 ст. 257 НК РФ первоначальная стоимость основного средства определяется как сумма расходов на его приобретение, сооружение, изготовление, доставку и доведение до состояния, в котором оно пригодно для использования.

В соответствии с п. 1.2. договора N 751-И инвестору переходит в собственность все здание гипермаркета полностью при условии финансирования им 100 процентов стоимости всех мероприятий по реализации инвестиционного проекта. В стоимость инвестиционного проекта при этом согласно п. 2.1.3. договора о реализации инвестиционного проекта N 751-И от 11.11.2002 г. с учетом положений п. 1 дополнительного соглашения N 2 от 03 августа 2004 г. к данному инвестиционному договору включаются расходы на оплату арендной платы за земельный участок, на котором расположен Объект, только до сдачи Объекта по f акту Государственной комиссии, то есть до 08.09.2004 г.

Следовательно, расходы по оплате арендной платы за землю Заявитель обоснованно включал в расходы текущего налогового периода, а не в первоначальную стоимость здания.

При таких обстоятельствах, решение инспекции в оспариваемой части по описанным выше эпизодам проверки подлежит признанию недействительным.

Руководствуясь статьями 110, 169-176 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд решил:

Признать недействительным решение Межрайонной ИФНС России N 19 по Санкт - Петербургу от 19.07.2007 года N 7-07-41 о привлечении к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения частично за исключением подпункта 4 пункта 2 резолютивной части, касающейся проверки уплаты НДФЛ.

Взыскать Межрайонной ИФНС России N 19 по Санкт - Петербургу в пользу Общества с ограниченной ответственностью «Матрикс» судебные расходы по госпошлине в сумме 3000 руб.

Выдать исполнительный лист после вступления решения в законную силу.

На решение может быть подана апелляционная жалоба в Тринадцатый арбитражный апелляционный суд в течение месяца со дня принятия решения или кассационная жалоба в Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа в срок, не превышающий двух месяцев со дня вступления решения в силу.

     Судья
Спецакова Т.Е.

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А56-26195/2007
Принявший орган: Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области
Дата принятия: 23 ноября 2007

Поиск в тексте