• по
Более 65000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СЕДЬМОЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД
 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 01 июля 2009 года  Дело N А27-3907/2009

Резолютивная часть постановления объявлена 01 июля 2009г.

Полный текст постановления изготовлен 02 июля 2009г.

Седьмой арбитражный апелляционный суд

в составе:

председательствующего Журавлевой В.А.

судей Бородулиной И.И., Усаниной Н.А.,

при ведении протокола судебного заседания судьей Усаниной Н.А.

при участии: Грищенко В.А., доверенность от 30.09.2008 г.; Рыльской Н.В., доверенность от 13.01.2009 г.; Генкель С.П., доверенность от 10.04.2009 г.; Герасименко Л.П., доверенность от 30.06.2009 г.

рассмотрев в судебном заседании апелляционную жалобу общества с ограниченной ответственностью «Юрганефтесбыт»

на решение Арбитражного суда Кемеровской области от 05.05.2009г.

по делу №А27-3907/2009-6 (судья Кузнецов П.Л.)

по заявлению общества с ограниченной ответственностью «Юрганефтесбыт»

к межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 7 по Кемеровской области

о признании недействительным решения от 11.01.2009г. № 1 о привлечении налогоплательщика к ответственности за совершение налогового правонарушения и решения № 1 от 11.01.2009г. о принятии обеспечительных мер на сохранение имущества налогоплательщика – в виде запрета на отчуждение (передачи в залог) имущества налогоплательщика

УСТАНОВИЛ:

Общество с ограниченной ответственностью «Юрганефтесбыт» (ООО «Юрганефтесбыт») обратилось в Арбитражный суд Кемеровской области к межрайонной ИФНС России № 7 по Кемеровской области с заявлением о признании недействительным решения от 11.01.2009г. № 1 о привлечении налогоплательщика к ответственности за совершение налогового правонарушения и решения № 1 от 11.01.2009г. о принятии обеспечительных мер на сохранение имущества налогоплательщика – в виде запрета на отчуждение (передачи в залог) имущества налогоплательщика.

Решением Арбитражного суда Кемеровской области от 05.05.2009г. в удовлетворении требований ООО «Юрганефтесбыт отказано.

Не согласившись с решением суда первой инстанции, ООО «Юрганефтесбыт» обратилось в арбитражный апелляционный суд с апелляционной жалобой, в которой просит решение суда первой инстанции отменить, принять новый судебный акт об удовлетворении заявленных требований в полном объеме, а именно, признать недействительным решение № 1 от 11.01.2009г. о привлечении к налоговой ответственности ООО «Юрганефтесбыт» и о доначислении налогоплательщику сумм не полностью уплаченных налогов в размере 4 554 389 руб., пени в размере 1713899,61 руб., штрафов в размере 449836,60 руб., отменить решение от 11.01.2009г. № 1 о принятии обеспечительных мер на сохранение имущества налогоплательщика – в виде запрета на отчуждение (передачи в залог) имущества ООО «Юрганефтесбыт» остаточной стоимостью 6707198 руб. по следующим основаниям:

- неполное выяснение судом обстоятельств, имеющих значение для дела, несоответствие выводов суда обстоятельствам дела, недоказанность имеющих значение для дела обстоятельств, которые суд посчитал установленными, неправильное применение судом норм материального права: ст. 122, ст. 110, ст. 101, ст. 45 НК РФ, так как всеми доказательствами по делу подтверждается тот факт, что действительно заявитель не знал о том. Что представляемые им в налоговую инспекцию документы имеют недостоверные данные в части учинения подписей должностными лицами контрагента налогоплательщика; ст. 23 НК РФ, содержащей все обязанности налогоплательщиков, при этом, не предусматривающей обязанности налогоплательщика проверять добросовестность своих контрагентов по договорам, достоверность представляемых контрагентами договоров документов, сличать и устанавливать подлинности подписей должностных лиц в документах, представленных контрагентами; представленные налоговым органом данные по векселям носят противоречивый характер; ряд проверочных налоговых мероприятий по контрагенту налогоплательщика был проведен после снятия ООО «Сибинвест» с налогового учета, в связи с чем они не могут с достоверностью свидетельствовать о фиктивности данной организации; никакой налоговой проверки финансово-хозяйственной деятельности по вопросам правильности исчисления и своевременности уплаты налогов и сборов ООО «Сибинвест» не проводилось, в связи с чем, выводы налогового органа о сомнительности деятельности контрагента налогоплательщика носят предположительный характер; ни протоколом осмотра помещения по ул. Советская, 30 г. Новосибирска, ни другими документами не установлен факт принадлежности данного помещения, его аренды какими-либо организациями в 2005-2006 годах; Попрыгин В.И. является заинтересованным лицом в даче неправильного объяснения в силу боязни привлечения к налоговой ответственности, в момент допроса Попрыгина В.И. ООО «Сибинвест» уже было снято с налогового учета, в материалах дела имеются разные адреса прописки и проживания Попрыгина В.И.; имеются несоответствия по приложенным к Акту выездной налоговой проверки документам, в связи с чем, указанными документами, доказательствами, изложенными в акте и в решении налогового органа не подтверждается факт отсутствия хозяйственных операций между налогоплательщиком ООО «Юрганефтесбыт» и ООО «Сибинвест»; своим решением налоговый орган подтвердил законность действий налогоплательщика по уплате налогов от сделок с ООО «Сибинвест», признав правомерность исчисления заявителем налога на прибыль, следовательно, со стороны налогоплательщика не имеется никаких неправомерных действий и при исчислении и уплате налога на добавленную стоимость; налогоплательщиком соблюдены все необходимые требования налогового законодательства при исчислении и уплате налога на добавленную стоимость.

Более подробно доводы ООО «Юрганефтесбыт» изложены в апелляционной жалобе».

Межрайонная ИФНС России № 7 по Кемеровской области в отзыве на апелляционную жалобу просит решение суда оставить без изменения, апелляционную жалобу – без удовлетворения по основаниям, изложенным в отзыве.

В судебном заседании апелляционной инстанции, представители сторон доводы, изложенные в жалобе и отзыве, поддержали

Проверив материалы дела в порядке статьи 268 Арбитражного процессуального кодекса РФ, изучив доводы апелляционной жалобы, отзыва на нее, выслушав участников процесса, суд апелляционной инстанции находит решение Арбитражного суда Кемеровской области от 05.05.2009 года не подлежащим отмене по следующим основаниям.

Согласно части 1 статьи 198 АПК РФ для признания решения государственного органа, должностного лица незаконным необходимо наличие двух условий: несоответствие оспариваемого решения закону или иному нормативному правовому акту и нарушение прав и законных интересов организации и иных лиц в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагает на них какие-либо обязанности, создает иные препятствия для осуществления вышеназванной деятельности.

По смыслу подпункта 1 пункта 1 статьи 32 Налогового кодекса РФ вынесенные решения налогового органа должны быть законными и обоснованными, основываться на нормах действующего законодательства.

Материалами дела установлено, что на основании ст.ст. 31, 89 НК РФ Инспекцией проведена выездная налоговая про­верка ООО «Юрганефтесбыт» по вопросам правильности исчисления, полноты и своевременности уплаты в бюджет в числе прочих налогов налога на прибыль организаций, налога на добавленную стоимость.

По результатам выездной налоговой проверки составлен акт № 20 от 01.10.2008г.

По результатам рассмотрения акта выездной налоговой проверки, возражений на акт, Инспекцией вынесено реше­ние от 11.01.209 № 1, о привлечении ООО «Юрганефтесбыт» к налоговой ответст­венности, которым обществу доначислен налог на прибыль организаций в сумме 46576 руб., пени по налогу на прибыль в сумме 17198,59 руб., налог на добавленную стоимость в сумме 4507813 руб., пени по налогу на добавленную стоимость в сумме 1691820,12 руб., общество привлечено к налоговой ответственности по п. 1 ст. 122 НК РФ за неуплату налога на добавленную стоимость в виде штрафа в размере 449836,6 руб.

По мнению налогового органа, примененный налогоплательщиком механизм гражданско-правовых отношений создает лишь видимость товарооборота движения денежных средств без реальной предпринимательской деятельности и фактически ООО «Юрганефтесбыт» не осуществляло реальных операций по приобретению товарно-материальных ценностей у ООО «Сибинвест».

В соответствии с п. 1 ст. 246 НК РФ налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов (за исключением расходов, указанных в статье 270 Кодекса).

При этом расходами признаются основанные и документально подтвержденные затраты (а в случаях, предусмотренных статьей 265 Кодекса, убытки), осуществленные (понесенные) налогоплательщиком. Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме. Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержден­ные документами, оформленными в соответствии с законодательством РФ, либо доку­ментами, оформленными в соответствии с обычаями делового оборота, применяемыми в иностранном государстве, на территории которого были произведены соответствую­щие расходы, и (или) документами, косвенно подтверждающими произведенные рас­ходы (в том числе таможенной декларацией, приказом о командировке, проездными до­кументами, отчетом о выполненной работе в соответствии с договором).

Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

В соответствии с пунктом 49 статьи 270 НК РФ расходы, не соответст­вующие критериям, указанным в пункте 1 статьи 252 Кодекса, не учитываются при определении налоговой базы.

В силу положений пункта 1 статьи 54 НК РФ налогоплательщики-организации исчисляют налоговую базу по итогам каждого налогового периода на основе данных регистров бухгалтерского учета и (или) на основе иных документально подтвержден­ных данных об объектах, подлежащих налогообложению либо связанных с налогообло­жением.

Согласно статье 313 НК РФ налогоплательщики исчисляют налоговую базу по итогам каждого отчетного (налогового) периода на основе данных налогового учета. При этом, подтверждением данных налогового учета являются: первичные учет­ные документы (включая справку бухгалтера); аналитические регистры налогового учета; расчет налоговой базы.

Пунктом 1 статьи 171 НК РФ установлено, что налогоплательщик налога на добавлен­ную стоимость имеет право уменьшить общую сумму налога на добавленную стоимость, ис­численную в соответствии со статьей 166 Кодекса, на установленные данной статьей налого­вые вычеты.

В соответствии с пунктом 2 статьи 171 НК РФ вычетам подлежат суммы налога, предъявлен­ные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг), а также имуществен­ных прав на территории Российской Федерации либо уплаченные налогоплательщиком при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации в таможенных режимах выпуска для внутреннего потребления, временного ввоза и переработки вне таможенной территории либо при ввозе товаров, перемещаемых через таможенную границу Российской Федерации без таможенного контроля и таможенного оформления, в отношении товаров (работ, услуг), приобретаемых для осуществления операций, призна­ваемых объектами налогообложения в соответствии с главой 21 Кодекса за исключением то­варов, предусмотренных пунктом 2 статьи 170 Кодекса; товаров (работ, услуг), приобретае­мых для перепродажи.

Согласно пункту 1 статьи 172 НК РФ налоговые вычеты, предусмотрен­ные статьей 171 Кодекса, производятся на основании счетов-фактур, выставленных про­давцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), имуществен­ных прав, документов, подтверждающих фактическую уплату сумм налога при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации, документов, подтвер­ждающих уплату сумм налога, удержанного налоговыми агентами, либо на основании иных документов в случаях, предусмотренных пунктами 3, 6 - 8 статьи 171 Кодекса.

Вычетам подлежат, если иное не установлено настоящей статьей, только суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг), имущественных прав на территории Российской Федерации, либо фактически уплачен­ные ими при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации, после принятия на учет указанных товаров (работ, услуг), имущественных прав с учетом осо­бенностей, предусмотренных настоящей статьей и при наличии соответствующих пер­вичных документов.

Таким образом, судом первой инстанции правильно указано в решении, что налоговые вычеты по налогу на добавленную стоимость произ­водятся налогоплательщиком только при соблюдении налогоплательщиком всех выше­перечисленных условий, в том числе при наличии счетов - фактур, документов, под­тверждающих фактическую уплату сумм налога и при наличии соответствующих пер­вичных документов, подтверждающих факт доставки, приобретения и принятии на учет этих товаров (работ, услуг).

При этом одним из условий для принятия суммы налога на до­бавленную стоимость к вычету является наличие счета-фактуры.

Пунктом 1 статьи 169 Кодекса установлено, что счет-фактура является до­кументом, служащим основанием для принятия покупателем предъявленных продавцом товаров (работ, услуг) сумм налога к вычету в порядке, предусмотренном главой 21 Кодекса.

В соответствии с пунктом 2 статьи 169 Кодекса счета-фактуры, составленные и выставлен­ные с нарушением порядка, установленного пунктами 5 и 6 указанной статьи, не могут являться основанием для принятия предъявленных покупателю продавцом сумм налога к вычету или возмещению.

В силу положений пункта 6 статьи 169 Кодекса счет-фактура подписывается руководите­лем и главным бухгалтером организации либо иными лицами, уполномоченными на то приказом (иным распорядительным документом) по организации или доверенностью от имени организации.

Как правильно указал суд первой инстанции, счета-фактуры, составляющиеся на основе уже имеющихся первичных доку­ментов, должны отражать конкретные факты хозяйственной деятельности, подтвер­ждаемые такими документами. Требования к порядку составления счетов-фактур отно­сятся не только к полноте заполнения всех реквизитов, но и к достоверности содержа­щихся в них сведений.

Кроме того, согласно пункту 1 статьи 9 Закона от 21.11.1996 № 129-ФЗ «О бухгалтерском учете» (далее по тексту Закон № 129-ФЗ) все хозяйственные операции, проводимые организацией, должны оформляться оправдательными документами. Эти документы служат первичными учетными документами, на основании которых ведется бухгалтерский учет.

Реальность хозяйственных операций должна быть подтверждена первичными учетными документами, к которым, в силу Закона № 129-ФЗ, предъявлены требования достоверности данных, содержащихся в них, в том числе о лицах, осуществивших опе­рации по отправке, перевозке и приему грузов, то есть соответствия их фактическим обстоятельствам.

Пунктом 2 статьи 9 Закона № 129-ФЗ установлено, что первичные учетные документы принимаются к учету, если они составлены по форме, содержащей­ся в альбомах унифицированных форм первичной учетной документации, а документы, форма которых не предусмотрена в этих альбомах, содержат следующие обязательные реквизиты: наименование документа; дату составления документа; наименование орга­низации, от имени которой составлен документ; содержание хозяйственной операции; измерители хозяйственной операции в натуральном и денежном выражении; наименова­ние должностей лиц, ответственных за совершение хозяйственной операции и правиль­ность ее оформления; личные подписи указанных лиц.

В соответствии с пунктом 3 статьи 9 Закона № 129-ФЗ документы, которыми оформляются хозяйственные операции с денежными средствами, подписываются руко­водителем организации и главным бухгалтером или уполномоченными ими на то ли­цами.

Таким образом, учитывая вышеизложенные нормы Налогового Кодекса Россий­ской Федерации и Закона № 129-ФЗ при исчислении налога на прибыль полученные организацией доходы и понесенные расходы, а также правомерность применения налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость должны подтверждаться со­ответствующими документами, содержащими соответствующие действительности све­дения.

Из материалов дела следует, что ООО «Си­бинвест» являлось поставщиком горюче-смазочных материалов в адрес ООО «Юрганефтесбыт».

В качестве подтверждения финансово-хозяйственной деятельности между указанным контрагентом и ООО «Юрганефтесбыт», последним в ходе проведе­ния выездной налоговой проверки были представлены следующие документы, под­тверждающие данную деятельность, а именно: договор поставки, счета-фактуры, то­варные накладные, товарно-транспортные накладные, акты приема-передачи векселей, подписанные руководителем ООО «Сибинвест» Попрыгой В.И.

Вместе с тем, как правильно установлено судом первой инстанции и следует из свидетельских показаний, представленных право­охранительными органами, Попрыга В.И. руководителем ООО «Сибин­вест» никогда не являлся, бухгалтерскую и налоговую отчетность, договоры, счета-фактуры, товарно-транспортные накладные и другие документы никогда не подписы­вал, предоставлял свой паспорт за вознаграждение.

Согласно информации, представленной Управлением по налоговым преступлениям ГУВД по Новосибирской области, Попрыга В.И. зарегистрирован на жительство по адресу г. Новосибирск, ул. Институтская, д. 6, кв. 5, в адрес прибыл из мест лишения свободы. Ранее неоднократно привлекался к уголовной и администра­тивной ответственности, категория учета: подпадающий под административный над­зор, лицо без определенного места жительства (бомж, бродяга). По данным ЕГРЮЛ значится руководителем более 10 организаций, к деятельности организаций отношения не имеет, осуществляет регистрацию фирм за вознаграждение.

Кроме того, из заключения эксперта ООО «Экспертно-юридический центр» от 23.07.2008 №235 усматривается, что налоговым органом назначена в рамках пункта 1 статьи 95 НК РФ почерковедческая экспертиза, которая установила, что все документы, представленные ООО «Юрга­нефтесбыт» для подтверждения финансово-хозяйственной деятельности с вышеуказан­ным «контрагентом», подписаны не самим руководителем, а другими (разными) лица­ми.

Таким образом, суд первой инстанции на основании представленных свидетельских показаний и информации правомерно пришел к выводу, что Попрыга В.И. является номинальным руководителем ООО «Сибинвест», что исключает возможность заключения и исполнение реального договора между заявите­лем жалобы и его «поставщиком».

При таких обстоятельствах отсутствие лица, идентифицируемого в качестве единоличного исполнительного органа указанного «контрагента», свидетельству­ет, что ООО «Сибинвест» не вступало в какие-либо гражданско-правовые отношения, влекущие налоговые последствия.

Таким образом, судом первой инстанции обоснованно не приняты в качестве доказательств совершения ре­альности хозяйственных операций все документы, составленные вышеуказанным «контрагентом», поскольку фактически названная организация не функционировала как юридическое лицо, так как не обладало признаками юридического лица, преду­смотренными статьей 53 ГК РФ, в виду того, что орган управления юридического лица (ее руководитель) не назначался ее учредителем, соответст­венно, данные документы в силу требований законодательства о налогах и сборах не могут быть приняты в качестве документов, подтверждающих правомерность произве­денных расходов и получение налоговых вычетов по налогу на добавленную стои­мость.

При таких обстоятельствах налогоплательщик не вправе претендовать на исключение из своих доходов произведенных расходов по операциям с этим «контрагентом», а также на получение налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость, если последний их не осуще­ствлял.

Кроме того, судом первой инстанции правильно установлено и подтверждается материалами дела, что ООО «Сибинвест» не находится по юридическому адресу; с момента постановки на на­логовый учет не представляет налоговую и бухгалтерскую отчетность; не исполняет налоговые обязательства, то есть относится к числу налогоплательщиков, не испол­няющих свои налоговые обязательства.

Апелляционный суд приходит к выводу, что материалы дела не содержат доказательств, подтверждающих факт реальной поставки ГСМ ООО «Сибинвестрой» ООО «Юрганфтесбыт».

Так, согласно договору поставки нефтепродуктов № СН 11 от 01.08.2005 г., за­ключенному между ООО «Сибинвест» и ООО «Юрганефтесбыт», поставка продукции (ГСМ) осуществляется железнодорожным транспортом, а также достав­кой автомобильным транспортом Продавца (ООО «Сибинвест») до склада Покупателя (ООО «Юрганефтесбыт»).

Из объяснений генерального директора ООО «Юрганефтес­быт» Видермана С.А., имеющихся в материалах дела усматривается, что поставка ГСМ также осуществлялась как железнодорожным транспортом, так и автомобильным.

При этом в качестве документов, подтверждающих факт поставки ГСМ указанными выше способами, налогоплательщиком были представлены: товарные накладные, то­варно-транспортные накладные (частично), транспортные железнодорожные наклад­ные. Из анализа представленных налогоплательщиком документов Инспекцией было установлено, что поставка ГСМ автомобильным транспортом, якобы, осуществлялась ООО «Сибинвест» следующими транспортными средствами: МАЗ 5337 гос. номер У158КН, МАЗ 5337 гос. номер 5406, Скания 53 AS гос. номер У412 КН.

Между тем, на основании пункта 2 действующей в настоящее время Инструк­ции Минфина СССР, Государственного банка СССР, Центрального статистического управления при Совете Министров СССР, Министерства автомобильного транспорта РСФСР от 30.11.1983 №№ 156, 30, 354/7, 10/998 «О порядке расчетов за перевозки гру­зов автомобильным транспортом» перевозка грузов автомобильным транспортом в го­родском, пригородном и междугородном сообщениях осуществляется только при нали­чии оформленной товарно-транспортной накладной утвержденной формы № 1 -Т.

В соответствии с п. 6 указанной Инструкции товарно-транспортная накладная являет­ся единственным документом, служащим для списания товарно-материальных ценно­стей у грузоотправителей и оприходования их у грузополучателей, а также для склад­ского, оперативного и бухгалтерского учета.

Форма товарно-транспортной накладной (форма № 1 -Т) утверждена Постановле­нием Госкомстата России от 28.11.1997№ № 78 «Об утверждении Унифицированных форм первичной учетной документации по учету работы строительных машин и меха­низмов, работ в автомобильном транспорте».

Таким образом, суд первой инстанции правомерно указал в решении, что форма 1-Т является не только сопроводительным транспортным документом, но и первичным документом, позволяющим осуществлять списание това­ров у грузоотправителя и оприходование у грузополучателя.

При этом, в соответствии с п. 2 указанного Постановления применять фор­му 1 -Т должны все юридические лица, осуществляющие эксплуатацию автотранспорт­ных средств и являющиеся отправителями и получателями грузов.

В соответствии с п. 2 Инструкции от 30.11.1983 «О порядке расчетов за перевозки грузов автомобильным транспортом» только оформленная товарно-транспортная на­кладная свидетельствует о реальном перемещении товара от продавца к покупателю, и в соответствии с пунктом 6 данной Инструкции является единственным документом, служащим для списания товарно-материальных ценностей у грузоотправителей и оп­риходования их у грузополучателей.

Как правильно указал суд первой инстанции, оприходование товара по товарно-транспортной накладной грузополучателем предусмотрено также и Методическими указаниями по бухгалтерскому учету матери­ально-производственных запасов, утвержденными Приказом Минфина России от 28.12.2001 №Ц9н.

Судом первой инстанции также правильно установлено и подтверждается материалами дела, что часть товарно-транспортных накладных, свидетельст­вующих о произведенной доставке, налогоплательщиком не были представлены в ходе выездной налоговой проверки.

При этом в представленных товарных накладных, товарно-транспортных наклад­ных отсутствуют необходимые реквизиты: не указаны номер и дата транспортной на­кладной, номер и дата доверенности, по которой был получен груз, а также не указано кем и кому была выдана доверенность, кто произвел отпуск груза, кто груз принял, кто его получил (отсутствуют должность, подпись и расшифровка соответствующего лица), сведения о грузе, погрузо-разгрузочные операции. Более того, данные документы под­писаны неустановленными лицами.

Налогоплательщиком, не представлены в ходе проверки, иные первичные доку­менты по данному поставщику, подтверждающие факт доставки ГСМ автотранспортом ООО «Сибинвест» (путевые листы, доверенности на получение товаров).

При этом, согласно информации, представленной УГИБДД ГУВД по Новоси­бирской области транспортные средства, которыми, якобы, осуществлялась поставка ГСМ ООО «Сибинвест» (МАЗ 5337 гос. номер У158КН, МАЗ 5337 гос. номер 5406, Скания 53 AS гос. номер У412 КН) на последнего не зарегистрированы, указанные го­сударственные номерные знаки (номера) выданы на другие транспортные средства.

Кроме того, как правильно указал в решении суд, транспортировка опасного груза - горюче-смазочных материалов (бензина и дизельного топлива) по территориям не менее двух субъектов Российской Федерации невозможна без соблюдения требований Правил перевозки опасных грузов автомо­бильным транспортом, утвержденных приказом Министерства транспорта РФ от 08.08.1995 № 73, пунктом 2.3.1 которых предусмотрено, что при перевозке автомо­бильным транспортом «особо опасных грузов» грузоотправитель (грузополучатель) должен получить разрешение на перевозку от органов внутренних дел по месту его на­хождения в порядке, установленном настоящими Правилами. Перечень опасных гру­зов, перевозимых автомобильным транспортом, приведен в Приложении № 7.3.

В соответствии с указанным Приложением ГСМ (бензин и дизельное топливо) включены в перечень опасных грузов, допущенных к перевозкам автомобильным транспортом, присвоен 3 класс опасности груза.

В соответствии с пунктом 2.6.2 Правил маршрут перевозки опасного груза под­лежит обязательному согласованию с подразделениями ГАИ МВД России при перевоз­ке особо опасных грузов; при прохождении маршрута по автомобильным дорогам не­скольких субъектов Российской Федерации - с подразделением ГАИ МВД, ГУВД, УВД соответствующих субъектов Российской Федерации.

Согласно пункту 5.1.9 Правил перевозки опасных грузов автомобиль­ным транспортом, утвержденных Приказом Министерства транспорта Российской Фе­дерации от 08.08.1995 № 73, водитель, осуществляющий перевозку опасного груза, должен иметь при себе следующие транспортные документы: лицензионную карточку на транспортное средство с отметкой «Перевозка ОГ»; путевой лист с указанием мар­шрута перевозки в соответствии с требованиями раздела 2.6 и Приложения 7.11 Правил с отметкой «Опасный груз», выполненной красным цветом, в верхнем левом углу и указанием в графе «Особые отметки» № опасного груза по списку ООН; свидетельство о допуске водителя к перевозке опасных грузов; аварийную карточку системы инфор­мации об опасности; товарно-транспортную накладную; адреса и телефоны должност­ных лиц автотранспортной организации, грузоотправителя, грузополучателя, ответст­венных за перевозку дежурных частей органов ГАИ МВД России, расположенных по маршруту движения.

Как правильно установлено судом первой инстанции и подтверждается информацией ГИБДД по Кемеровской области и ГУВД по Новосибирской области такое согласование указанными организациями не осуществлялось.

Кроме того, материалы дела не содержат документы, предусмотренные пунктом 5.1.9 вышеуказанных правил, подтверждающие факт по­ставки ГСМ именно силами ООО «Сибинвест».

При таких обстоятельствах апелляционный суд соглашается с выводом суда первой инстанции о недостоверности сведений об осуществленной поставке ГСМ в адрес ООО «Юрганефтесбыт» силами ООО «Сибин­вест».

Кроме того, из анализа транспортных железнодорожных накладных следует, что грузоотправителем является ОАО «Сибнефть» (ОАО «Газпромнефть-Омск»), плательщиком - ЗАО «Кузбасснефтепродукт» (ЗАО «Газпромнефть-Кузбасс»), грузополу­чатель - ООО «Юрганефтесбыт».

Согласно информации, представленной ОАО «Газпромнефть-Омск» ООО «Сибинвест» в реестре контрагентов ОАО «Газпромнефть-Омск» отсутствует.

При таких обстоятельствах, суд первой инстанции обоснованно сделал вывод, что представленные налогоплательщиком транспортные железнодо­рожные накладные не подтверждают факт поставки ООО «Сибинвест» в адрес ООО «Юрганефтесбыт» ГСМ железнодорожным транспортом.

Учитывая вышеизложенное, налогоплательщиком документально не подтвер­ждены, как факт реальной доставки ГСМ, так и факт принятия их к учету.

По мнению налогоплательщика, оплата за поставленные товарно-материальные ценности (ГСМ) производилась векселями соглас­но актам приема-передачи, которые со стороны ООО «Сибинвест» подписа­ны, руководителем данного юридического лица Попрыгой В.И.

Вместе с тем, из анализа актов приема-передачи векселей, переданных ООО «Юрганефтес­быт» в счет оплаты за поставленные ГСМ ООО «Сибинвест» следует, что векселя были получены представителями ООО «Сибинвест» по доверенности (с указанием паспортных данных): Астаховым П.Н., Казанцевым И.Б., Попрыгой В.И. (являющимся, якобы, руководителем ООО «Сибинвест»), Зиновьевым П.В. Данные ли­ца, согласно паспортным данным, указанным в доверенностях на получение векселей, зарегистрированы по месту жительства в г. Новосибирске. Однако, согласно информации, полученной от отдела адресно-справочной рабо­ты УФМС России по Новосибирской области, зарегистрированное жительство указан­ных выше лиц не значится.

Кроме того, согласно информации, представленной УФМС России по Новосибирской области, паспорта, которые указаны в до­веренностях на получение векселей, на указанных лиц не оформлялись.

При таких обстоятельствах, апелляционный суд приходит к выводу о том, что акты приема-передачи векселей, представленные ООО «Юрганефтесбыт» в подтверждение оплаты за постав­ленные материальные ценности (ГСМ) не могут быть приняты в качестве таковых, по­скольку подписаны неустановленным лицом со стороны ООО «Сибинвест», содержат недостоверные и противоречивые сведения.

Учитывая изложенное, апелляционный суд соглашается с выводом суда первой инстанции о том, что ООО «Юрганефтесбыт» реально не про­изводило оплату своему контрагенту.

Других доказа­тельств, подтверждающих факт реального получения денежных средств именно выше указанным контрагентом ООО «Юрганефтесбыт» за поставленные ГСМ, материалы дела не содержат.

Вместе с тем, в соответствии с правовой позицией, изложенной в Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 04.11.2004 № 324-0 во взаимосвязи с Постановлением Конституционного Суда Рос­сийской Федерации от 08.04.2004 № 169-0 праву на возмещение из бюджета сумм на­лога на добавленную стоимость корреспондирует обязанность по уплате налога на до­бавленную стоимость в бюджет в денежной форме.

Таким образом, Конституционный Суд Российской Федерации не только под­твердил право покупателя на налоговый вычет, но и указал на безусловную обязан­ность поставщика уплатить налог на добавленную стоимость в бюджет в денежной форме.

Тем самым, как отмечается в Определении от 8 апреля 2004 года N 169-0, обес­печиваются условия для движения эквивалентных по стоимости, хотя и различных по направлению, потоков денежных средств, одного - от налогоплательщика к поставщику в виде фактически уплаченных сумм налога, а другого - к налогоплательщику из бюд­жета в виде предоставленного законом налогового вычета, приводящего либо к умень­шению итоговой суммы налога, подлежащей уплате в бюджет, либо к возмещению суммы налога из бюджета.

Кроме того, из требований статей 171, 172 НК РФ следует, что в качестве одного из условий, определяющих право налогоплательщика на вычет сумм налога на добавленную стои­мость по приобретенным ТМЦ, является его оплата.

Как правильно установлено судом первой инстанции и подтверждается материалами дела, ООО «Сибинвест» с момента постановки на налоговый учет (11.04.2005) налоговую отчетность не предоставляло, следовательно, налог на до­бавленную стоимость ООО «Сибинвест» не был уплачен в бюджет, что также свиде­тельствует о правомерности действий Инспекции по отказу в возмещении данного нало­га по указанному контрагенту. Вышеуказанное, в числе прочего исключает возможность заключения и исполнение реального договора между ООО «Юрганефтес­быт» и его «контрагентом».

При таких обстоятельствах, суд первой инстанции правильно указал, что представленные налогоплательщиком докумен­ты в нарушение требований законодательства Российской Федерации о налогах и сбо­рах и законодательства Российской Федерации о бухгалтерском учете не составляют единый комплект документов, содержат в себе неточности, несоответствия и противо­речия, то есть содержат фиктивные данные. Наличие у налогопла­тельщиков полного и достоверного пакета документов является обязательным услови­ем действующего законодательства Российской Федерации, который позволяет налого­вым органам судить о реальности существования сделок.

Таким образом, вышеуказанные обстоятельства, установленные судом первой инстанции, в совокупности и во взаимосвязи свидетельствуют об отсутст­вии факта совершения реальной сделки (мнимый договор) заявителя с ООО «Сибинвест».

В соответствии с Постановлением Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ № 53 от 12.10.2006 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налого­плательщиком налоговой выгоды» (далее Постановление Пленума ВАС РФ № 53) на­логовая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплатель­щиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской деятельности, то есть, вне связи с заключением реальных сделок.

Также, Пленум ВАС РФ в своем Постановлении № 53 обратил внимание на то, что судебная практика разрешения налоговых споров исходит из презумпции добросо­вестности налогоплательщиков и иных участников правоотношений в сфере экономи­ки. В связи с этим предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданны, а сведения, со­держащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, - достоверны.

В соответствии с п. 1 Постановления Пленума ВАС РФ № 53 представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если нало­говым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

Таким образом, материалами дела установлено, что сведения, содержащиеся в представленных ООО «Юрганефтесбыт» документах, представленных им в подтверждение произведенных расходов и правомерности применения налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость, являются недостоверными.

На основании вышеизложенного, апелляционный суд приходит к выводу, что доначисленный налогопла­тельщику налог на прибыль организаций и налог на добавленную стоимость в общем размере 4 554 389 руб., начисление соответствующих сумм пени и, как следствие, при­влечение к налоговой ответственности, предусмотренной пунктом 1 статьи 122 Кодек­са, являются правомерными.

Доводы общества о том, что налоговое законодательство не ставит право налогоплательщика на примене­ние вычета по НДС в зависимость от его уплаты контрагентами и налогоплательщик не может нести ответственность за действия всех организаций, участвующих в многоста­дийном процессе уплаты и перечисления налогов в бюджет, а также, что статьей 23 НК РФ не предусмотрена обязанность налогоплательщика проверять добросовестность своих контрагентов по договорам, достоверность представляемых контрагентами договоров документов правомерно не приняты судом первой инстанции в связи со следующим.

Согласно Федеральному закону РФ от 21.11.1996 № 129-ФЗ «О бухгалтерском учете» одной из основных задач бухгалтерского учета являет­ся формирование полной и достоверной информации о деятельности организации и ее имущественном положении, необходимой внутренним пользователям бухгалтерской отчетности - руководителям, учредителям, участникам и собственникам имущества ор­ганизации, а также внешним - инвесторам, кредиторам и другим пользователям бухгал­терской отчетности,, то, поскольку гражданским законодательством не установлено иное, налогоплательщик не лишен права затребовать от контрагента по договору дока­зательства, подтверждающие достоверность сведений, изложенных в представленных документах.

Кроме того, как правильно указал суд первой инстанции, расходы, уменьшающие налоговую базу по налогу на прибыль ор­ганизаций, и налоговые вычеты по налогу на добавленную стоимость носят заявительный характер, в связи с чем именно на налогоплательщика возложена обязанность до­казать правомерность и обоснованность уменьшения налоговой базы, в том числе путем представления документов, отвечающих критериям статьи 252 Кодекса и статьи 172 Кодекса. При этом, как указывалось выше, документы, подтверждающие расходы и на­логовые вычеты по налогу на добавленную стоимость, должны отражать достоверную информацию.

Налогоплательщиком не приведены нормы права, которые позволяли бы нало­гоплательщику представлять в налоговый орган для подтверждения обоснованности произведенных расходов и налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость документы, содержащие недостоверные сведения.

Неблагоприятные последствия неправомерного поведения должны ложиться на лицо, заключившее сделки, в рассматриваемом случае, на ООО «Юрганефтесбыт». На государство не должны быть возложены неблагоприятные последствия неправомерного поведения налогоплательщика.

Также судом первой инстанции обоснованно отклонены доводы общества о том, что «при заключении догово­ров с ООО «Сибинвест» проверяемый налогоплательщик потребовал представление копий учредительных документов указанного контрагента, а также свидетельств о го­сударственной регистрации, свидетельств о постановке на налоговый учет.

Из содержания статей 53, 401 ГК РФ следует, что наличие только указанных документов не является основанием предполагать о действительном приобретении таким юридиче­ским лицом гражданских прав и обязанностей; наличие правомочий на совершение сделки лицом, якобы, подписавшим договоры и иные документы от имени такой орга­низации; о возможности нести ответственность по своим обязательствам, в том числе налоговым.

Как правильно указал в решении суд, отсутствие у «контрагента» налогоплательщика органа управления (руководи­теля) исключает возможность предъявления претензий к такому «контрагенту» в су­дебном порядке по гражданско-правовым отношениям (в данном случае - по сделкам с ООО «Юрганефтесбыт»), являющимся основанием для возникновения налоговых обя­зательств.

В соответствии со ст. 2 ГК РФ налогоплательщик, предъя­вивший документы с недостоверными сведениями (в частности, относительно лица, якобы, их подписавшего со стороны контрагента), несет риск наступления неблагопри­ятных последствий такого своего неправомерного поведения в виде доначисления ему суммы соответствующих налогов и привлечения к ответственности.

При таких обстоятельствах, довод налогоплательщика о том, что в акте выезд­ной налоговой проверки и в решении о привлечении к налоговой ответственности на­логовым органом не рассматривался и не нашел отражение вопрос о вине ООО «Юрга-нефтесбыт и в связи с этим, налогоплательщик не может быть подвергнут штрафу в соответствии с нормами статьи 122 НК РФ» не состоятелен.

Согласно правовой позиции, изложенной Конституционным Судом Российской Феде­рации в Определениях от 04.07.2002 № 202-О и от 18.06.2004 № 201-0, следует необходи­мость установления вины налогоплательщика для привлечения его к ответственности в си­лу прямого предписания статей 106 и 109 НК РФ.

В соответствии со ст. 106 НК РФ налоговым правонарушением признается виновно со­вершенное противоправное (в нарушение законодательства о налогах и сборах) деяние (дейст­вие или бездействие) налогоплательщика, налогового агента и иных лиц, за которое Кодексом установлена ответственность.

В силу положений ст. 108 НК РФ никто не может быть привлечен к ответственности за со­вершение налогового правонарушения иначе, как по основаниям и в порядке, которые преду­смотрены Кодексом. Лицо считается невиновным в совершении налогового правонарушения, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу решением суда. Лицо, привлекаемое к ответствен­ности, не обязано доказывать свою невиновность в совершении правонарушения. Обязан­ность по доказыванию обстоятельств, свидетельствующих о факте налогового правонару­шения и виновности лица в его совершении, возлагается на налоговые органы.

Под налоговым правонарушением, ответственность за которое предусмотрена стать­ей 122 Кодекса, понимается неуплата или неполная уплата сумм налога в результате занижения налоговой базы, иного неправильного исчисления налога или других неправомерных дей­ствий.

В рассматриваемом случае, как правильно установлено судом первой инстанции, налоговым органом установлен факт неуплаты ООО «Юрганефтесбыт» на­лога на прибыль организаций и налога на добавленную стоимость в результате неправомер­ных действий (бездействия) налогоплательщика.

При этом, из материалов дела усматривается, что налоговый орган при принятии решения о привлечении ООО «Юрганефтесбыт» к ответственности исходил не из факта нарушения контрагентом налогоплательщика своих налоговых обязанностей и не проявлении ООО «Юр­ганефтесбыт» должной осмотрительности при выборе контрагента, а из недостоверно­сти документов, представленных самим налогоплательщиком в обоснование произве­денных затрат и налоговых вычетов.

При этом, налоговым органом в ходе выездной налоговой проверки не бы­ло установлено обстоятельств, исключающих вину налогоплательщика в представлении им недостоверных доказательств правомерности своего поведения.

По вопросу принятия Инспекцией решения от 11.01.2009 № 1 «О принятии обес­печительных мер, направленных на сохранение имущества налогоплательщика» апелляционный суд соглашается с выводом суда первой инстанции о том, что заявленные требования не подлежат удовлетворению по следующим основаниям.

Пунктом 10 статьи 101 НК РФ предусмотрен правовой механизм принятия обеспечи­тельных мер, направленных на исполнение решения руководителя налогового органа, прини­маемого по результатам проверки.

Так, после вынесения решения о привлечении к ответственности за совершение налого­вого правонарушения или решения об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения руководитель (заместитель руководителя) налогового органа вправе принять обеспечительные меры, направленные на обеспечение возможности исполнения указанного решения, если есть достаточные основания полагать, что непринятие этих мер может затруднить или сделать невозможным в дальнейшем исполнение такого решения и (или) взы­скание недоимки, пеней и штрафов, указанных в решении. Для принятия обеспечительных мер руководитель (заместитель руководителя) налогового органа выносит решение, вступающее в силу со дня его вынесения и действующее до дня исполнения решения о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения или решения об отказе в при­влечении к ответственности за совершение налогового правонарушения либо до дня отме­ны вынесенного решения вышестоящим налоговым органом или судом.

Руководитель (заместитель руководителя) налогового органа вправе отменить обеспе­чительные меры и до указанного выше срока.

В соответствии с Постановлением Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком нало­говой выгоды» представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежа­щим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о нало­гах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее полу­чения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих доку­ментах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

Материалами дела установлено, что документы, изготовленные от ООО «Сибинвест» являются недостоверными, поскольку подписаны иными лицами, не указанными в документах. Довод заявителя о том, что налоговый орган не доказал отсутствие полномочий у лица, подписавшего документы от ООО «Сибинвест» судом первой инстанции правомерно не принят, поскольку данные документы должны содержать достоверную информа­цию о лице, их подписавшем. Имеющиеся в материалах дела доказательства в своей совокупности подтверждают данный вывод.

Обеспечительными мерами, в силу пункта 10 статьи 101 Кодекса, в том числе могут быть: запрет на отчуждение (передачу в залог) имущества налогоплательщика без согласия налогового органа. Предусмотренный указанным подпунктом Кодекса запрет на отчуждение (передачу в залог) производится последовательно в отношении: недвижимого имущества, в том числе не участвующего в производстве продукции (работ, услуг); транспортных средств, ценных бумаг, предметов дизайна служебных помещений; иного имущества, за исключением готовой продукции, сырья и материалов; готовой продукции, сырья и материалов.

Из материалов дела следует, что одновременно с решением от 11.01.2009 № 1 о привлечении к налоговой ответственности Инспекцией было принято решение «О принятии обеспечительных мер, направленных на сохранение имущества налогоплательщика», которым были приняты обеспечительные меры в отношении ООО «Юрганефтесбыт» в виде запрета на отчуждение (передачи в залог) недвижимого имущества, в том числе не участвующего в производстве продукции (работ, услуг), транспортных средств, иного имущества, за исключением готовой продукции, сырья и материалов, без согласия налогового органа на сумму 6 707 198 руб.

Принятое Инспекцией решение «О принятии обеспечительных мер, направленных на сохранение имущества налогоплательщика» является обеспечительной мерой, связанной с исполнением решения о привлечении к налоговой ответственности, и является составной частью мероприятий налогового контроля.

Нарушений норм статьи 101 Кодекса при его принятии Инспекцией не было допущено. Следовательно, Инспекцией правомерно было принято решение о применении обеспечительных мер в отношении имущества ООО «Юрганефтесбыт».

Доводы апелляционной жалобы по обстоятельствам дела, проверенные судом апелляционной инстанции, не свидетельствуют о нарушении судом первой инстанции норм материального и процессуального права и сводятся лишь к иному, чем у суда, неверному толкованию норм действующего в проверяемый период законодательства и переоценке обстоятельств дела, в силу чего не являются основаниями для отмены по существу правильно принятого судом первой инстанции решения.

При изложенных обстоятельствах, принятое арбитражным судом первой инстанции решение является законным и обоснованным, нарушений норм материального и процессуального права не допущено, оснований для отмены решения суда первой инстанции, установленных статьей 270 Арбитражного процессуального кодекса РФ, а равно принятия доводов апелляционной жалобы, у суда апелляционной инстанции не имеется.

Руководствуясь ст. 110, пунктом 1 статьи 269, статьей 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд апелляционной инстанции,

П О С Т А Н О В И Л:

Решение арбитражного суда Кемеровской области от 05.05.2009 года по делу №А27-3907/2009-6 оставить без изменения, апелляционную жалобу – без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

Постановление может быть обжаловано в Федеральный арбитражный суд Западно-Сибирского округа.

     Председательствующий
   В.А. Журавлева

     Судьи
  И.И. Бородулина

     Н.А. Усанина

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А27-3907/2009
Принявший орган: Седьмой арбитражный апелляционный суд
Дата принятия: 01 июля 2009

Поиск в тексте