• по
Более 59000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД ВОСТОЧНО-СИБИРСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 23 декабря 2009 года Дело N А19-1183/08

Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа в составе:

председательствующего Скубаева А.И.,

судей: Брюхановой Т.А., Юдиной Н.М.,

рассмотрев в судебном заседании кассационную жалобу Инспекции Федеральной налоговой службы по Центральному округу г. Братска Иркутской области на решение Арбитражного суда Иркутской области от 15 июня 2009 года по делу N А19-1183/08 и постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 24 сентября 2009 года по тому же делу (суд первой инстанции - Филатов Д.А., суд апелляционной инстанции: Рылов Д.Н., Доржиев Э.П., Никифорюк Е.О.),

установил:

Общество с ограниченной ответственностью «Илим Братск деревообрабатывающий комбинат» (далее - общество) обратилось в Арбитражный суд Иркутской области с заявлением, уточненным в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, к Инспекции Федеральной налоговой службы по Центральному округу г. Братска Иркутской области (далее - налоговая инспекция) о признании незаконными пункта 4.1 решения от 26.10.2007 N 07-1/2696, пункта 2 решения от 26.10.2007 N 07-1/299.

К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований на предмет спора, привлечена Межрайонная инспекция Федеральной налоговой службы N 16 по Иркутской области.

Решением Арбитражного суда Иркутской области от 15 июня 2009 года заявленные обществом требования удовлетворены частично. Признаны незаконными пункт 4.1 решения налоговой инспекции от 26.10.2007 N 07-1/2696 в части отказа в применении налоговых вычетов в сумме 856 744 рубля 62 копейки; пункт 2 решения от 26.10.2007 N 07-1/299 в части отказа в возмещении налога на добавленную стоимость в сумме 856 744 рубля 62 копейки. В удовлетворении остальной части заявленных требований отказано.

Постановлением Четвертого арбитражного апелляционного суда от 24 сентября 2009 года решение суда в части отказа в удовлетворении заявленных обществом требований оставлено без изменения.

Не согласившись с принятыми судебными актами в части удовлетворения заявленных обществом требований, налоговая инспекция обратилась в Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа с кассационной жалобой, в которой просит их отменить, ссылаясь на неправильное применение судами норм материального и процессуального права, в удовлетворении заявленных требований отказать.

По мнению заявителя кассационной жалобы, совершенные сделки между обществом и поставщиками обществом с ограниченной ответственностью «Сельхозтехника», обществом с ограниченной ответственностью «Стройлес», обществом с ограниченной ответственностью «Нордстрой», индивидуальным предпринимателем Ермаковым А.Ю., обществом с ограниченной ответственностью «Фарт», являются формальными, направленными не на осуществление финансово-хозяйственной деятельности и получение прибыли от нее, а исключительно на возмещение из бюджета налога на добавленную стоимость, без фактического осуществления участниками соответствующих хозяйственных операций.

В отзыве на кассационную жалобу налоговой инспекции общество ссылается на законность и обоснованность судебных актов в обжалуемой налоговой инспекцией части, просит кассационную жалобу налоговой инспекции оставить без удовлетворения.

Лица, участвующие в деле, о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы извещены надлежащим образом, однако своих представителей в судебное заседание не направили, в связи с чем Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа в соответствии с пунктом 3 статьи 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации считает возможным рассмотреть жалобу в их отсутствие.

Кассационная жалоба рассматривается в порядке, установленном главой 35 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Проверив соответствие выводов Арбитражного суда Иркутской области и Четвертого арбитражного апелляционного суда о применении норм права установленным ими по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, правильность применения судами двух инстанций норм материального и процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемых судебных актов, и исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе, Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа полагает, что кассационная жалоба удовлетворению не подлежит по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела, налоговой инспекцией проведена камеральная налоговая проверка представленных обществом 20.06.2007 и 19.07.2007 уточненных налоговых деклараций по налогу на добавленную стоимость за февраль 2007 года.

По результатам камеральной налоговой проверки налоговой инспекцией составлен акт от 28.09.2007 N 2826 и принято решение от 26.10.2007 N 07-1/2629 об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения, согласно которому применение налоговой ставки 0 процентов обществом по операциям при реализации товаров (работ, услуг) в сумме 37 609 011 рублей признано обоснованным и предложено уменьшить предъявленный к возмещению из бюджета в завышенных размерах налог на добавленную стоимость за проверяемый период в сумме 933 810 рублей.

Решением от 26.10.2007 N 07-1/2629 обществу частично возмещен налог на добавленную стоимость и пунктом 2 данного решения отказано в возмещении налога на добавленную стоимость в сумме 3 530 693 рублей.

Не согласившись с вынесенными решениями налоговой инспекции в части уменьшения предъявленного к возмещению из бюджета в завышенных размерах налога на добавленную стоимость и в части отказа в возмещении налога на добавленную стоимость, общество обратилось с заявлением в Арбитражный суд Иркутской области о признании их незаконными.

Суды первой и апелляционной инстанций, частично удовлетворяя заявленные обществом требования, правомерно исходил из следующего.

В силу статьи 143 Налогового кодекса Российской Федерации в проверяемом периоде общество являлось плательщиком налога на добавленную стоимость.

Согласно подпункту 1 пункта 1 статьи 164 Налогового кодекса Российской Федерации налогообложение производится по налоговой ставке 0 процентов при реализации товаров, вывезенных в таможенном режиме экспорта, а также товаров, помещенных под таможенный режим свободной таможенной зоны, при условии представления в налоговые органы документов, предусмотренных статьей 165 настоящего Кодекса.

В соответствии с пунктами 1 и 2 статьи 171 Налогового кодекса Российской Федерации налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога, исчисленную в соответствии со статьей 166 настоящего Кодекса, на установленные настоящей статьей налоговые вычеты.

Вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг), а также имущественных прав на территории Российской Федерации, в отношении: товаров (работ, услуг), а также имущественных прав, приобретаемых для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения в соответствии с настоящей главой, за исключением товаров, предусмотренных пунктом 2 статьи 170 настоящего Кодекса; товаров (работ, услуг), приобретаемых для перепродажи.

Согласно пунктам 1 и 3 статьи 172 Налогового кодекса Российской Федерации налоговые вычеты, предусмотренные статьей 171 настоящего Кодекса, производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), имущественных прав. Вычетам подлежат, если иное не установлено настоящей статьей, только суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг), имущественных прав на территории Российской Федерации, после принятия на учет указанных товаров (работ, услуг), имущественных прав с учетом особенностей, предусмотренных настоящей статьей и при наличии соответствующих первичных документов.

Вычеты сумм налога, предусмотренные статьей 171 Налогового кодекса Российской Федерации в отношений операций по реализации товаров (работ, услуг), указанных в пункте 1 статьи 164 настоящего Кодекса, производятся только при представлении с налоговые органы соответствующих документов, предусмотренных статьей 165 Кодекса.

Пунктом 4 статьи 176 Налогового кодекса Российской Федерации установлено, что суммы налоговых вычетов, предусмотренные статьей 171 Кодекса, в отношении операций по реализации товаров (работ, услуг), предусмотренных подпунктами 1-6 и 8 пункта 1 пункта 1 статьи 164 настоящего Кодекса, а также суммы налога, исчисленные и уплаченные в соответствии с пунктом 6 статьи 166 настоящего Кодекса, подлежат возмещению путем зачета (возврата) на основании отдельной налоговой декларации, указанной в пункте 6 статьи 164 Кодекса, и документов, предусмотренных статьей 165 Налогового кодекса Российской Федерации.

Согласно пунктам 1, 2 статьи 169 Налогового кодекса Российской Федерации счет-фактура является документом, служащим основанием для принятия предъявленных сумм налога к вычету или возмещению в порядке, предусмотренном главой 21 Налогового кодекса Российской Федерации. Счета-фактуры, составленные и выставленные с нарушением порядка, установленного пунктами 5 и 6 настоящей статьи, не могут являться основанием для принятия предъявленных покупателю продавцом сумм налога к вычету или возмещению.

Обязанность по доказыванию правомерности применения вычетов по налогу на добавленную стоимость законодателем возложена на налогоплательщика. При этом данные первичных документов, составляемых при совершении хозяйственной операции и представляемых налогоплательщиком в налоговые органы, должны отвечать установленным законодательством требованиям и содержать достоверные сведения об обстоятельствах, с которыми законодательство связывает реализацию права на осуществление налоговых вычетов.

Между тем налоговые органы не освобождаются от обязанности по доказыванию как факта наличия недостоверных сведений в представленных налогоплательщиком первичных документах, так и недобросовестности налогоплательщика при осуществлении соответствующих хозяйственных операций.

Основанием отказа в возмещении налога на добавленную стоимость по счетам-фактурам, выставленным поставщиками ООО «Стройлес», ООО «Сельхозтехника», ИП Ермаков А.Ю., ООО «Нордстрой», ООО «Фарт» явилась, по мнению налоговой инспекции, недобросовестность поставщиков, при этом налоговая инспекция указывает на отсутствие у данных организаций основных средств, транспорта и персонала, необходимых для осуществления погрузочных работ и перевозки лесопродукции; отсутствие организаций по юридическим адресам; транзитный характер движения денежных средств по расчетным счетам; отсутствие расходов у поставщиков, свидетельствующих о реальном осуществлении какой-либо деятельности (не снимаются денежные средства на нужды предприятий - на выплату заработной платы, на командировочные расходы, не оплачиваются общехозяйственные нужды - канцелярия, горюче-смазочные материалы, коммунальные расходы, услуги телефонной связи и т.д.).

Значительная часть сведений об автотранспортных средствах и водительских удостоверениях, указанных в товарно-транспортных накладных, содержит нарушения, либо данные автотранспортные средства и водительские удостоверения не зарегистрированы в РЭО ГИБДД г. Братска и Братского района. Филиалы, представительства ООО «Стройлес», ООО «Зевс» не состоят на налоговом учете по месту отгрузки лесопродукции. Из полученных органами внутренних дел объяснений Рядового В.В., указанного в счетах-фактурах в качестве руководителя ООО «Стройлес», следует, что названное лицо отношения к деятельности названной организации не имеет. Указанные в товарных накладных и товарно-транспортных накладных в качестве организаций-перевозчиков ООО «Манар» и ООО «Ария», не располагают собственными транспортными средствами, документы об аренде транспортных средств не представлены.

Как следует из материалов дела, между обществом и поставщиками ООО «Стройлес», ООО «Сельхозтехника», ООО «Фарт», ИП Ермаковым А.Ю. заключены договоры на поставку лесопродукции, а также между обществом и ООО «Нордстрой» договор на производство работ капитального ремонта.

Во исполнение условий заключенных договоров указанные контрагенты поставили в адрес общества товары, выполнили работы согласно товарным накладным, актам о приемке выполненных работ, справкам о стоимости выполненных работ по унифицированным формам ТОРГ-12, КС-2, КС-3 и выставили обществу счета-фактуры.

Из анализа условий договоров, заключенных между обществом и ООО «Стройлес», ООО «Сельхозтехника», ООО «Фарт», ИП Ермаковым А.Ю. суды установили, что право собственности на товар переходит от поставщика к покупателю с момента подписания актов приема-передачи лесопродукции на складе покупателя, являющихся основанием для оформления счетов-фактур и товарных накладных по форме ТОРГ-12, товарно-транспортные накладные составляются поставщиками на каждую поездку автомобиля.

Оценив условия вышеперечисленных договоров, суды правильно пришли к выводу о возложении обязанностей по доставке спорного товара до места нахождения ООО «Илим Братск ДОК» по адресу: Иркутская область, г. Братск-18, Промплощадка БЛПК, на поставщиков, что подтверждается имеющимися в материалах дела товарно-транспортными накладными, согласно которым перечисленные поставщики являются грузоотправителями и либо самостоятельно, либо с привлечением третьих лиц, осуществляют доставку лесопродукции покупателю.

В силу пункта 1 статьи 9 Федерального закона от 21.11.1996 N 129-ФЗ «О бухгалтерском учете» все хозяйственные операции, проводимые организацией, подтверждаются первичными учетными документами, на основании которых ведется бухгалтерский учет. Первичные учетные документы принимаются к учету, если они составлены по форме, содержащейся в альбомах унифицированных форм первичной учетной документации, а документы, форма которых не предусмотрена в этих альбомах, должна содержать установленные законом обязательные реквизиты.

Постановлением Госкомстата России от 11.11.99 N 100 «Об утверждении унифицированных форм первичной учетной документации по учету работ в капитальном строительстве и ремонтно-строительных работ» утверждены унифицированные формы первичной учетной документации по учету работ в капитальном строительстве и ремонтно-строительных работ, в том числе форма КС-2 «Акт о приемке выполненных работ», применяемая для приемки заказчиком выполненных подрядных строительно-монтажных работ производственного, жилищного, гражданского и других назначений, и форма КС-3 «Справка о стоимости выполненных работ и затрат», применяемая для расчетов с заказчиком за выполненные работы. Согласно письму Росстата от 31.05.2005 N 01-02-9/381 «О порядке применения и заполнения унифицированных форм первичной учетной документации N КС-2, КС-3 и КС-11» применение названных унифицированных форм юридическими лицами всех форм собственности, осуществляющими деятельность в отраслях экономики, является обязательным.

Согласно пунктам 2, 6 Инструкции Минфина СССР N 156, Госбанка СССР N 30, ЦСУ СССР N 354/7, Минавтотранса РСФСР N 10/998 от 30.11.1983 «О порядке расчетов за перевозку грузов автомобильным транспортом» перевозка грузов автомобильным транспортом в городском, пригородном и междугородном сообщениях осуществляется только при наличии оформленной товарно-транспортной накладной утвержденной формы N 1-Т. Предприятия, организации и учреждения, осуществляющие перевозку грузов для нужд своего производства на собственных и арендуемых автомобилях, также обязаны оформлять товарно-транспортные накладные формы N 1-Т.

Товарно-транспортная накладная является единственным документом, служащим для списания товарно-материальных ценностей у грузоотправителей и оприходования их у грузополучателей, а также для складского, оперативного и бухгалтерского учета.

В соответствии с разделами 2, 3 Порядка изготовления, учета и заполнения товарно-транспортных накладных на перевозку грузов автомобильным транспортом (Приложение N 3 к Инструкции министерства автомобильного транспорта от 30.11.1983 N 10/998) обязанность по заполнению товарно-транспортной накладной возложены на грузоотправителя.

Согласно разделу 4 Инструкции грузополучатель обязан заполнить графы товарно-транспортной накладной с 15 по 23, которые не содержат сведений о транспортном средстве, перевозившем груз. В силу пункта 16 Инструкции о порядке расчетов за перевозки грузов автомобильным транспортом грузоотправитель и грузополучатель несут ответственность за все последствия неправильности, неточности и неполноты сведений, указанных ими в товарно-транспортной накладной.

Суды, исследовав товарно-транспортные накладные поставщиков, обоснованно пришли к выводу о подтверждении налогоплательщиком факта принятия товара на учет, поскольку названные документы содержат все обязательные реквизиты, предусмотренные статьей 9 Федерального закона от 21.11.1996 N 129-ФЗ «О бухгалтерском учете».

Кроме того, суды обоснованно признали правомерным принятие обществом приобретаемого товара к учету на основании имеющихся в материалах дела товарных накладных по унифицированной форме ТОРГ-12, которые в соответствии с постановлением Госкомстата Российской Федерации от 25.12.1998 N 132 «Об утверждении унифицированных форм первичной учетной документации по учету торговых операций» являются первичными документами, подтверждающими факт оприходования товароматериальных ценностей.

Довод налогового органа об отсутствии у поставщиков налогоплательщика собственного, либо привлеченного автотранспорта сделан налоговым органом на основании запросов налоговой инспекции в органы ГИБДД г. Братска и Братского района о регистрации, указанных в товарно-транспортных накладных, автотранспортных средств, водительских удостоверений и полученных ответов.

Исследовав и оценив товарно-транспортные накладные и ответы органов ГИБДД, суды пришли к правомерному выводу, что транспортировка товара, перевозимого по указанным первичным документам, осуществлялась реально существующим автомобильным транспортом.

При этом налоговой инспекцией в ходе камеральной налоговой проверки не устанавливались обстоятельства, подтверждающие, либо опровергающие наличие гражданско-правовых отношений между собственниками автомобилей и перевозчиками, указанными в товарно-транспортных накладных.

Кроме того, судами обоснованно не были приняты во внимание ответы РЭО ГИБДД г. Братска и РЭО ГАИ г. Братска о том, что часть автотранспортный средств с указанными в товарно-транспортных накладных государственными номерами не зарегистрированы, часть указанных в товарно-транспортных накладных водительских удостоверений не выдавалась, поскольку запросы налоговой инспекцией были сделаны до оформления поставщиками, представленных документов. В связи с чем указанная информация, полученная от РЭО ГИБДД г. Братска и РЭО ГАИ г. Братска, согласно статье 67 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, не является относимым доказательством при оценке законности оспариваемых решений.

Судами также обоснованно не принята ссылка налоговой инспекции на то, что согласно ответу РЭО ГАИ Братского района Иркутской области транспортные средства, указанные в товарно-транспортных накладных, не зарегистрированы в РЭО ГАИ Братского района Иркутской области, водительские удостоверения названным органом не выдавались, поскольку в товарно-транспортных накладных не указано, что транспортировка товара производилась транспортными средствами, зарегистрированными именно в указанном отделении ГАИ.

Кроме того, как установлено судами, достоверность сведений в отношении многих водителей и автотранспортных средств, указанных в товарно-транспортных накладных поставщиков, налоговой инспекцией не проверялась, запросы в органы ГИБДД не направлялись.

Оценив приведенные доказательства в их совокупности и взаимосвязи, суды обоснованно признали несостоятельным довод налогового органа об отсутствии у поставщиков налогоплательщика транспортных средств и персонала, необходимых для осуществления спорных операций по поставке лесопродукции.

Указание в представленных товарно-транспортных накладных поставщиков в качестве перевозчиков организаций, не имеющих собственных автотранспортных средств, не препятствует покупателю принять поставленный товар к учету и не может являться основанием отказа налогоплательщику в возмещении налога на добавленную стоимость, поскольку налоговой инспекцией при проверке не устанавливались обстоятельства, свидетельствующие о наличии, либо отсутствии гражданско-правовых отношений между перевозчиками и владельцами конкретных автомобилей, указанных в товарно-транспортных накладных.

Кроме того, налоговой инспекцией не было проведено обследования мест погрузки пиловочника, указанных в товарно-транспортных накладных, что могло бы подтвердить наличие, либо отсутствие реальных хозяйственных операций между налогоплательщиком и его контрагентами.

На основании вышеизложенного суды обоснованно пришли к выводу, что обстоятельства реальной транспортировки поставщиками спорной лесопродукции до места нахождения ООО «Илим Братск ДОК» налоговой инспекцией не опровергнуты, недостоверность сведений, содержащихся в товарно-транспортных накладных, налоговым органом не доказана.

Довод налоговой инспекции о том, что согласно бухгалтерской отчетности поставщики не имеют основных средств, не основан на законе, так как в бухгалтерском балансе основные средства отражаются на конкретные календарные даты начала и окончания отчетного периода, однако не содержат сведений о том, какое имущество приобреталось и продавалось организацией в течение отчетного периода.

При этом согласно пункту 17 Положения по бухгалтерскому учету «Учет основных средств» ПБУ 6/01 стоимость объектов основных средств погашается посредством начисления амортизации, если иное не установлено настоящим Положением. Следовательно, после истечения срока полезного использования и начисления амортизации в полном объеме стоимость основного средства для целей бухгалтерского учета равна нулю и в бухгалтерском балансе не отражается.

Доводы налоговой инспекции об отсутствии у поставщиков налогоплательщика технического персонала, материальных ресурсов, производственных активов, необходимых для производства и транспортировки лесопродукции обоснованно не приняты судами во внимание, поскольку налоговым органом не представлено доказательств невозможности осуществления контрагентами доставки пиломатериалов в адрес общества с использованием соответствующих услуг, имущества и персонала третьих лиц.

Кроме того, судами установлено привлечение конкретных транспортных средств третьих лиц в целях перевозки леса в адрес общества. При этом основания и условия использования указанного автотранспорта налоговой инспекцией при проведении проверки не устанавливались.

Суды обоснованно не приняли довод налоговой инспекции о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды при проведении финансово-хозяйственных операций с ООО «Стройлес» и недостоверности первичных документов, предъявленных организацией, так как адрес, указанный в счетах-фактурах и в товарных накладных, выставленных данным поставщиком, соответствует адресу, указанному в учредительных документах ООО «Стройлес».

Довод налоговой инспекции о том, что счета-фактуры, выставленные ООО «Стройлес», и товарные накладные подписаны ненадлежащим лицом, поскольку по данным ГУВД Санкт-Петербурга и Ленинградской области Рядовой В.В., который числится руководителем ООО «Стройлес», пояснил, что фактически руководителем не является и отношения к данной организации не имеет, обоснованно не принят судами, так как налоговый орган при проведении налоговой проверки не воспользовался правом, предусмотренным подпунктом 12 пункта 1 статьи 31, статьи 95 Налогового кодекса Российской Федерации, привлечь эксперта для дачи заключения по вопросу подлинности подписей в первичных документах, представленных обществом на проверку, а также подписям на заявлении о регистрации поставщика и документах об открытии банковского счета.

Ссылку налоговой инспекции на почерковедческую экспертизу N 62-08/08 от 14.08.2008 как доказательство по делу суды правомерно признали необоснованной, поскольку указанная экспертиза была проведена налоговой инспекцией по счетам-фактурам, представленным к уточненной налоговой декларации по налогу на прибыль за 2007 год. Ни одна из исследованных экспертом счетов-фактур не относится к спорному периоду, следовательно, результаты данной экспертизы, не могут быть признаны относимыми и допустимыми доказательствами по данному делу.

Из представленных объяснений не усматривается, что Рядовой В.В. предупреждался о налоговой или уголовной ответственности за отказ или уклонение от дачи показаний либо за дачу заведомо ложных показаний.

Кроме того, при даче объяснений Рядовым В.В. в целях установления личности был предъявлен паспорт серия и номер которого совпадает с данными паспорта, предъявленного при постановке организации на учет, в связи с чем суды правомерно пришли к выводу о недоказанности доводов налогового органа о регистрации ООО «Стройлес» по утерянному паспорту. При этом факт государственной регистрации ООО «Стройлес» в установленном законом порядке налоговой инспекцией не оспаривается.

Налоговым органом не представлено достоверных доказательств отсутствия волеизъявления Рядового В.В. при регистрации указанного юридического лица.

Более того, как установлено судами, Инспекцией Федеральной налоговой службы по Центральному округу г. Братска 23.04.2007 поставлено на учет по месту нахождения обособленного подразделения в г. Братске ООО «Стройлес» на основании заявления данной организации. Постановка указанной организации на налоговый учет по месту нахождения обособленного подразделения, как установлено судами, совершена позднее рассматриваемых операций, однако суды правильно указали, что в совокупности с иными обстоятельствами дела данный факт опровергает утверждение налоговой инспекции об отсутствии реальной финансово-хозяйственной деятельности.

Из учетных данных ООО «Стройлес» следует, что у организации отсутствует задолженность по налогам, предприятие не относится к категории лиц, сдающих «нулевую» отчетность.

Довод налоговой инспекции об отсутствии ООО «Стройлес» по юридическому адресу обоснованно не принят судом во внимание, так как отсутствие поставщиков по месту государственной регистрации не влияет на право получения налогоплательщиком возмещения из бюджета налога на добавленную стоимость, уплаченного поставщику товара, при представлении им иных предусмотренных Налоговым кодексом Российской Федерации доказательств, подтверждающих обоснованность применения налоговых вычетов.

Довод налоговой инспекции о недостоверности сведений, содержащихся в товарно-транспортных накладных, в которых грузоотправителями указаны организации, находящиеся в городе Санкт-Петербурге, был проверен судами и правомерно не принят во внимание, так как данное обстоятельство не свидетельствует о поставке товара из региона, в котором зарегистрированы поставщики, и не препятствует им осуществлять хозяйственные операции в другом регионе, в том числе в месте погрузки товара, указанном в товарно-транспортных накладных.

Кроме того, как установлено судами при рассмотрении дела, груз доставлялся не из Санкт-Петербурга, а из населенных пунктов, находящихся на территории Братского района (Турма, Илир-Покосное, кварталы лесничества N 81, 114, Кобляково, Шаманская трасса), что свидетельствует о реальности указанного времени доставки.

Ссылка налогового органа о том, что ООО «Стройлес» и его контрагент - ООО «Зевс», не имеют обособленных подразделений на территории г. Братска и Братского района обоснованно не принята судами во внимание, так как ведение деятельности без постановки на налоговый учет обособленного подразделения организации является налоговым правонарушением, ответственность за которое, исходя из положений статей 116, 117 Налогового кодекса Российской Федерации, несет сама организация, имеющая обособленное подразделение, а не ее контрагенты.

В связи с чем, суды правомерно пришли к выводу о необоснованном отказе налогового органа в возмещении налога на добавленную стоимость по счетам-фактурам ООО «Стройлес».

Довод налоговой инспекции о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды при проведении финансово-хозяйственных операций с ООО «Сельхозтехника» и недостоверности первичных документов, обоснованно не принят судами во внимание, поскольку налоговый орган не осуществлял надлежащую проверку реальности хозяйственных операций общества с ООО «Сельхозтехника» по рассматриваемым счетам-фактурам.

Кроме того как установлено судом, названный поставщик общества в установленном порядке сдает налоговую и бухгалтерскую отчетность, находится по месту регистрации, представляет необходимые документы при проведении мероприятий налогового контроля, подтверждающие наличие хозяйственных отношений между ООО «Сельхозтехника» и обществом и реальность хозяйственных операций.

Отказывая в возмещении налога на добавленную стоимость по счетам-фактурам, выставленным ИП Ермаковым А.Ю., согласно оспариваемому решению, налоговый орган ссылается на отсутствие предпринимателя по зарегистрированному адресу, что подтверждается возвратившимися конвертами с отметкой органа связи «адресат по данному адресу не проживает».

Данный довод налоговой инспекции обоснованно не принят судами во внимание, так как без проведения обследования мест регистрации указанного лица, возврат конвертов сам по себе не может служить доказательством ненахождения поставщика по зарегистрированному адресу.

Отсутствие у указанного хозяйствующего субъекта автотранспорта и персонала, необходимых для доставки лесопродукции, опровергается представленными на проверку и в материалы дела товарно-транспортными накладными, содержащими сведения о привлеченном транспорте и специалистах. Указанные сведения налоговой инспекцией при проверке не проверялись; наличие, либо отсутствие гражданских правоотношений по использованию названной техники не устанавливалось.

Доказательств недобросовестности ИП Ермакова А.Ю. налоговой инспекцией не представлено.

Довод налоговой инспекции о наличии противоречий, имеющихся между датами и временем погрузки в месте отправления транспортных средств и датами и временем разгрузки лесопродукции в месте прибытия транспортных средств, обоснованно не принят судом во внимание, так как, поскольку грузополучатель может нести ответственность за правильность отражения только дат и времени разгрузки лесопродукции в месте ее доставки, данное обстоятельство не имеет существенного значения для права налогоплательщика принять к учету реально полученный товар по таким документам, в которых указаны достоверные данные о хозяйственной операции - транспортных средствах, водителях, их удостоверениях, датах и времени фактического получения лесопродукции в месте ее доставки.

Кроме того, достоверность дат и времени разгрузки лесопродукции на промплощадке ООО «Илим Братск ДОК» подтверждается представленным обществом в материалы дела договором от 01.02.2005 N410-57, заключенным между ООО «Илим Братск ДОК» (заказчик) и ЗАО «Шмидт энд Олофсон» (исполнитель), в соответствии с которым исполнитель обязуется производить измерение объема и качества лесосырья от внешних поставок, составлять акты экспертизы о результатах измерений поступающих лесоматериалы для каждой транспортной единицы и представлять заказчику ежесуточный отчет о результатах приемки лесопродукции.

В подтверждение реальности указанного договора обществом были представлены акты экспертиз, подписанные должностными лицами ЗАО «Шмидт энд Олофсон», в которых даты и время въезда на территорию промплощадки покупателя грузовых автомобилей совпадают с датами и временем разгрузки лесопродукции покупателем по товарно-транспортным накладным. В указанных актах экспертиз водители транспортных средств и государственные регистрационные номера автомобилей совпадают с данными, указанными в товарно-транспортных накладных.

Исследовав представленные документы в подтверждение финансово-хозяйственных операций между обществом и поставщиком ООО «Фарт», суды, установив достоверность сведений указанных в первичных документах и соответствие их требованиям действующего законодательства, правомерно признали необоснованными доводы налогового органа о неподтверждении обществом заявленных вычетов по указанному поставщику.

Так, принятие товара на учет подтверждается товарными накладными ТОРГ-12, которые обществом были представлены на проверку и достоверность которых не оспаривается налоговым органом. В данных товарных накладных указаны те же адреса грузоотправителей и грузополучателей, которые содержаться в спорных счетах-фактурах.

Доводы налогового органа о ненахождении ООО «Фарт» по зарегистрированному адресу, отсутствии у организации технических средств и персонала, необходимых для осуществления спорных операций, опровергаются материалами дела.

На проверку налогоплательщиком были представлены товарно-транспортные накладные, подтверждающие фактическую транспортировку товара, приобретенного у ООО «Фарт» с привлечением имущества и персонала третьих лиц. При этом налоговым органом не проверялась достоверность сведений о водителях и автомобилях, содержащихся в указанных документах.

Также налоговым органом не опровергнута достоверность сведений о водителях и транспортных средствах, с привлечением которых согласно имеющимся в материалах проверки товарно-транспортным накладным осуществлялась перевозка лесопродукции, приобретенной обществом у ООО «Фарт», надлежащим образом не исследовались взаимоотношения владельцев, арендаторов названных транспортных средств с поставщиком общества и перевозчиками лесопродукции, не опрашивались водители на предмет доставки спорной лесопродукции.

Доводы налоговой инспекции о правомерном отказе обществу в возмещении налога на добавленную стоимость по взаимоотношениям с ООО «Нордстрой», в силу того, что у ООО «Нордстрой» отсутствует технологическая база, трудовые ресурсы, позволяющие осуществлять работы по капитальному ремонту объектов, правомерно признаны судами несостоятельными, на основании следующего.

Между ООО «Нордстрой» («генподрядчик») и ООО «Иркутпром» («субподрядчик») был заключен договор субподряда на производство работ от 07.05.2006, согласно которому ООО «Иркутпром» обязуется выполнить работы на объектах ОАО «Целлюлозно-картонный комбинат» и ООО «Илим Братск ДОК». Подпунктом 4.1 пункта 4 данного договора предусмотрено, что субподрядчик принимает на себя обязательство обеспечить работы на объекте основными строительными материалами, изделиями и конструкциями, инженерными и технологическим оборудованием. Субподрядчик обязуется также обеспечить приемку, доставку, разгрузку и складирование прибывающих на объект материалов и оборудования.

Как установлено судами и подтверждается материалами дела, в оспариваемом решении налоговым органом не отражено и не исследовалось наличии у субподрядчика (ООО «Иркутпром») технологической базы, трудовых ресурсов, позволяющих осуществлять работы по капитальному ремонту объектов.

Претензий к оформлению данных документов налоговым органом в решении не указано. Представленные счета-фактуры соответствуют требованиям статьи 169 Налогового кодекса Российской Федерации. Следовательно, суды правомерно пришли к выводу, что в первичных документах, в том числе счетах-фактурах, представленных на проверку, отражены достоверные данные, нарушений налогоплательщиком требований статей 169, 171, 172 Налогового кодекса Российской Федерации не выявлено. Факт оплаты оспариваемой суммы вычета по налогу на добавленную стоимость, заявленного на основании указанных счетов-фактур выставленных указанным поставщиком не оспаривается налоговым органом и подтвержден документально.

ООО «Нордстрой» представляет итоговую и бухгалтерскую отчетность, что подтверждается имеющимися в материалах проверки балансом по состоянию на 01.10.2006 и налоговой декларацией по налогу на добавленную стоимость.

Вывод налогового органа об отсутствии у общества экономической необходимости в привлечении для выполнения работ ООО «Нордстрой», которое, по мнению налоговой инспекции, фактически не могло осуществить указанный вид работ, не подтвержден документально. Налоговый орган не представил доказательств того, что работы, указанные в счетах-фактурах и первичных документах, фактически выполнены не были.

Отсутствие в актах приема-сдачи отремонтированных, реконструированных, модернизированных объектов основных средств формы ОС-3 фактического срока эксплуатации не является препятствием для применения налогового вычета, поскольку все обязательные реквизиты, предусмотренные пунктом 2 статьи 9 Федерального закона от 21.11.1996 N 129-ФЗ «О бухгалтерском учете» в рассматриваемых первичных документах имеются.

Кроме того, суды правомерно указали, что выводы налоговой инспекции об отсутствии у ООО «Нордстрой» возможности выполнения спорных работ собственными силами, сделанные налоговой инспекцией по результатам анализа бухгалтерской и налоговой отчетности названной организации, опровергаются наличием у данной организации лицензий на строительство зданий и сооружений I и II уровней ответственности, для выдачи которых обществу следовало соответствовать законодательно установленным основаниям для выполнения подобных видов работ, в том числе, иметь необходимую численность персонала и техники, а также пройти проверку на соответствие лицензионным требованиям и условиям со стороны надзорных органов, специализированных организаций и непосредственно лицензирующего орган.

Довод налогового органа о транзитном характере движения денежных средств по расчетным счетам контрагентов поставщиков налогоплательщика, обоснованно не принят судами как доказательство недобросовестности налогоплательщика, поскольку поступление на расчетные счета данных организаций денежных средств от контрагентов за различные товары, выполненные работы и оказанные услуги при отсутствии иных доказательств, свидетельствующих об организованной и согласованной схеме движения денежных средств или товаров по замкнутой цепочке, не может свидетельствовать о транзитном характере расчетных счетов контрагентов поставщиков общества, а также о том, что последний при исполнении им налоговых обязанностей и реализации права на возмещение сумм налоговых вычетов действовал недобросовестно.

Как указал Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в постановлении от 12.10.2006 N 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» презумпция добросовестности налогоплательщиков и иных участников правоотношений в сфере экономики предполагает достоверность сведений, содержащихся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности. Факт нарушения контрагентом налогоплательщика своих налоговых обязанностей сам по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.

Налоговой инспекцией не доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности, и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентами его поставщиков, в частности, в силу отношений взаимозависимости или аффилированности.

Налоговой инспекцией доказательств опровергающих наличие хозяйственных отношений между налогоплательщиком и поставщиками не представлено, не опровергнут факт исполнения сделок, фиктивность перемещения товаров от поставщиков к покупателю также не доказана.

Указанные налоговым органом обстоятельства сами по себе, без установления фактов недобросовестности самого налогоплательщика, не могут быть признаны обстоятельствами, свидетельствующими о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды и о недобросовестности налогоплательщика. В связи с чем, данные обстоятельства не могут являться основанием для отказа в применении вычетов.

При таких обстоятельствах, суды первой и апелляционной инстанций на основании части 1 статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации всесторонне, полно исследовали имеющиеся в деле доказательства, применили нормы материального права, подлежащие применению, не допустив нарушений процессуального закона, поэтому у суда кассационной инстанции, в силу части 2 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, отсутствуют правовые основания для переоценки установленных судами первой и апелляционной инстанций обстоятельств и отмены вынесенных по делу судебных актов.

Руководствуясь статьями 274, 286-289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа

ПОСТАНОВИЛ:

Решение Арбитражного суда Иркутской области от 15 июня 2009 года по делу N А19-1183/08 и постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 24 сентября 2009 года по тому же делу оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

     Председательствующий
А.И.Скубаев
Судьи
Т.А.Брюханова
Н.М.Юдина

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А19-1183/08
Принявший орган: Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа
Дата принятия: 23 декабря 2009

Поиск в тексте