• по
Более 52000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


ПЯТНАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 13 марта 2009 года Дело N А53-2622/2007

15АП-495/2009

Резолютивная часть постановления объявлена 05 марта 2009 года.

Полный текст постановления изготовлен 13 марта 2009 г.

Пятнадцатый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего судьи Ванина В.В.

судей Величко М.Г., Барановой Ю.И.

при ведении протокола судебного заседания помощником судьи Абраменко Р.А.

при участии:

от ООО "Руслан": директор Кагиров Эми-Солт Бетерсолтович, паспорт; Кагиров Руслан Эмисолтович, паспорт, по доверенности от 21 января 2009 года.

от ООО "Ростовский завод грузовых автомобилей": Лямцев Сергей Владимирович, паспорт, по доверенности N 59 от 12.08.2008г.; Ковалева Наталья Николаевна, паспорт, по доверенности N 30 от 22.03.2008г.

от ОАО «Таганрогский комбайновый завод»: Ковалева Наталья Николаевна, паспорт, по доверенности N 1042 от 20.08.2008г.

от ООО «Стройсервис 2001»: директор Болотов Вячеслав Александрович, паспорт.

от ООО «Финансстройагро»: директор Кагиров Абубакар Бетерсолтанович, паспорт.

от ООО МНПП «Росспецпромстрой»: директор Журавлев Александр Иванович, паспорт.

от ООО «Стройподряд»: директор Павлятенко Виталий Григорьевич, паспорт.

рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Руслан"

на решение Арбитражного суда Ростовской области

от 23 декабря 2008 года по делу N А53-2622/2007-С2-11

по иску общества с ограниченной ответственностью "Руслан"

к ответчику обществу с ограниченной ответственностью "Ростовский завод грузовых автомобилей"

о взыскании задолженности по договору подряда N 1 от 09 марта 2006 года в размере 113 995 878 руб., пени в сумме 24 471 115 руб.

дело по иску общества с ограниченной ответственностью «Руслан»

к открытому акционерному обществу «Таганрогский комбайновый завод»

при участии третьих лиц общества с ограниченной ответственностью «Стройсервис 2001», общества с ограниченной ответственностью «Финансстройагро», общества с ограниченной ответственностью МНПП «Росспецпромстрой», общества с ограниченной ответственностью «Стройподряд»

о взыскании задолженности по договору подряда N 1 от 09 марта 2006 года в размере 627258 руб. и пени в размере 175 423 руб.,

принятое судьей Икряновой Е.А.

УСТАНОВИЛ:

Общество с ограниченной ответственностью «Руслан» (далее - ООО «Руслан», истец) обратилось в Арбитражный суд Ростовской области с иском к обществу с ограниченной ответственностью «Ростовский завод грузовых автомобилей» (далее - ООО «РЗГА») о взыскании задолженности по договору подряда N 1 от 9 марта 2006 года в размере 108 874 287, 37 руб., и к открытому акционерному обществу «Таганрогский комбайновый завод» (далее - ОАО «ТКЗ») о взыскании задолженности по договору подряда N1 от 09 марта 2006 года в размере 1 590 044, 22 рублей и 137 830, 32 руб. процентов за пользование чужими денежными средствами.

Истцом в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации было заявлено ходатайство об увеличении исковых требований, согласно которому ООО "Руслан" просило взыскать с ОАО «ТКЗ» задолженность в размере 627 258 руб., пеню в размере 175 423 руб. за период с 16 июля 2006 года по 14 ноября 2008 года, взыскать с ООО «РЗГА» задолженность в сумме 113 995 878 руб., пеню в размере 24 471 115 руб. за период с 01 февраля 2007 года по 14 ноября 2008 года.

Ходатайство истца об уточнении исковых требований удовлетворено.

Решением Арбитражного суда Ростовской области от 23 декабря 2008 года ООО "Руслан" в удовлетворении исковых требований к ООО «РЗГА» и к ОАО «ТКЗ» отказано. Распределены расходы по уплате госпошлины.

Решение суда мотивировано тем, что часть работ выполнена ООО "Руслан" с ненадлежащим качеством: с использованием материалов более низкого качества либо с отступлением от требований при производстве работ. В основу выводов суда положено заключение судебной строительно-технической экспертизы, проведенной ГУ «Южный региональный центр судебной экспертизы Министерства юстиции РФ». Суд первой инстанции определил общую стоимость работ, выполненных ООО «Руслан», подлежащих оплате ООО «РЗГА» в сумме 72 061 623 руб., а общую стоимость работ, выполненных ООО «Руслан», подлежащих оплате ОАО «ТКЗ» в сумме 16 310 371 руб. При этом суд первой инстанции указал, что, поскольку реконструкция спорного объекта истцом завершена не была, объект не был сдан заказчикам в установленном порядке, требования ООО «Руслан» рассмотрены лишь по предъявленным истцом ответчикам актам выполненных работ. В мотивировочной части решения суд первой инстанции указал, что поскольку за период с 21 апреля 2006 г. по 4 июля 2006 г. ОАО «ТКЗ» перечислило ООО «Руслан» по договору подряда N 1 от 9 марта 2006 г. 27 622 062,57 руб., а ООО «РЗГА» за период с 11 июля 2006 г. по 27 декабря 2006 г. было уплачено ООО «Руслан» по договору подряда N 1 от 9 марта 2006 г. 80 361 018, 63 руб., постольку стоимость фактически выполненных ООО «Руслан» на объекте работ не превышает сумму произведенной ООО «РЗГА» и ОАО «ТКЗ» оплаты за эти работы, из чего сделан вывод об отсутствии задолженности ООО «РЗГА» и ОАО «ТКЗ» перед ООО «Руслан».

Не согласившись с принятым судебным актом, ООО «Руслан» подало апелляционную жалобу, в которой просит решение суда отменить.

Доводы апелляционной жалобы ООО «Руслан» сводятся к следующему:

- судом первой инстанции не правомерно признаны недопустимыми доказательствами по делу исполнительные схемы и акты скрытых работ;

- суд неправомерно признал спорный договор незаключенным ввиду отсутствия в нем сроков выполнения работ, так как вопрос о заключенности договора может ставиться только в условиях не исполненного договора;

- поскольку договор не может считаться незаключенным, то вывод суда о применении сметных расценок вместо договорной цены, является необоснованным;

- экспертиза проводилась с множественными нарушениями, многие участки, документы, материалы не исследовались, были занижены объемы фактически выполненных работ, ввиду чего результаты проведенной строительно-технической экспертизы являются недостоверными, а заключение экспертов - ложным и необоснованным;

- копия решения суда первой инстанции, полученная ООО «Руслан» в суде, и копия, полученная по почте, различаются, что является грубейшим процессуальным нарушением.

ООО «РЗГА» и ОАО «ТКЗ» в совместном отзыве на апелляционную жалобу указали на несостоятельность доводов истца. По мнению ответчиков, суд первой инстанции пришел к правильным выводам по делу. Ответчики полагают заключение экспертизы допустимым доказательством, которое правомерно положено судом первой инстанции в основу принятого решения.

В судебном заседании представители истца поддержали доводы апелляционной жалобы, указав на незаконность, необоснованность, необъективность решения суда первой инстанции. Просили решение отменить, исходя из доводов, изложенных в апелляционной жалобе.

Представители ответчиков в судебном заседании настаивали на оставлении решения суда первой инстанции без изменения. Изложили собственные позиции по данному делу. Просили в удовлетворении апелляционной жалобы отказать по основаниям, изложенным в отзыве.

Третьи лица, присутствующие в судебном заседании изложили свои позиции по данному делу. Просили решение первой инстанции отменить, апелляционную жалобу ОАО «Руслан» удовлетворить.

В судебном заседании в порядке статьи 163 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации объявлялся перерыв до 02 марта 2009 года до 17 часов 00 минут. После окончания перерыва 02 марта 2009 года в 18 часов 10 минут рассмотрение апелляционной жалобы было продолжено с участием представителей общества с ограниченной ответственностью «Руслан», общества с ограниченной ответственностью «Ростовский завод грузовых автомобилей», открытого акционерного общества «Таганрогский комбайновый завод», общества с ограниченной ответственностью «Стройсервис 2001», общества с ограниченной ответственностью «Финансстройагро», общества с ограниченной ответственностью МНПП «Росспецпромстрой», общества с ограниченной ответственностью «Стройподряд».

В судебном заседании 02 марта 2009 года был объявлен перерыв до 05 марта 2009 года до 09 часов 00 минут. После окончания перерыва 05 марта 2009 года в 09 часов 00 минут рассмотрение апелляционной жалобы было продолжено с участием сторон, а также третьих лиц общества с ограниченной ответственностью «Стройсервис 2001», общества с ограниченной ответственностью МНПП «Росспецпромстрой», общества с ограниченной ответственностью «Стройподряд».

Законность и обоснованность судебного акта проверяется Пятнадцатым арбитражным апелляционным судом в порядке главы 34 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Исследовав материалы дела, изучив доводы апелляционной жалобы и отзыва, выслушав пояснения представителей лиц, участвующих в деле, суд апелляционной инстанции считает, что апелляционная жалоба не подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела и установлено судом первой инстанции, 09 марта 2006 года между ОАО «Руслан» и ОАО «ТКЗ» был подписан договор подряда N 1, согласно условиям которого ООО «Руслан» приняло на себя обязательства выполнить работы на объекте «Корпус N 13 «ТКЗ», г. Таганрог».

09 марта 2006 года был подписан договор подряда N 1 между ОАО «Руслан» и ООО «РЗГА», в соответствии с которым ООО «Руслан» приняло на себя обязательства выполнить работы на объекте «Ростовский завод грузовых автомобилей».

Как установлено судом, объект строительства, работы на котором входят в предметы указанных договоров, является одним объектом. Данный факт сторонами не оспаривается.

Объект «Ростовский завод грузовых автомобилей» в г. Таганроге возводился на основании проектной документации, разработанной ОАО Институт «Ростовский Промстройниипроект» на основании договора N 4133-02 от 27 февраля 2006 года, заключенного с ООО «РЗГА». ООО «РЗГА» в материалы дела представлены чертежи проекта 4133-2, выполненного ОАО Институт «Ростовский Промстройниипроект», в пяти томах; кроме того, в материалы дела представлен проект углекислотной станции, выполненный ООО «НПО АГАТ».

Довод апелляционной жалобы о том, что реконструкция объекта осуществлялась не на основании проектной документации, разработанной ОАО Институт «Ростовский ПРОМСТРОЙНИИПРОЕКТ», а по указаниям ответчиков, судом апелляционной инстанции отклоняется. Суд первой инстанции установил, что данное утверждение истца не подтверждается допустимыми доказательствами. Иной проектной документации истцом представлено не было. При этом в суде первой и апелляционной инстанций истец признал, что фактически выполнял работы по заданию ответчиков на основании чертежей. Истцом не представлены доказательства того, что чертежи, на основании которых выполнялись работы, не входили в состав проектной документации, разработанной ОАО Институт «Ростовский ПРОМСТРОЙНИИПРОЕКТ». Кроме того, факт согласования истцом в ходе выполнения спорных работ изменения конструкции монолитного участка Ум4 и использовании в качестве несъемной опалубки плит перекрытия с ОАО Институт «Ростовский ПРОМСТРОЙНИИПРОЕКТ» свидетельствует о том, что работы на спорном объекте выполнялись на основании документации, разработанной указанной проектной организацией.

Довод заявителя жалобы о том, что указанная проектная документация не прошла государственную экспертизу, направлен на обоснование нарушения ответчиками порядка ее утверждения, но не свидетельствует об отсутствии проектной документации как совокупности материалов в текстовой форме и в виде карт (схем) и определяющую архитектурные, функционально-технологические, конструктивные и инженерно-технические решения для обеспечения реконструкции спорного объекта (часть 3 статьи 48 Градостроительного кодекса Российской Федерации), в соответствии с которой выполнялись строительные работы на спорном объекте.

Вывод суда первой инстанции о незаключенности договоров между истцом и ОАО «ТКЗ», истцом и ООО «РЗГА» по причине несогласования сроков выполнения работ как существенного условия договора подряда является правильным.

Согласно пункту 1 статьи 432 Гражданского кодекса Российской Федерации договор считается заключенным, если между сторонами в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора. Существенными условиями являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение.

По своей правовой природе спорные договоры являются договорами строительного подряда. В соответствии с пунктом 1 статьи 740 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору строительного подряда подрядчик обязуется в установленный договором срок построить по заданию заказчика определенный объект либо выполнить иные строительные работы, а заказчик обязуется создать подрядчику необходимые условия для выполнения работ, принять их результат и уплатить обусловленную цену.

Согласно пункту 1 статьи 708 Гражданского кодекса Российской Федерации, применяемой к отношениям строительного подряда в силу пункта 2 статьи 702 Гражданского кодекса Российской Федерации, в договоре подряда указываются начальный и конечный сроки выполнения работы. Согласно пункту 4 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 24 января 2000 года N 51 «Обзор практики разрешения споров по договору строительного подряда» договор строительного подряда, не содержащий условия о сроке выполнения работ, является незаключенным.

Из этого следует, что условие о сроках выполнения работ является существенным для договора подряда, поэтому в случае отсутствия соглашения сторон по данному условию договор не является заключенным.

Как следует из спорных договоров подряда, условие о сроках выполнения работ в текстах договоров отсутствует. Каждым из спорных договоров предусмотрено, что работы должны выполняться в соответствии с графиком производства работ. Ни договор между ОАО «Руслан» и ОАО «ТКЗ», ни договор между ОАО «Руслан» и ООО «РЗГА» такого графика не содержит ни в тексте договора, ни в виде приложений к нему; доказательств согласования сторонами указанных графиков посредством заключения отдельных соглашений в материалы дела не представлено. Из этого следует, что договор подряда N 1 от 09 марта 2006 года между ОАО «Руслан» и ОАО «ТКЗ», договор подряда N 1 от 09 марта 2006 года между ОАО «Руслан» и ООО «РЗГА» не являются заключенными.

Довод апелляционной жалобы о неправомерности данного вывода суда первой инстанции, поскольку вопрос о заключенности договора, по мнению заявителя жалобы, может ставиться только в условиях не исполненного договора, судом апелляционной инстанции отклоняется.

Категория существенных условий, соглашение по которым должно быть достигнуто сторонами под страхом незаключенности договора, установлена законодателем в целях придания порождаемому договором обязательству той степени определенности, которая обусловливает его исполнимость. Определяя в качестве существенного условие о сроке, законодатель придает временному фактору значение условия исполнимости соответствующего обязательства, которая в этом случае обусловлена не только определенностью в вопросе о содержании действий, которые обязан совершить должник (предмет обязательства) в пользу кредитора, но и определенностью в вопросе о периоде времени, в течение которого эти действия должны быть совершены. При этом договор, являющийся незаключенным по причине отсутствия соглашения сторон о сроке, может быть исцелен в качестве основания возникновения обязательства в случаях, когда совершение сторонами действий, определенных в качестве предмета обязательства, явно свидетельствует об отсутствии спора по вопросу о сроке их исполнения.

Поскольку в предмет обязательства строительного подряда входят действия подрядчика по выполнению строительных работ и передаче результата этих работ заказчику, постольку исцеление незаключенного по причине несогласования общего срока выполнения работ возможно в результате действий сторон, опосредующих передачу результата выполненных работ. В соответствии с пунктом 4 статьи 753 Гражданского кодекса Российской Федерации сдача результата работ подрядчиком и приемка его заказчиком оформляются актом, подписанным обеими сторонами. В качестве доказательств исполнения спорных договоров подряда истцом представлены акты формы КС-2, определяющие объем и стоимость работ, выполненных в пределах указанных в них периодов; доказательств факта передачи ответчикам завершенного реконструкцией объекта как результата выполненных работ истцом не представлено. Как следует из материалов дела и установлено судом первой инстанции, реконструкция спорного объекта истцом завершена не была, объект не был сдан заказчикам в установленном порядке. Акт приемки законченного строительством объекта (форма КС-11), являющийся согласно Постановлению Госкомстата России от 11 ноября 1999 года N 100 документом приемки законченного строительством объекта производственного и жилищно-гражданского назначения всех форм собственности (здания, сооружения, их очередей, пусковых комплексов, включая реконструкцию, расширение и техническое перевооружение) при их полной готовности в соответствии с утвержденным проектом, договором подряда (контрактом), сторонами не подписан.

В силу изложенного срок окончания работ, который, как следует из пункта 4 Информационного письма Президиума ВАС РФ, является существенным условием договора подряда, не может считаться согласованным посредством конклюдентных действий сторон; промежуточные сроки применительно к отдельным этапам выполнения работ, как следует из пункта 1 статьи 708 Гражданского кодекса Российской Федерации, к числу существенных условий договора подряда не относятся.

Незаключенность спорных договоров подряда является основанием для отклонения довода апелляционной жалобы о неправильности определения судом первой инстанции стоимости выполненных работ на основе сметных расценок (ТЕР-2001) вместо применения цен, определенных в протоколах согласования договорной цены.

Незаключенный договор, не порождая для его сторон соответствующих прав и обязанностей, не имеет ни правообразующего, ни регулятивного значения. Протоколы согласования договорной цены не являются договорами как основаниями возникновения самостоятельного правоотношения; несмотря на документальную обособленность, протокол является формой соглашения сторон о цене как одном из условий договора подряда. Незаключенность последнего, обусловливающая отсутствие его правового значения, исключает применение к фактическим отношениям строительного подряда содержащихся в нем условий безотносительно к тому, изложены ли они непосредственно в тексте договора или приложениях к нему.

В силу сказанного вывод суда первой инстанции о незаключенности протоколов согласования договорной цены, подразумевающий неприменимость к фактическим отношениям строительного подряда содержащихся в них условий, не может быть признан неверным по существу.

В этих условиях указание суда первой инстанции на то, что в протоколах согласования договорной цены отсутствует определение всего объема работ, указанных в актах, а также отсутствуют расценки на каждый вид работ, не имеет юридического значения, однако не порочит вывод о неприменимости определенных протоколами цен как условий незаключенных договоров.

Кроме того, суд первой инстанции пришел к выводу о невозможности определения стоимости фактически выполненных работ на основании установленных протоколами цен в связи с тем, что истцом при выполнении работ не были использованы либо были заменены материалы, стоимость которых была заложена в расчет стоимости работ, что подтверждается заключением судебной строительно-технической экспертизы (приложения N 1-1и, N 11), а также письменными разъяснениями экспертов по вопросам, возникшим в ходе исследования экспертного заключения.

Как следует из материалов дела, общая стоимость всех строительных работ не была согласована приложениями N 1 к договорам. Дополнительные соглашения на увеличение объема работ сторонами не заключались.

Из пункта 2 статьи 743, пункта 1 статьи 746 Гражданского кодекса Российской Федерации следует, что существенными условиями договора строительного подряда наряду с условием о предмете договора и сроках выполнения работ, является условие о цене и составе и содержании технической документации (Постановления Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 12 февраля 2009 года по делу N А15-269/2008, Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 11 февраля 2009 года по делу N А61-975/2008).

Таким образом, вывод суда первой инстанции о возможности применения к отношениям строительного подряда пункта 3 статьи 424 Гражданского кодекса Российской Федерации в силу пункта 1 статьи 709 Гражданского кодекса Российской Федерации является неверным. Согласно пункту 2 статьи 702 Гражданского кодекса Российской Федерации положения параграфа 1 главы 37 Кодекса применяются к отдельным видам договора подряда, включая строительный подряд, если иное не установлено правилами Кодекса об этих видах договоров. Поскольку из правил о строительном подряде вытекает существенность условия о цене, постольку отсутствие соглашения о цене не может быть восполнено на основании пункта 3 статьи 424 Гражданского кодекса Российской Федерации.

В силу сказанного невозможность определения стоимости фактически выполненных истцом работ на основании цен, обычно взимаемых за аналогичную работу при сравнимых обстоятельствах обусловлена не отсутствием, как полагает суд первой инстанции, аналогов, а тем, что отсутствие соглашения по условию о цене, определенному законодателем в качестве существенного, не может быть преодолено иначе, чем в результате совпадающего волеизъявления сторон. Между тем, неправильное обоснование судом первой инстанции вывода о неприменимости к спорным отношениям пункта 3 статьи 424 Гражданского кодекса Российской Федерации, не влияет на правильность данного вывода по существу.

Признание спорных договоров незаключенным не влияет на характер фактических правоотношений сторон, так как в соответствии с нормами гражданского законодательства обязательственные правоотношения между коммерческими организациями основываются на принципах возмездности и недопустимости неосновательного обогащения. Принятие заказчиком работ свидетельствует о наличии между сторонами фактических отношений, регулируемых нормами о строительном подряде.

В условиях незаключенности договоров подряда и невозможности применения пункта 3 статьи 424 Гражданского кодекса Российской Федерации, вывод суда первой инстанции о возможности определения стоимости фактически выполненных истцом работ на основании расценок и сметных цен действующей сметно-нормативной базы (ТЕР-2001) является правильным.

Передача истцом работ ОАО «ТКЗ» подтверждается актами выполненных работ N 1 от 30 июня 2006 года на сумму 15314965 руб., N 1 от 31 мая 2006 года на сумму 8712045 руб., N 2 от 31 мая 2006 года на сумму 764505 руб., N 1 от 30 апреля 2006 года на сумму 711908 руб., N 1 от 30 апреля 2006 года на сумму 3708692 руб., всего на сумму 29 212 115 руб., а также справками о стоимости выполненных работ N 192 от 17 января 2007 года, N 17 от 27 февраля 2007 года, N 18 от 28 февраля 2007 года, N 16 от 27 февраля 2007 года, N 15 от 26 февраля 2007 года, N 65 от 20 декабря 2006 года. Указанные акты подписаны сторонами без предъявления претензий, замечаний к выполненным работам.

Таким образом, с момента подписания актов выполненных работ у ОАО «ТКЗ» возникла обязанность по оплате выполненных работ. ОАО «ТКЗ» была произведена оплата выполненных работ на общую сумму 27 622 062 руб. 57 коп., что подтверждается материалами дела и не оспаривается сторонами.

Для определения общего объема и стоимости работ, выполненных ООО «Руслан» для ОАО «ТКЗ», судом первой инстанции была назначена судебная строительно-техническая экспертиза.

Рассчитанная экспертами с применением расценок и сметных цен действующей сметно-нормативной базы (ТЕР-2001) стоимость фактически выполненных работ и предъявленных к оплате ОАО «ТКЗ», не имеющих отклонений от проекта и требований действующих нормативных документов в строительстве составляет 14 930 471 руб. и подтверждается расчетами, приведенными в приложениях к экспертному исследованию NN 5-2и, 5-3и, 6-1и, 6-2и, 6-3и.

Рассчитанная экспертами с применением расценок и сметных цен действующей сметно-нормативной базы (ТЕР-2001) стоимость работ, которые ООО «Руслан» выполнил с отступлением от проектной документации, составляет 401 259 руб. и подтверждается расчетами, приведенными в приложениях к экспертному исследованию NN 5-3-1, 6-2-1, 6-3-1. Поскольку указанные отступления от проекта не являются существенными, не ухудшили результат работ, постольку, по смыслу пункта 2 статьи 754 Гражданского кодекса Российской Федерации, основания для освобождения заказчика от обязанности по оплате этих работ отсутствуют. Из этого следует, что суд первой инстанции правомерно включил стоимость этих работ в общую стоимость выполненных истцом работ, подлежащих оплате ОАО «ТКЗ».

Рассчитанная экспертами с применением расценок и сметных цен действующей сметно-нормативной базы (ТЕР-2001) стоимость фактически выполненных ООО «Руслан» работ, не предусмотренных проектом, составляет 265 736 руб. и подтверждается расчетом, приведенным в приложении к экспертному исследованию N 5-0-1и. Установив на основании заключения экспертизы объем выполненных работ, а также факт использования ОАО «ТКЗ» результатов вышеназванных работ, что подтверждает их потребительскую ценность для ответчика, суд первой инстанции сделал правильный вывод о том, что данные работы подлежат оплате ОАО «ТКЗ» в указанном размере.

Согласно заключению судебной экспертизы стоимость работ, выполненных с ненадлежащим качеством, составляет 890 417 руб., в том числе: работы по устройству кирпичной кладки противопожарной стены по оси 1 в рядах Л/3 - С/1 в объеме 50 м(2) (май), в объеме 150 м(2) (июнь) стоимостью 677 783 руб. (приложения к экспертному исследованию NN 6-2-2, 6-3-2); работы по изготовлению (переработке) металлоконструкций из вторичного металла в подвале ряды Р - С в количестве 20 тн. (июнь) стоимостью 104 854 руб. (приложение к экспертному исследованию N 5-3-2); работы по устройству подпорной стены подвала по оси 11, ряды Р-С в объеме 19 м(3) (июнь) стоимостью 107 781 руб. (приложение к экспертному исследованию N 6-3-2).

Суд первой инстанции обоснованно указал, с учетом имеющихся в материалах дела документов, что необходимости в замене пустотелого кирпича на полнотелый при устройстве кирпичной кладки противопожарной стены не имеется, так как противопожарная стена соответствует пределу огнестойкости указанному в проектной документации. Указанная работа подлежит оплате ОАО «ТКЗ» в сумме 677 783 руб.

Заключением судебной строительно-технической экспертизы установлено, что работа по устройству подпорной стенки (Стм1) по оси 11 в рядах Р-С, отраженная в акте N 1 от 30 июня 2006 г., не подписанном ОАО «ТКЗ», является некачественной. Экспертами установлено, что подпорная стенка выполнена ООО «Руслан» из бетона класса В10, что является существенным отклонением от проекта, поскольку проектом (лист 54 раздела АР, лист 9 раздела «Конструкции железобетонные») предусмотрено использование бетона классом В15; использование бетона классом ниже привело к снижению прочности возведенной подпорной стены. Работа по устройству подпорной стенки не соответствует проектному решению и требованиям п. 1.2 СНиП 3.03.01-87 «Несущие и ограждающие конструкции», регламентирующим выполнение несущих и ограждающих конструкций (в том числе монолитных, сборных бетонных и железобетонных, стальных, каменных конструкций, конструкций из легких эффективных материалов) в соответствии с проектом и возможность замены предусмотренных проектом материалов, изделий и их состава только по согласованию с проектной организацией и заказчиком. Поскольку стоимость работ по устранению недостатков работ по устройству подпорной стены подвала по оси 11, ряды Р-С составляет 439 685 руб., что превышает стоимость работы по устройству подпорной стены подвала по оси 11, ряды Р-С, суд первой инстанции правомерно указал, что данная работа оплате не подлежит.

Судебной экспертизой установлено, что работа по изготовлению металлоконструкций из вторичного металла в подвале ряды Р-С, отраженная в акте N 1 от 30 июня 2006 г., не подписанном со стороны ОАО «ТКЗ», является некачественной. Экспертами установлено, что лакокрасочное покрытие колонн на отдельных участках имеет нарушение в связи с приваркой либо срезкой элементов, шероховатость (имеются участки с закрашенными загрязнениями (сварочного шлака, брызг металла), отслоение окрасочного слоя с наличием коррозии металла. Смонтированные металлоконструкции не имеют антикоррозийного покрытия сварных швов и непосредственно элементов, либо с антикоррозийным покрытием, имеющим дефекты, с наличием на них коррозии металла, что не соответствует требованиям пунктов 3.38, 3.39, 3.40 СНиП 3.03.01-87 "Несущие и ограждающие конструкции", регламентирующим: выполнение антикоррозийных покрытий сварных швов, а также всех участков конструкций, где при монтаже и сварке нарушено заводское покрытие; очистку изделий от загрязнений, сварочного шлака, брызг металла, в том числе от коррозии металла, перед нанесением антикоррозийного покрытия.

Стоимость работ по устранению недостатков работ по изготовлению (переработке) металлоконструкций из вторичного металла в подвале ряды Р-С согласно заключению судебной экспертизе составляет 69 732 руб. (приложение к экспертному исследованию N12-1). Суд первой инстанции пришел к верному выводу о том, что стоимость работы по изготовлению (переработке) металлоконструкций из вторичного металла в подвале ряды Р-С, уменьшенная на стоимость работ по устранению недостатков, составляет 35 122 руб. и подлежит оплате ОАО «ТКЗ» в этом размере.

С учетом вышеизложенного общая стоимость работ, выполненных истцом и подлежащих оплате ОАО «ТКЗ» составляет 16 310 371 руб.

Поскольку стоимость фактически выполненных ООО «Руслан» работ на объекте ОАО «ТКЗ» не превышает сумму произведенной ОАО «ТКЗ» оплаты за эти работы, постольку требования истца о взыскании задолженности с ОАО «ТКЗ» правомерно не удовлетворены судом первой инстанции.

Передача истцом работ ООО «РЗГА» подтверждается актами выполненных работ N 1 от 31.07.2006 г. на сумму 28885257 руб., N 7 от 31.08.2006 г. на сумму 1006250 руб., N 9 от 31.08.2006 г. на сумму 37750 руб., N 1 от 31.08.2006 г. на сумму 3781173 руб., N 2 о т 31.08.2006г. на сумму 2130576 руб., N 4 от 31.08.2006 г. на сумму 525000 руб., N 5 от 31.08.2006 г. на сумму 236857 руб., N 6 от 31.08.2006 г. на сумму 2674011 руб., N 1 от 30.09.2006 г. на сумму 2016736 руб., N 2 от 30.09.2006 г. на сумму 2987124 руб., N 3 от 30.09.2006 г. на сумму 1396875 руб., N 4 от 30.09.2006 г. на сумму 1723922 руб., N 5 от 30.09.2006 г. на сумму 41520005 руб., N 6 от 30.09.2006 г. на сумму 441025 руб., N 7 от 30.09.2006 г. на сумму 3073000 руб., N 8 от 30.09.2006 г. на сумму 110020 руб., N 9 от 30.09.2006 г. на сумму 1067885 руб., N 10 от 30.09.2006 г. на сумму 1541237 руб., N 11 от 30.09.2006 г. на сумму 1281423 руб., N 13 от 30.09.2006 г. на сумму 1515215 руб., N 15 от 30.09.2006 г. на сумму 580856 руб., N 16 от 30.09.2006 г. на сумму 2752984 руб., N 17 от 30.09.2006 г. на сумму 2427651 руб., N 18 от 30.09.2006 г. на сумму 457400 руб., N 19 от 30.09.2006 г. на сумму 555409 руб., N 4 от 31.10.2006 г. на сумму 1173042 руб., N 5 от 31.10.2006 г. на сумму 347963 руб., N 8 от 31.10.2006 г. на сумму 549864 руб., N 15 от 31.10.2006 г. на сумму 814164 руб., N 18 от 31.10.2006 г. на сумму 530249 руб., N 20 от 31.10.2006 г. на сумму 506278 руб., N 21 от 31.10.2006 г. на сумму 4671846 руб., N 28 от 31.10.2006 г. на сумму 1771000 руб., N 27 от 31.10.2006 г. на сумму 885160 руб., N 26 от 31.10.2006 г. на сумму 294944 руб., N 25 от 31.10.2006 г. на сумму 1540436 руб., N 10 от 31.10.2006 г. на сумму 470197 руб., N 7 от 31.10.2006 г. на сумму 14626684 руб., N 6 от 31.10.2006 г. на сумму 1298121 руб., N 3 от 31.10.2006 г. на сумму 1149281 руб., N 2 от 31.10.2006 г. на сумму 1100186 руб., N 1 от 31.10.2006 г. на сумму 1142944 руб., N 12 от 31.10.2006 г. на сумму 416144 руб., N 14 от 31.10.2006 г. на сумму 883765 руб., N 13 от 31.10.2006 г. на сумму 608432 руб., N 16 от 31.10.2006 г. на сумму 623902 руб., N 19 от 31.10.2006 г. на сумму 1183526 руб., N 22 от 31.10.2006 г. на сумму 171466 руб., N 23 от 31.10.2006 г. на сумму 140764 руб., N 24 от 31.10.2006 г. на сумму 539944 руб., N 1 от 30.11.2006 г. на сумму 172415 руб., N 2 от 30.11.2006 г. на сумму 992765 руб., N 3 от 30.11.2006 г. на сумму 346951 руб., N 4 от 30.11.2006 г. на сумму 60545 руб., N 5 от 30.11.2006 г. на сумму 263296 руб., N 6 от 30.11.2006 г. на сумму 180347 руб., N 8 от 30.11.2006 г. на сумму 2005715 руб., N 9 от 30.11.2006 г. на сумму 195829 руб., N 10 от 30.11.2006 г. на сумму 885945 руб., N 12 от 30.11.2006 г. на сумму 373162 руб., N 13 от 30.11.2006 г. на сумму 1512750 руб., N 14 от 30.11.2006 г. на сумму 189298 руб., N 22 (портал) от 30.11.2006 г. на сумму 3317864 руб., N 16 от 30.11.2006 г. на сумму 1854957 руб., N 17 от 30.11.2006 г. на сумму 223344 руб., N 18 от 30.11.2006 г. на сумму 394782 руб., N 19 (портал) от 30.11.2006 г. на сумму 2008636 руб., N 20 от 30.11.2006 г. на сумму 168523 руб., N 21 от 30.11.2006 г. на сумму 1125348 руб., N 23 (портал) от 30.11.2006 г. на сумму 3007755 руб., N 25 от 30.11.2006 г. на сумму 683770 руб., N 27 от 30.11.2006 г. на сумму 399519 руб., N 28 от 30.11.2006 г. на сумму 231355 руб., N 29 от 30.11.2006 г. на сумму 45922 руб., N 30 от 30.11.2006 г. на сумму 365750 руб., N 31 от 30.11.2006 г. на сумму 74911 руб., N 32 от 30.11.2006 г. на сумму 695358 руб., N 33 от 30.11.2006 г. на сумму 181888 руб., N 35 от 30.11.2006 г. на сумму 2032540 руб., N 36 от 30.11.2006 г. на сумму 1379213 руб., N 37 от 30.11.2006 г. на сумму 247525 руб., N 39 от 30.11.2006 г. на сумму 312491 руб., N 1 (портал) от 31.12.2006 г. на сумму 1506805 руб., N 2 от 31.12.2006 г. на сумму 4131841 руб., N 3 от 31.12.2006 г. на сумму 41358 руб., N 4 от 31.12.2006 г. на сумму 589156 руб., N 5 от 31.12.2006 г. на сумму 556947 руб., N 6 от 30.12.2006 г. на сумму 222634 руб., N 7 от 31.12.2006 г. на сумму 309226 руб., N 8 от 31.12.2006 г. на сумму 55800 руб., N 9 (портал) от 31.12.2006 г. на сумму 416504 руб., N 10 от 31.12.2006 г. на сумму 307846 руб., N 11 от 31.12.2006 г. на сумму 150854 руб., N 12 от 31.12.2006 г. на сумму 77993 руб., N 13 от 31.12.2006 г. на сумму 940675 руб., N 14 от 31.12.2006 г. на сумму 498985 руб., N 15 от 31.12.2006 г. на сумму 141750 руб., N 16 (портал) от 31.12.2006 г. на сумму 1580357 руб., N 17 (портал) от 31.12.2006 г. на сумму 1265286 руб., N 18 (портал) от 31.12.2006 г. на сумму 1182261 руб., N 19 (портал) от 31.12.2006 г. на сумму 3049772 руб., N 20 от 31.12.2006 г. на сумму 1177111 руб., N 21 от 31.12.2006 г. на сумму 520347 руб., N 22 от 31.12.2006 г. на сумму 210295 руб., N 23 от 31.12.2006 г. на сумму 964838 руб., N 24 от 31.12.2006 г. на сумму 588960 руб., N 25 от 31.12.2006 г. на сумму 221109 руб., N 26 от 31.12.2006 г. на сумму 151200 руб., N 27 от 31.12.2006 г. на сумму 23806 руб., N 28 от 31.12.2006 г. на сумму 209790 руб., N 1 от 31.01.2007 г. на сумму 72842 руб., а также справками о стоимости выполненных работ. Указанные акты подписаны сторонами без предъявления претензий, замечаний к выполненным работам.

Для определения общего объема и стоимости работ, выполненных ООО «Руслан» для ООО «РГЗА», судом первой инстанции была назначена строительно-техническая экспертиза.

Рассчитанная экспертами с применением расценок и сметных цен действующей сметно-нормативной базы (ТЕР-2001) стоимость фактически выполненных работ и предъявленных к оплате ООО «РЗГА», не имеющих отклонений от проекта и требований действующих нормативных документов в строительстве составляет 55 855 114 руб. и подтверждается расчетами, приведенными в приложениях к экспертному исследованию NN 5-4и, 5-5и, 5-6и, 5-7и, 5-8и, 5-9и, 6-4и, 6-5и, 6-6и, 6-7и, 6-8и, 6-9и.

Рассчитанная экспертами с применением расценок и сметных цен действующей сметно-нормативной базы (ТЕР-2001) стоимость работ по устройству порталов и предъявленных к оплате ООО «РЗГА», составляет 6 341 267 руб. и подтверждается расчетами, приведенными в приложениях к экспертному исследованию NN2-1и, 2-2и, 2-3и, 2-4и.

Суд первой инстанции верно указал, что поскольку портал в осях 1-7, Р-С; 17-19, М-Н; 9-11, П-Р не был смонтирован, истцом были предъявлены к оплате не работы, а материалы, факт передачи которых истцом не доказан допустимыми доказательствами (накладными). Со стороны ООО «РЗГА» указанный акт не подписан, факт получения материалов ответчик отрицает, следовательно, рассчитанная экспертами стоимость данного портала в размере 727 489 руб. оплате не подлежит. Таким образом, стоимость фактически выполненных работ по устройству порталов составляет 5 613 778 руб.

Рассчитанная экспертами с применением расценок и сметных цен действующей сметно-нормативной базы (ТЕР-2001) стоимость работ, которые ООО «Руслан» выполнил с отступлением от проектной документации составляет 3 474 959 руб. и подтверждается расчетами, приведенными в приложениях к экспертному исследованию NN 5-4-1, 6-4-1, 5-5-1, 6-5-1, 5-6-1, 6-6-1, 5-7-1, 5-8-1, 6-8-1, 5-9-1, 6-9-1, 6-4-2 (стоимость работы по обратной засыпке пазух фундамента песком, раздел 6 «Фундаменты под оборудование»).

Суд апелляционной инстанции также как и суд первой инстанции считает, что так как указанные отступления от проекта не являются существенными, не ухудшили результат работ, ответчик не возражает в принятии этих работ, то данные работы подлежат включению в общую стоимость выполненных работ на объекте ООО «РЗГА».

Рассчитанная экспертами с применением расценок и сметных цен действующей сметно-нормативной базы (ТЕР-2001) стоимость фактически выполненных ООО «Руслан», выполнение которых не предусмотрено проектом составляет 760 211 руб. и подтверждается расчетом, приведенным в приложении к экспертному исследованию N 5-0-2и, 5-0-2-1. Суд пришел к верному выводу, что поскольку работы фактически выполнены, объемы выполнения установлены экспертами, ответчик пользуется результатом вышеназванных работ, работы выполнены без существенных отклонений по качеству, то данные работы подлежат оплате ООО «РЗГА» в указанном размере.

Согласно заключению судебной экспертизы, экспертами установлены объемы работ, имеющие отклонения от проектной документации и несоответствующие требованиям нормативных документов в строительстве, т.е. некачественных. Расчет стоимости некачественных работ произведен экспертами с применением расценок и сметных цен действующей сметно-нормативной базы (ТЕР-2001), стоимость некачественных работ составляет 21 899 895 руб., с учетом стоимости фактически выполненных работ, непредусмотренных проектом, связанных с конструктивными элементами или работами, имеющими отклонения от проектной документации и несоответствующие требованиям нормативных документов в строительстве. (Работы по устройству кирпичной кладки противопожарной стены по оси 1 в рядах Л/3 - С/1 - 100 м(3) (июль) , 88 м(3) (сентябрь), стоимость которых, без учета стоимости по оштукатуриванию составляет 572 557 руб. и подтверждается расчетами, приведенными в приложениях к экспертному исследованию NN 6-4-2, 6-6-2; Работы по устройству кирпичного цоколя, колонн, фрагментов фасада, лестничных входов в/о 1-1/3, ряды М-Р, Р/2-С объемом 66,9 м(3) (сентябрь), стоимость которых, без учета стоимости по оштукатуриванию составляет 168 897 руб. и подтверждается расчетом, приведенным в приложении к экспертному исследованию N 5-6-2.; Работы по устройству бетонных полов на отм. + 2,400 в трансформаторной подстанции площадью 719,7 м(2) (июль) и вентиляционной камере площадью 1090,4 м(2) (июль), стоимость которых, составляет 449 280 руб. и подтверждается расчетом, приведенным в приложении к экспертному исследованию N 5-4-2.; Работы на отм. - 2,850 по устройству бетонной подготовки в/о 1-29 ряды С-Т площадью 708 м(2) (сентябрь) и по устройству бетонных полов в/о 1-29 ряды С-Т площадью 1000 м(2) (сентябрь) и 306,2 м(2) (ноябрь), стоимость которых, составляет 586 148 руб. и подтверждается расчетами, приведенными в приложениях к экспертному исследованию NN 6-6-2, 5-6-2, 5-8-2; Работы по монтажу перегородок распредустройства на отм. +2,400, +3,600 в\о 10-11, ряды С-Т из листов ГКЛО в 2 слоя площадью 58 м(2) (октябрь), стоимость которых, составляет 82 837 руб. и подтверждается расчетом, приведенным в приложении к экспертному исследованию N 5-7-2; Работы по устройству бетонной подготовки под полы в подвале, расположенном в рядах Р-С на отметке -12,200 в/о 1-10 площадью 1134 м(2) (июль), стоимость которых, составляет 529 781 руб. и подтверждается расчетом, приведенным в приложении к экспертному исследованию N 5-4-2; Работы в подвале ряды Р-С на отм.- 9,000 по устройству бетонной подготовки под полы площадью 1260 м(2) (июль), 808 м(2) (сентябрь) и по устройству бетонных полов площадью 2068 м(2) (сентябрь) стоимость которых, составляет (с учетом толщины верхнего слоя 40 мм) 1 305 810 руб. и подтверждается расчетами, приведенными в приложениях к экспертному исследованию NN 5-4-2, 5-6-2, 5-0-2-2; Работы в подвале ряды Р - С по изготовлению (переработке) металлоконструкций из вторичного металла в количестве 109,61 тн (июль) и по окраске м/конструкций из переработанного металла эмалью в 2 слоя площадью 2062,6 м(2) (сентябрь), стоимость которых, составляет 657 365 руб. и подтверждается расчетами, приведенными в приложении к экспертному исследованию NN 5-4-2, 5-6-2; Работы по устройству гипсокартонной перегородки в/о 1 - 29 по ряду С площадью 750 м(2)(август) и 738,3 м(2) (октябрь), стоимость которых, составляет (с учетом окраски с двух сторон) 2 180 512 руб. и подтверждается расчетами, приведенными в приложениях к экспертному исследованию NN 5-5-2, 5-7-2, 5-0-2-2; Работы по монтажу покрытия зенитных фонарей из профнастила площадью 272,2 м(2) Н60-845-0,7 (сентябрь) и по устройству кровельного покрытия из наплавляемых материалов с устройством примыканий и парапетов из оцинкованной стали площадью 8640 м(2) (сентябрь), стоимость которых, составляет 3 003 120 руб. и подтверждается расчетом, приведенным в приложении к экспертному исследованию N 5-6-2; Работы по устройству ж/б монолитных участков Ум1-Ум6 по металлическим балкам подвала в/о 1-29, ряды Р-С объемом 250 м(3) (сентябрь) и 100 м(3) (октябрь) и по монтажу ж/б плит перекрытия П1 в количестве 5 шт. (сентябрь), стоимость которых, составляет 2 412 643 руб. и подтверждается расчетами, приведенными в приложениях к экспертному исследованию NN 5-6-2, 6-6-2, 6-7-2; Работы по устройству подпорной стены подвала по оси 11, ряды Р-С в объеме - 16,9 м(3) (сентябрь), стоимость которых, составляет 99 013 руб. и подтверждается расчетом, приведенным в приложении к экспертному исследованию N 6-6-2; Работы по отделке стен подвала в/о 1-29, ряды Р-С площадью 1857 м(2) (сентябрь), стоимость которых, составляет 1 067 727 руб. и подтверждается расчетом, приведенным в приложении к экспертному исследованию N 5-6-2; Работы в цехе N 3 по устройству бетонной подготовки под полы в объеме 1001 м(3) (сентябрь) и 123 м(3) (октябрь) и по устройству полов с установкой закладных деталей площадью 6458,3 м(2) (сентябрь) и 793,1 м(2) (октябрь), стоимость которых (с учетом стоимости фактически установленной работы по устройству щебеночной подготовки), составляет 8 053 984 руб. и подтверждается расчетами, приведенными в приложениях к экспертному исследованию NN 5-6-2, 6-6-2, 5-7-2, 6-7-2, 5-0-2-2; Работы по устройству чистого пола на отм. +3.600 в/о 1-5 и 25-29, ряды Ж - И площадью 154,5 м(2) (ноябрь), стоимость которых, составляет 541 274 руб. и подтверждается расчетом, приведенным в приложении к экспертному исследованию N 5-8-2; Работы по устройству монолитных бетонных опор сети оборотного водоснабжения окрасочных камер цеха N 3 объемом 1,92 м(3) (ноябрь), стоимость которых, составляет 7 278 руб. и подтверждается расчетом, приведенным в приложении к экспертному исследованию N 5-8-2; Работы по оси 29 ряд Р на отм. 31,650 по устройству бетонной подготовки фундамента под дизель-генератор Фом4 в количестве 42,6 м(2) (ноябрь) и по устройству щебеночной подушки фундамента под дизель-генератор Фом4 в количестве 4,69 м(3) (ноябрь), стоимость которых, составляет 27 744 руб. и подтверждается расчетом, приведенным в приложении к экспертному исследованию N 5-8-2; Работы по изготовлению м/к из нового металла с огрунтовкой ГФ021 лестницы в/о 14-15 по ряду К с отм -3,0 до отм. +3,36 в количестве 2,955 тн. (декабрь), стоимость которых, составляет 124 470 руб. и подтверждается расчетом, приведенным в приложении к экспертному исследованию N 5-8-2. Работы по укладке ж/ б плит перекрытия ПК углекислотной станции в количестве 17 шт. (ноябрь) стоимость которых, составляет 20 221 руб. и подтверждается расчетом, приведенным в приложении к экспертному исследованию N 5-8-2; Работы по устройству кирпичной кладки стен углекислотной станции в количестве 5,22 м(3) (ноябрь) стоимость которых, составляет 9 234 руб. и подтверждается расчетом, приведенным в приложении к экспертному исследованию N 5-8-2.

Суд первой инстанции обоснованно указал, с учетом имеющихся в материалах дела документов, что необходимости в замене пустотелого кирпича на полнотелый при устройстве кирпичной кладки противопожарной стены, кирпичного цоколя, колонн, фрагментов фасада, лестничных входов в/о 1-1/3, ряды М-Р, Р/2-С не имеется, так как кирпичная кладка противопожарной стены, кирпичного цоколя, колонн, фрагментов фасада, лестничных входов соответствуют пределу огнестойкости указанному в проектной документации. Указанная работа с учетом стоимости работ по оштукатуриванию (273 162 руб. согласно расчетам, приведенным в приложении к экспертному исследованию NN 5-7-2, 6-7-2) подлежит оплате в сумме 1 014 616 руб.

Суд первой инстанции, оценив заключение экспертов, доводы истца, ответчика пришел к верному выводу о том, что необходимости в устранении недостатков работы по устройству гипсокартонной перегородки по ряду С нет, поскольку экспертами установлен факт частичного отсутствия минераловатных плит в полости между обшивками гипсокартонной перегородки в/о 1 - 29 по ряду С, при этом согласно пояснениям истца минераловатные плиты отсутствуют в местах устройства ответчиком новых проемов в указанной перегородке, а крепление нижнего профиля к кирпичной кладке через уплотнительную ленту для перегородки, предусмотренной проектом как противопожарной перегородки, строительными нормами не предусмотрено. Соответственно, указанная работа с учетом стоимости работ по окраске с двух сторон подлежит оплате в сумме 2 180 512 руб.

Суд первой инстанции, рассмотрев заключение экспертов, а также доводы истца, ответчика правомерно отклонил доводы ответчика о необходимости устранения недостатков работы по устройству ж/б монолитных участков Ум1-Ум8 по металлическим балкам подвала в/о 1-29, ряды Р-С и по монтажу ж/б плит перекрытия П1 в количестве 5 шт., поскольку истец предоставил доказательства согласования вопроса об изменении конструкции монолитного участка Ум4 и использовании в качестве несъемной опалубки плит перекрытия с проектной организацией, разработавшей проект - ОАО Институт «Ростовский ПРОМСТРОЙНИИПРОЕКТ». При этом истец по актам выполненных работ сдает работу по устройству монолитных участков Ум1-Ум8, объем выполнения которой экспертами подтвержден, несоответствие марки бетона выявлено экспертами только по участкам Ум1-Ум6, при таких обстоятельствах расчет по устранению недостатков работы в полном объеме, сдаваемом истцом судом не принимается. Следовательно, указанная работа подлежит оплате в сумме 2 412 643 руб.

При рассмотрении вопроса об оплате стоимости работ по укладке ж/б плит перекрытия ПК углекислотной станции в количестве 17 шт. на сумму 20 221 руб. и работ по устройству кирпичной кладки стен углекислотной станции на сумму 9 234 руб. содом первой инстанции обоснованно принято во внимание то обстоятельство, что ответчиком не представлен расчет устранения недостатков, в связи с чем, указанные работы подлежат оплате ответчиком полностью в сумме 29 455 руб.

Судебной экспертизой установлено, что работа по устройству бетонных полов на отм.+2.2м ряды «С-Т» в\о 1-29, сдаваемая истцом по акту N 1 от 31 июля 2006 г. и не принимаемая ООО «РЗГА», является некачественной. Экспертами установлено, что на отметке +2.400 м бетонный пол имеет массовые трещины продольного, поперечного и диагонального направлений, ширина раскрытия которых составляет от волосных до 3 мм и глубиной от 73 до 170 мм, в вентиляционной камере толщина вновь устроенного пола составляет 60-80 мм, средний фактический класс бетона составляет В15, в трансформаторной подстанции толщина вновь устроенного пола составляет 70 мм, фактический класс бетона составляет В20. На устроенной поверхности пола имеются наплывы бетона, шероховатость поверхности, просматриваемость гравийного заполнителя. При этом, согласно проекту лист 59 раздела АР на отметке + 2.400 в рядах СТ предусмотрено устройство следующих типов пола: для вентиляционной камеры из бетона класса В15 толщиной 70 мм по существующему полу, для трансформаторной подстанции из бетона класса В20 толщиной 70 мм по существующему полу. Данная работа выполнена с существенным отклонением от технической документации, не соответствует действующим строительным нормам и правилам, предъявляемым к устройству бетонных полов по жестким слоям, а также техническим требованиям, предъявляемым к готовым покрытиям пола, а именно требованиям п.п.: 1.2, 4.10, 4.11, 4.43, таблице 25 СНиП 3.04.01-87 "Изоляционные и отделочные покрытия". Причинами данных несоответствий являются отступления от вышеуказанных требований, предъявляемых к производству данного вида работ (отсутствие должного обеспыливания, огрунтовки, отступление от проектных решений конструктивного исполнения пола в части толщин и расположения слоев, класса бетона).

Судебной экспертизой также установлено, что работа по устройству щебеночной подготовки, толщиной 100 мм, бетонной подготовки под полы и полов на отм.-2,850 в\о 1-29, ряды С-Т, сдаваемая истцом по акту N17 от 30 сентября 2006 г., акту N 2 от 30 ноября 2006 г. и не принимаемая ООО «РЗГА», является некачественной. ООО «Руслан» выполнило работу с существенным отступлением от проекта, что значительно ухудшило результат работы, привело к некачественному результату выполненной работы. Так проектом (лист 67 раздела АР) было предусмотрено следующее устройство пола на отм.-2,850 в\о 1-29, ряды С-Т на существующий бетонный пол, должен быть устроен новый пол толщиной - 150 мм из бетона класса В15. Устройство щебеночной подготовки при устройстве пола на отм.-2,850 в\о 1-29, ряды С-Т проектом не предусмотрено. Экспертами установлено, что пол имеет массовые трещины преимущественно продольного направления и глубиной до 180 мм, толщина верхнего слоя бетона составляет 130 мм. Имеются наплывы бетона с перепадом по высоте до 3 мм. При определении фактической марки бетона установлено, что исследуемое покрытие пола выполнено из разномарочного бетона. Так на участке между осями "24 - 27" фактическая марка бетона составляет М75, что соответствует классу бетона В5; на участке между осями "24 - 20" фактическая марка бетона составляет М100, что соответствует классу бетона В7,5 - В10; на участке между осями "20 - 13" фактическая марка бетона составляет от М100 до М200, что соответствует классу бетона от В7,5 до В15; на участке между осями "13 - 3" фактическая марка бетона составляет М200, что соответствует классу бетона В15. Таким образом, выполненная ООО «Руслан» работа по устройству на отм.-2,850 в\о 1-29, ряды С-Т бетонной подготовки под полы и полов не соответствуют требованиям действующих строительных норм и правил, предъявляемым к устройству бетонных полов по жестким подстилающим слоям, а также техническим требованиям, предъявляемым к готовым покрытиям пола, а именно, требованиям п.п.: 1.2, 4.10, 4.11, 4.43, таблице 25 СНиП 3.04.01-87 «Изоляционные и отделочные покрытия». Согласно п. 1.2. вышеуказанного СНиП, выполнение изоляционных, отделочных, защитных покрытий и конструкций полов, несущих и ограждающих конструкций (в том числе монолитных, сборных бетонных и железобетонных, стальных, каменных конструкций, конструкций из легких эффективных материалов) должно осуществляться в соответствии с проектом, замена предусмотренных проектом материалов, изделий и их состава должно осуществляться только по согласованию с проектной организацией и заказчиком. В соответствии с п.п. 4.10., 4.11. при устройстве бетонных полов по жестким подстилающим слоям должны осуществляться обеспыливание и огрунтовка поверхности. При этом п. 4.43 таблицы 25 СНиП 3.04.01-87 содержит технические требованиям, предъявляемым к готовым покрытиям пола. Согласно которому, в соответствии с техническими требованиями, предъявляемыми к готовым покрытиям пола отклонения поверхности покрытия от плоскости при проверке контрольной двухметровой рейкой для цементно-бетонных, мозаично-бетонных, цементно-песчаных, поливинилацетатнобетонных, метал-лоцементных, ксилолитовых покрытий и покрытий из кислотостойкого и жаростойкого бетона цементно-бетонных покрытий не должны превышать 4 мм; отклонения по толщине покрытия - не более 10 % от проектной; поверхности покрытия не должны иметь выбоин, трещин, волн, вздутий, приподнятых кромок. Данная работа выполнена некачественно. Причинами наличия недостатков в работе являются отступления от вышеуказанных требований СНиП, предъявляемых к производству данного вида работ (отсутствие должного обеспыливания, огрунтовки, отступление от проектных решений конструктивного исполнения пола в части толщин и расположения слоев, класса бетона).

Судебной экспертизой установлено, что работа по устройству бетонной подготовки под полы в подвале, расположенном в рядах Р-С на отметке -12,200 в/о 1-10, сдаваемая истцом по акту N 1 от 31 июля 2006 г. и не принимаемая ООО «РЗГА», является некачественной. ООО «Руслан» выполнило работу с существенным отступлением от проекта, что значительно ухудшило результат работы, привело к некачественному результату выполненной работы. Экспертами установлено, что бетонное покрытие пола в части подвала на отметке -12.200 выполнено по существующей конструкции пола, толщина выполненного бетонного покрытия пола составляет 102 мм; на расстоянии 35 - 55 мм от уровня пола имеется полиэтиленовая пленка; укладка бетона произведена по необеспыленной, не очищенной от масляных загрязнений бетонной поверхности. На поверхности бетонного пола имеются множественные трещины продольного и поперечного направления, с шириной раскрытия от волосных трещин (при их глубине до 70 мм) до 7 мм (при их глубине до 150 мм), также имеются наплывы бетона с перепадом высот до 9 мм. Фактическая марка бетона пола на отметке -12.200 имеет переменную величину, и составляет от М150 до М200, что соответствует классу бетона от В12,5 до В15. При этом, согласно проекту лист 54 раздела АР на отметке -12.200 толщина устраиваемого пола должна быть 125,2 мм и должна выполняться по существующей конструкции пола, по которой прокладывается полиэтиленовая пленка толщиной 0,2 мм, далее на толщину 100 мм предусмотрено выполнение подготовки из бетона класса В15, и далее на толщину 25 мм - из бетона класса В22,5. Данная работа выполнена с существенным отклонением от технической документации, не соответствует действующим строительным нормам и правилам, предъявляемым к устройству бетонных полов по жестким подстилающим слоям, а также техническим требованиям, предъявляемым к готовым покрытиям пола, а именно требованиям п.п.: 1.2, 4.10, 4.11, 4.43, таблице 25 СНиП 3.04.01-87 "Изоляционные и отделочные покрытия". Причинами данных несоответствий являются отступления от вышеуказанных требований, предъявляемых к производству данного вида работ (отсутствие должного обеспыливания, огрунтовки, отступление от проектных решений конструктивного исполнения пола в части толщин и расположения слоев, класса бетона).

Судебной экспертизой установлено, что работа в подвале, расположенном в рядах Р-С на отметке - 9,000 по устройству бетонной подготовки под полы и по устройству бетонных полов со шлифовкой и окраской, сдаваемая истцом по актам N 1 от 31 июля 2006 г., N 5 от 30 сентября 2006 г., N2 от 31 октября 2006 г. и не принимаемая ООО «РЗГА», является некачественной. Экспертами установлено, что бетонное покрытие пола в части подвала на отметке -9.000 имеет множественные трещины продольного, поперечного и диагонального направлений, с их концентрацией у опор колонн К-2, с шириной раскрытия от волосных трещин до 5 мм, в месте расположения трещины продольного направления с шириной раскрытия до 55 мм имеется перепад высот до 11 мм, глубина трещин, расположенных у опорной части колонны по оси 15, составляет до 80 мм; между колонами в осях "17 - 19" глубина трещин продольного направления составляет от 40 (волосных трещин) до 100 мм; в месте расположения колоны по оси "21" ширина раскрытия трещин составляет до 5 мм, глубина до 150 мм, а в месте расположения трещины имеется перепад высот до 5 мм; в месте расположения колоны по оси "23" ширина раскрытия трещин составляет до 2 мм, глубина - до 150 мм; глубина трещин, расположенных между колонами в осях "21 - 23" составляет до 250 мм. Фактическая марка бетона пола на отметке -9.000 имеет переменную величину и составляет от М150 до М250, что соответствует классу бетона от В12,5 до В20. Окраска полов полимерной эмалью ООО «Руслан» вообще не выполнялась. При этом, согласно проекту лист 54 раздела АР на отметке -9.000 толщина устраиваемого пола должна быть 125 мм и должна выполняться по основанию из грунта с вдавливаемым на глубину 40 - 60 мм щебнем или гравием из бетона класса В15 на толщину 100 мм и из бетона класса В22.5 на толщину 25 мм. Данная работа выполнена с существенным отклонением от проектной документации, не соответствует действующим строительным нормам и правилам, предъявляемым к устройству бетонных полов по жестким и нежестким подстилающим слоям, а также техническим требованиям, предъявляемым к готовым покрытиям пола, а именно требованиям п.п.: 1.2, 4.43, таблице 25 СНиП 3.04.01-87 "Изоляционные и отделочные покрытия", п. 6.1 СНиП 2.03.13-88 "Полы". Причинами данных несоответствий являются отступления от вышеуказанных требований, предъявляемых к производству данного вида работ (отсутствие должного уплотнения подстилающих слоев, отступление от проектных решений конструктивного исполнения пола в части толщин и расположения слоев, класса бетона).

Судебной экспертизой установлено, что работа по монтажу покрытия зенитных фонарей из профнастила Н60-845-0,7, сдаваемая истцом по акту N 1 от 30 сентября 2006 г. и не принимаемая ООО «РЗГА», является некачественной. ООО «Руслан» выполнило данную работу с существенным отступлением от проекта. Согласно проекту (лист 27 раздела АР) устройство кровли зенитных фонарей предусмотрено следующим образом: 1/2 часть кровли фонаря предусмотрена аналогично составу основной кровли при толщине минераловатной плиты 60 мм; другая 1/2 часть кровли фонарей предусмотрена светопрозрачной из однокамерного стеклопакета с установкой конькового элемента; по периметру кровли фонаря предусмотрена установка фартука из оцинкованной стали толщиной 0,7 мм. Экспертами установлено, что ООО «Руслан» при выполнении данной работы использовало не предусмотренный проектом профлист, а именно Н60-845-0,7, вместо С21-1000-0.7 ГОСТ 24045-94, а также накрыло зенитный фонарь полностью профлистом. Таким образом, зенитный фонарь, служащий дополнительным источником света для производственного цеха, не имеет остекленной части.

Судебной экспертизой установлено, что работа по устройству кровельного покрытия из наплавляемых материалов в 2 слоя с устройством примыканий и парапетов из оцинкованной стали в\о 1-29, П-Р-С и 1-3, М-Н-П-Р, сдаваемая истцом по актам N7 от 30 сентября 2006 г., N20 от 31 октября 2006 г. и не принимаемая ООО «РЗГА», является некачественной. ООО «Руслан» выполнило данную работу с существенным отступлением от проекта. Так проектом (лист 8,9 раздела АР) было предусмотрено следующее конструктивное исполнение кровли корпуса автобусного производства: 2-х слойный водоизоляционный ковер из наплавляемых рулонных материалов; минераловатный утеплитель толщиной не менее 80 мм при ла=0,037 или 90 мм при ла=0,041; пароизоляция из одного слоя рубероида на горячей битумной мастике или из наплавляемого подкладочного рулонного материала; стальной оцинкованный профлист покрытия. Примыкание кровли к парапетам предусмотрено с усилением основного водоизоляционного ковра двумя слоями наплавляемого рулонного материала, нижний слой с индексом "П" (подкладочный), верхний - с индексом "К" (с крупнозернистой посыпкой), и с установкой элемента фасадного из оцинкованной стали толщиной 0,8 мм (фартука) с герметизацией верхнего стыка либо с заведением усиленного водоизоляционного ковра под отделку верхней части парапета. Экспертами установлено, что на участке кровли, выполненной ООО «Руслан», имеются следы застоя воды, а также непосредственно участки с наличием блюдец, наполненных водой, что свидетельствует о недостаточном водоотводе с водоизоляционного ковра кровли. В местах примыкания водоизоляционного ковра к вертикальных поверхностям зенитных фонарей имеется отслоение покрытия, где данное примыкание выполнено в 1 слой. Кроме этого, в местах примыкания к вертикальным поверхностям парапетов и зенитных фонарей имеется вздутие водоизоляционного ковра. В результате произведенных вырубок водоизоляционного ковра в осях "Р - С" определено, что водоизоляционный ковер имеет два слоя, на отдельных участках между изоляционными материалами верхнего и нижнего слоев имеется отличие. В соответствии с техническими требованиями, предъявляемыми к готовым изоляционным (кровельным) покрытиям и конструкциям, приведенными в таблице 7 СНиП 3.04.01-87: полный отвод воды по всей поверхности кровель должен осуществляться по наружным и внутренним водостокам без застоя воды; пузыри, вздутия, воздушные мешки, разрывы, вмятины, проколы, губчатое строение, потек и наплывы на поверхности покрытия кровель и изоляции не допускаются. Вышеуказанные работы по устройству кровли не соответствуют требованиям действующих норм и правил, предъявляемым к готовым изоляционным (кровельным) покрытиям и конструкциям, а именно требованиям п. 2.46 и таблицы 7 СНиП 3.04.01-87 "Изоляционные и отделочные покрытия". Кроме этого, данные работы в части устройства водоизоляционного ковра в 1 - 2 слоя, выполненного примыканием водоизоляционного ковра к вертикальным поверхностям зенитных фонарей, устройства кровли зенитных фонарей без установки по их периметру фартука из оцинкованной стали и коньковых элементов, не соответствуют проектным решениям, указанным на листах 8, 9, 27 проекта 4133-2-АР. Причинами данных несоответствий являются отступления от вышеуказанных требований, предъявляемых к производству данного вида работ (обеспечение полного отвода воды со всей площади кровли, выполнение водоизоляционного ковра без вмятин и отслоений в местах примыкания к вертикальным поверхностям), отступления от проектных решений конструктивного исполнения кровли в части водоизоляционного ковра и его примыкания к вертикальным поверхностям, устройства кровли зенитных фонарей.

Судебной экспертизой установлено, что работа по устройству подпорной стенки (Стм1) по оси 11 в рядах Р-С, расположенной в подвале на отметке - 12,200, сдаваемая истцом по акту N5 от 30 сентября 2006 г. и не принимаемая ООО «РЗГА», является некачественной. Экспертами установлено, что подпорная стенка выполнена из бетона класса В10, что является существенным отклонением от проекта, поскольку проектом (лист 54 раздела АР, лист 9 раздела «Конструкции железобетонные») предусмотрено использование бетона классом выше, а именно классом В15, использование бетона классом ниже привело к понижению прочности возведенной ООО «Руслан» подпорной стены. Согласно заключению экспертов, работа по устройству подпорной стенки не соответствует проектным решениям и требованиям п. 1.2 СНиП 3.03.01-87 "Несущие и ограждающие конструкции", регламентирующим выполнение несущих и ограждающих конструкций (в том числе монолитных, сборных бетонных и железобетонных, стальных, каменных конструкций, конструкций из легких эффективных материалов) в соответствии с проектом и возможность замены предусмотренных проектом материалов, изделий и их состава только по согласованию с проектной организацией и заказчиком.

Судебной экспертизой установлено, что работа по отделке стен подвала в рядах Р-С, сдаваемая истцом по актам N5 от 30 сентября 2006 г. и N2 от 31 октября 2006 г. и не принимаемая ООО «РЗГА», является некачественной. Экспертами установлено что, металлический каркас выполнен из профилей ПП 60/27 и ПН 28/27 с относом от стены на 65 - 500 мм, а именно: стоечные и направляющие - из ПП 60/27, нижний горизонтальный ярус, нижний горизонтальный ярус выполнен из профиля ПН 28/27, опираемый непосредственно (т.е. без установки уплотнительной ленты) на кирпичную кладку цоколя; шаг стоечных профилей составляет 0,60 м, в отдельных местах 0,57 м; шаг горизонтальных профилей составляет 0,84 м, 0,83 м, 0,83 м; крепление горизонтальных профилей ПП 60/27 к вертикальным стоечным профилям ПП 60/27 произведено шурупами (на одно соединение - один шуруп); крепление каркаса к стене произведено с использованием: прямых подвесов, при этом непосредственно крепление выполнено не жестко, а также с использованием в качестве крепления каркаса к стене Т-образных элементов, изготовленных из профиля ПН 28/27, П-образных элементов, изготовленных из профиля ПП 60/27. На отдельных участках горизонтальных швов смежных листов отсутствует направляющий (горизонтальный профиль). Обшивка торцевых участков стены по ряду "Р" в месте расположения тоннеля по оси "14" не произведена, отсутствует заделка стыков отдельных гипсокартонных листов. В месте расположения лестницы, ведущей с отметки -9.000 подвала на отметку -2.700 цеха окраски крепление каркаса обшивки стены по ряду "Р" выполнено на проволочных подвесах с тягой, а также на изготовленных из профилей ПН 28/27 Т-образных элементах с относом от стены на 0,45 м, без обшивки верхней части и без установки верхнего горизонтального профиля. Выполненная ООО «Руслан» работа по отделке стен подвала, расположенного в рядах Р - С не соответствуют требованиям действующих норм и правил, предъявляемым к устройству облицовки стен гипсокартонными листами по металлическом каркасу, а именно: п.п.: 5.2.14, 5.3.3, 5.3.4, 5.2.11, 5.3.5, СП 55-101-2000 "Ограждающие конструкции с применением гипсокартонных листов", п. 8.6 ВСН 27-95 "Инструкция по технологии монтажа и отделке сборных гипсокартонных перегородок на металлическом каркасе поэлементной сборки", п.п.: 6.11, 6.16 СНиП 3.03.01-87 "Несущие и ограждающие конструкции", регламентирующим конструктивное исполнение данного вида облицовки по металлическому каркасу (крепление каркаса к стеновой конструкции с использованием соответствующих элементов, шаг профилей каркаса и элементов крепления, места стыковки листов обшивки, необходимость заделки стыков между гипсокартонными листами, надежность крепления и устойчивость каркаса).

Судебной экспертизой установлено что работа по устройству в цехе N 3 бетонной подготовки под полы между конвейерами и по устройству полов (чистых) с установкой закладных деталей , сдаваемая истцом по актам N5 от 30 сентября 2006 г., N21 от 31 октября 2006 г., N 2 от 31 декабря 2006 г. и не принимаемая ООО «РЗГА», является некачественной. ООО «Руслан» выполнил работу с существенным отступлением от проекта, что значительно ухудшило результат работы, привело к снижению качества выполненной работы. Так проектом (лист 60 раздела АР) было предусмотрено следующее устройство пола в цехе N 3: на существующий бетонный пол, должен быть устроен новый пол толщиной - 300 мм, состоящий из подстилающего слоя толщиной 197 мм из бетона класса В3,5 и бетонного покрытия толщиной 103 мм из бетона класса В15. Устройство щебеночной подготовки при устройстве пола в цехе N3 проектом предусмотрено не было. Экспертами установлено, что пол выполнен по щебеночному основанию, фактическая толщина общего слоя бетона вновь устроенных полов составляет в среднем 210 мм, из которых верхний слой бетона в среднем составляет 55 мм, фактический класс бетона верхнего слоя составляет В15. Указанные данные, явились следствием проведенного исследования вырубок бетонного пола, а именно: на участке вырубки глубиной 0,47 м, расположенной по ряду "Р" и между осями "23 - 25", общая толщина бетона составляет 0,47 м, фактический класс бетона составляет В20; на участке вырубки, расположенной у колоны в осях "П - 17" толщина бетонного пола, выполненного по щебеночному основанию, составляет 0,23 - 0,24 м, фактический класс бетона верхнего слоя В22,5 - В25; на участке вырубки, расположенной между осями "М - Н" и "15 - 17" (у канала конвейера) укладка бетона произведена на щебеночное основание, имеющее включения в виде фрагментов ранее существовавшего бетонного пола. Общая толщина вновь устроенного бетонного пола, составляет от 0,21 м до 0,14 м. Толщина верхнего слоя бетона составляет 4,5 - 4,0 см. Фактический класс бетона верхнего слоя составляет В15;на участке вырубки, расположенной между осями "19 - 21" по ряду Н (с левой стороны канала конвейера) укладка бетона произведена на щебеночное основание толщиной 0,30 - 0,24 м по конструкции ранее существовавшего пола. Общая толщина вновь устроенного бетонного пола составляет от 0,15 м до 0,10 м. Толщина верхнего слоя бетона составляет 5,5 - 6,0 см. Фактический класс бетона верхнего слоя составляет В10; на участке вырубки, расположенной между осями "19 - 21" по ряду Н (с правой стороны канала конвейера) укладка бетона произведена на щебеночное основание. Общая толщина вновь устроенного бетонного пола составляет от 0,18 м до 0,30 м. Толщина верхнего слоябетона составляет 5,5 см - 6,0 см. Фактический класс бетона верхнего слоя составляет В15, на участке вырубки размером 1,15х3,43 м, расположенной между осями "19 - 21" по ряду Н (вдоль канала конвейера) укладка бетона произведена на щебеночное основание толщиной 0,13м - 0,14 м, имеющее включения в виде фрагментов ранее существовавшего бетонного пола, по конструкции ранее существовавшего бетонного пола. Общая толщина вновь устроенного бетонного пола составляет от 0,24 м до 0,32 м. Толщина верхнего слоя бетона составляет 6,0 см. Фактический класс бетона верхнего слоя составляет В15, на участке вырубки размером 1,12х3,43 м, расположенной между осями "19 - 21" по ряду Н (вдоль канала конвейера), укладка бетона произведена на щебеночное основание толщиной 0,26 - 0,27 м по конструкции ранее существовавшего бетонного пола. Общая толщина вновь устроенного бетонного пола составляет от 0,21 до 0,22 м. Толщина верхнего слоя бетона составляет 6,5 - 6,0 см Фактический класс бетона верхнего слоя составляет В10. Также в результате исследования экспертами было установлено, что вместе примыкания бетонного пола к ФОм 1, ФОм 2 имеются трещины. Ширина раскрытия трещин у ФОм2 составляет до 6 мм, глубина - до 180 мм. Имеется перепад между отметками верха ФОм2 и покрытием пола до 50 мм. Ширина раскрытия трещины ФОм 1 составляет до 2 мм, глубина - до 30 мм. Кроме этого, между ФОм 1, ФОм 2 имеются трещины продольного направления, в месте примыкания бетонного пола к приямку ПРм 1 также имеются трещины. Таким образом, выполненная ООО«Руслан» работа по устройству в цехе N 3 бетонной подготовки под полы между конвейерами из бетона класса В 7,5 (тощий бетон) и полов (чистых) из бетона класса В 15 не соответствуют требованиям действующих норм и правил, предъявляемым к устройству пола, а именно: требованиям п. 1.2 СНиП 3.04.01-87 "Изоляционные и отделочные покрытия" регламентирующим выполнение изоляционных, отделочных, защитных покрытий и конструкций полов, несущих и ограждающих конструкций (в том числе монолитных, сборных бетонных и железобетонных, стальных, каменных конструкций, конструкций из легких эффективных материалов) в соответствии с проектом, возможность замены предусмотренных проектом материалов, изделий и их состава только по согласованию с проектной организацией и заказчиком; требованиям п. 6.1. СНиП 2.03.13-88 "Полы", регламентирующим применение нежестких подстилающих слоев (гравийные, щебеночные, асфальтобетонные, песчаные, шлаковые) в производственных зданиях при условии их уплотнения механическими катками; а также техническим требованиям, предъявляемым к готовым покрытиям пола, а именно: п. 4.43 таблицы 25СНиП3.04.01-87"Изоляционные и отделочные покрытия", согласно которой в соответствии с техническими требованиями, предъявляемыми к готовым покрытиям пола отклонения поверхности покрытия от плоскости при проверке контрольной двухметровой рейкой для цементно-бетонных, мозаично-бетонных, цементно-песчаных, поливинилацетатнобетонных, металлоцементных, ксилолитовых покрытий и покрытий из кислотостойкого и жаростойкого бетона цементно-бетонных покрытий не должны превышать 4 мм; отклонения по толщине покрытия - не более 10 % от проектной; поверхности покрытия не должны иметь выбоин, трещин, волн, вздутий, приподнятых кромок.

Судебной экспертизой установлено, что работа по устройству монолитных бетонных опор сети оборотного водоснабжения окрасочных камер, сдаваемая истцом по актам N 16 от 30 ноября 2006 г., N 5 от 31 декабря 2006 г. и не принимаемая ООО «РЗГА», выполнена с отступлением от проекта. Из решения суда следует, что в судебном заседании эксперты пояснили, что ООО «Руслан» выполнило данную работу некачественно и с отступлением от проекта, а именно были изменены проектные размеры опор, была изменена конструкция части опор, вместо монолитных бетонных опор часть опор выполнена из металла, выполненные опоры из бетона имеют разрушения.

Судебной экспертизой установлено, что работа по устройству фундамента под дизель-генератор Фом 4 по оси 29 ряд Р, в т.ч. работы по устройству бетонной подготовки из бетона класса В 7,5, толщиной 100 мм; по устройству выравнивающего слоя из пескоцементной смеси; по устройству щебеночной подушки толщиной 600 мм, сдаваемая истцом по акту N29 от 30 ноября 2006 г. и не принимаемая ООО «РЗГА», является некачественной. ООО «Руслан» выполнило работу с существенным отступлением от проекта, что значительно ухудшило результат работы, привело к снижению качества выполненной работы. Так проектом (лист 101 раздела «Конструкции железобетонные») предусмотрено следующее устройство ФОм4, размером в плане 12600х2800 мм, толщиной 300 мм, предусмотрен из монолитного железобетона (бетон класса В20) по подготовке из бетона класса В7.5 толщиной 100 мм, выполненной по выравнивающему слою толщиной 200 мм из пескоцементной смеси, на щебеночной подушке толщиной 600 мм. Размеры в плане подстилающих слоев ФОм4, т.е. бетонной подготовки, выравнивающего слоя и щебеночной подушки, предусмотрены 12800х3000 мм. Экспертами установлено, что толщина фундамента ФОм4, выполненного по щебеночной подушке, составляет 0,44 м, в том числе толщина верхней части (от уровня земли) - 0,25 м, толщина щебеночной подушки составляет 0,11 м, из чего следует, что ООО «Руслан» бетонную подготовку фундамента под дизель-генератор выполнил толщиной 190 мм, что превышает проектную толщину на 90 мм, а щебеночную подушку выполнил толщиной 110 мм, что значительно меньше (на 490 мм), чем предусмотрено проектом, выравнивающий слой из пескоцементной смеси отсутствует вообще. Значительное уменьшение толщины щебеночной подушки является существенным отступлением от проекта, поскольку устройство щебеночной подушки толщиной 600 мм, как это предусмотрено проектом, рассчитано на предотвращение промерзания фундамента и грунта под ним.

Судебной экспертизой установлено, что работа по устройству бетонной подготовки (армированной), по обратной засыпке тоннелей и пандусов в/о 28-29, ряды К-Л, в/о 25-27, ряды К-Л, в/о 17-23 ряд М, в/о 3-13 ряд М и по устройству чистых бетонных полов со шлифовкой затирочной машинкой в/о 1-29 , ряды К-Л-М, сдаваемая истцом по актам N28 от 31 октября 2006 г., N 30 от 30 ноября 2006 г. и не принимаемая ООО «РЗГА», является некачественной. ООО «Руслан» выполнило работу с существенным нарушением требований строительных норм и правил, что значительно ухудшило результат работы, привело к невозможности использования по назначению результата выполненной работы. ООО «РЗГА» в присутствии экспертов и ООО «Руслан» 18 июля 2007 г. произвел работы по демонтажу выполненного монолитного бетонного покрытия пола на отметке -2.900 в осях "1 - 29", ряды "К - М". Экспертами было установлено что, укладка бетона была произведена по необеспыленной, не очищенной от масляных и других загрязнений бетонной поверхности (на внутренней стороне фрагментов демонтированного бетонного покрытия имеются вкрапления кирпичного боя, древесины); толщина монолитного бетонного покрытия, выполненного по бетонному основанию (по ранее существовавшему бетонному полу) составляет от 0,08 м до 0,12 м; толщина выполненного бетонного покрытия на участке засыпанного пандуса составляет от 0,12 м до 0,15 м, при этом между гравийной засыпкой, являющейся одновременно подстилающим слоем, и бетонным покрытием имеются просветы, пустоты, что свидетельствует о недостаточном уплотнении данного нежесткого подстилающего слоя. На поверхности бетонного покрытия пола имеются множественные наплывы, шероховатости бетона, выбоины, трещины длиной на всю ширину двух пролетов и с шириной раскрытия до 3 мм, расположенные через 7,96 - 8,0 м. Данная работа не соответствует действующим строительным нормам и правилам, предъявляемым к устройству бетонных полов по жестким и нежестким подстилающим слоям, а также техническим требованиям, предъявляемым к готовым покрытиям пола, а именно: п.п.: 4.10, 4.11, 4.43, таблице 25 СНиП 3.04.01-87 "Изоляционные и отделочные покрытия". Причинами данных несоответствий являются отступления от вышеуказанных требований, предъявляемых к производству данного вида работ (отсутствие должного обеспыливания, огрунтовки).

Учитывая, что согласно экспертному заключению (приложение N12-2 к заключению N 3091 от 18 июля 2008 г.) стоимость по устранению недостатков указанных выше работ превышает стоимость самих работ, устроенные полы в рядах К-М в связи с отсутствием потребительской ценности результата работ ответчиком демонтированы, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что вышеназванные работы оплате не подлежат.

Судебной экспертизой установлено, что работа по монтажу перегородок распредустройства на отм. +2,400, +3,600 в\о 10-11, ряды С-Т из листов ГКЛО в 2 слоя с изоляцией плитами минераловатными и пленкой полиэтиленовой, сдаваемая истцом по акту N8 от 31 октября 2006 г. и не принимаемая ООО «РЗГА», выполнена с отступлением от проекта. В судебном заседании эксперты пояснили что, ООО «Руслан» выполнило работу по монтажу перегородок без укладки полиэтиленовой пленки, что является существенным отступлением от проекта, значительно ухудшает результат работы и привело к снижению качества выполненной работы. Так, рабочим проектом (лист 74 раздела АР) предусмотрена укладка полиэтиленовой пленки толщиной 0,2 мм ГОСТ 10354-82. Данная работа не соответствует действующим строительным нормам и правилам, а именно требованиям п.1.2. СНиП 3.03.01-87 "Несущие и ограждающие конструкции", предусматривающим выполнение работ в соответствии с проектом. Стоимость работ по устранению недостатков данной работы составляет 15 711 руб., что подтверждается расчетом, приведенным в приложении к экспертному исследованию N 12-2.

Судебной экспертизой установлено, что работа по изготовлению металлоконструкций из вторичного металла и по окраске металлоконструкций, изготовленных из вторичного металла и смонтированных в подвале ряды Р - С, сдаваемая истцом по актам N1 от 31 июля 2006 г., N2 от 30 сентября 2006 г. не принимаемая ООО «РЗГА», является некачественной. Экспертами установлено, что лакокрасочное покрытие металлоконструкций на отдельных участках имеет нарушение в связи с приваркой либо срезкой элементов, шероховатость (имеются участки с закрашенными загрязнениями (сварочного шлака, брызг металла), отслоение окрасочного слоя с наличием коррозии металла. Смонтированные металлоконструкции не имеют антикоррозийного покрытия сварных швов и непосредственно элементов, либо с антикоррозийным покрытием, имеющим дефекты, с наличием на них коррозии металла, что не соответствует требованиям пунктов 3.38, 3.39, 3.40 СНиП 3.03.01-87 "Несущие и ограждающие конструкции", регламентирующим: выполнение антикоррозийных покрытий сварных швов, а также всех участков конструкций, где при монтаже и сварке нарушено заводское покрытие; очистку изделий от загрязнений, сварочного шлака, брызг металла, в том числе от коррозии металла, перед нанесением антикоррозийного покрытия. Стоимость работ по устранению недостатков данной работы составляет 382 128 руб., что подтверждается расчетом, приведенным в приложении к экспертному исследованию N 12-2.

Судебной экспертизой установлено, что работа по устройству пола на отм. +3.600 в/о 1-5 и 25-29, ряды Ж - И, сдаваемая истцом по акту N32 от 30 ноября 2006 г. и не принимаемая ООО «РЗГА», является некачественной. Экспертами установлено, что в осях "Ж - И" на отметке +3.600 по межэтажному сборному ж/б перекрытию и между осями "1 - 5" (на длину 24,43 м), между осями "25 - 29" (на длину 24,13м) выполнено бетонное покрытие пола толщиной: от 0,10 м до 0,14 м на участке между осями "1 - 5" , от 0,10 м до 0,20 м на участке между осями "25 - 29". Выполненное ООО «Руслан» бетонное покрытие имеет множественные наплывы, шероховатости бетона, просматриваемость гравийного заполнителя, имеется трещина длиной 4,3 м и шириной раскрытия до 1,5 мм. Данная работа не соответствует действующим строительным нормам и правилам, предъявляемым к устройству бетонных полов по жестким слоям, а также техническим требованиям, предъявляемым к готовым покрытиям пола, а именно требованиям п.п.: 4.10, 4.11, 4.43, таблице 25 СНиП 3.04.01-87 "Изоляционные и отделочные покрытия". Причинами данных несоответствий являются отступления от вышеуказанных требований, предъявляемых к производству данного вида работ (отсутствие должного обеспыливания, огрунтовки). Стоимость работ по устранению недостатков данной работы составляет 267 694 руб., что подтверждается расчетом, приведенным в приложении к экспертному исследованию N 12-2.

Судебной экспертизой установлено, что работа по изготовлению м/к из нового металла с огрунтовкой ГФ021 лестницы в/о 14-15 по ряду К с отм -3,0 до отм. +3,36, сдаваемая истцом по акту N10 от 31 декабря 2006 г. и не принимаемая ООО «РЗГА» выполнена с отступлением от проекта. В судебном заседании эксперты пояснили, что ООО «Руслан» выполнило данную работу некачественно и с отступлением от проекта, а именно не выполнена огрунтовка металлоконструкций лестницы, отдельные элементы лестницы выполнены из металла бывшего в употреблении, вследствие того, что не выполнена огрунтовка, на поверхности металлоконструкций имеются массовые следы коррозии. Стоимость работ по устранению недостатков данной работы составляет 20 078 руб., что подтверждается расчетом, приведенным в приложении к экспертному исследованию N 12-2.

В приложении N 12-2 к заключению N 3091 от 18 июля 2008 г. экспертами приводится расчет стоимости по устранению недостатков указанных выше работ. В связи с тем, что стоимость работ по устранению недостатков вышеназванных работ не превышает стоимости самих работ, с учетом соразмерного уменьшения стоимости некачественно выполненных работ, суд пришел к правильному выводу о том, что стоимость вышеназванных работ подлежит оплате в сумме 720 335 руб.

В соответствии с пунктом 1 статьи 754 Гражданского кодекса Российской Федерации подрядчик несет ответственность перед заказчиком за допущенные отступления от требований, предусмотренных в технической документации и в обязательных для сторон строительных нормах и правилах. Одной из форм такой ответственности в соответствии с пунктом 1 статьи 723 Гражданского кодекса Российской Федерации является соразмерное уменьшение установленной за работу цены.

Довод апелляционной жалобы о том, что в силу пункта 2 статьи 748 Гражданского кодекса Российской Федерации заказчик, обнаруживший при осуществлении контроля за выполнением работ недостатки и не заявивший о них подрядчику, теряет право в дальнейшем ссылаться на обнаруженные им недостатки, отклоняется, поскольку согласно пункту 13 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 51 от 24 января 2000 года заказчик не лишен права представить суду свои возражения по качеству работ, принятых им по двустороннему акту. Из пункта 5 статьи 720 Гражданского кодекса Российской Федерации следует, что допустимым средством доказывания наличия недостатков в выполненных работах является заключение эксперта. При этом пункт 2 статьи 755 Гражданского кодекса Российской Федерации, устанавливая основания освобождения подрядчика от ответственности за недостатки, обнаруженные в пределах гарантийного срока, возлагает бремя доказывания наличия указанных оснований на подрядчика.

Поскольку наличие недостатков в спорных работах установлено на основании допустимого доказательства - заключения судебной строительно-технической экспертизы, а истцом не представлены доказательства того, что их причиной является нормальный износ объекта или его частей, неправильная его эксплуатация или неправильность инструкций по его эксплуатации, разработанных самим заказчиком или привлеченными им третьими лицами, ненадлежащий ремонт объекта, произведенного самим заказчиком или привлеченными им третьими лицами, вывод суда об уменьшении стоимости выполненных истцом работ на сумму стоимости работ, необходимых для устранения выявленных недостатков, соответствует действующему законодательству.

С учетом вышеизложенного, общая стоимость работ, подлежащих оплате ООО «РЗГА» в пользу ООО «Руслан» правильно определена судом первой инстанции в сумме 72 061 623 руб.

Судом первой инстанции установлено, что ООО «РГЗА» была произведена оплата работ на сумму 73 996 402 руб.

Кроме того, сумма в размере 6 364 616 рублей 63 коп. была уплачена ООО «РЗГА» в счет взаиморасчетов с ООО «Руслан» путем перечисления на счета третьих лиц, указанных истцом, что подтверждается платежными поручениями N 526 от 27.12.2006 г. на сумму 96 383,00 руб., N 525 от 27.12.2006 г. на сумму 49 077,00 руб., N 711 от 05.12.2006 г. на сумму 1 639 339,20 руб., N 710 от 05.12.2006 г. на сумму 533 200,00 руб., N 701 от 01.12.2006 г. на сумму 1 443 272,00 руб., N 524 от 27.12.2006 г. на сумму 154 540,00 руб., N 781 от 11.12.2006 г. на сумму 408 230,31 руб., N 871 от 25.12.2006 г. на сумму 36 875,00 руб., N 861 от 20.12.2006 г. на сумму 324 205,00 руб., N 852 от 20.12.2006 г. на сумму 137 863,12 руб., N 851 от 20.12.2006 г. на сумму 23 608,00 руб., N 856 от 20.12.2006 г. на сумму 18 024,00 руб., N 702 от 01.12.2006 г. на сумму 1 500 000,00 руб. на общую сумму 6 364 616,63 руб.

Довод истца о том, что указанные платежи не могут быть засчитаны в счет исполнения обязанности ООО «РЗГА» по оплате работ, поскольку оплата производилась лицам, не уполномоченным на принятие исполнения, отклоняется, поскольку судом установлено, что указанные платежи осуществлялись во исполнение указаний истца, выраженных в письмах от 5 и 27 декабря 2006 г. об оплате за бетон ООО «Торговый дом КСМ-8» по счетам N 3673 от 01.12.06 г. на сумму 533 200 руб., письме N 3680 от 04.12.06 г. на сумму 1 639 339,20 руб., письме N 3943 от 26.12.06 г. на сумму 49 077 руб., письме N 3943 от 26.12.06 г. на сумму 96 383 руб., письмах от 1, 6 и 20 декабря 2006 г. об оплате за металлопрокат ООО «ИНПРОМ» по счетам N ТП-1106/2110 от 30.11.06 г. на сумму 1 443 272 руб., письме N ТП-1206/0508 от 06.12.06 г. на сумму 408 230,31 руб., письме N ТП-1206/1077 от 14.12.06 г. на сумму 18 024 руб., письме N ТП-1206/1032 от 13.12.06 г. на сумму 23 608 руб., письме от 20 декабря 2006 г. об оплате поставщикам ООО «Лемакс-Т» по счету N 6122 от 13.12.06 г. на сумму 137 867,12 руб., ООО «Эмикс» по счету N 23 от 12.06 г. на сумму 324 205 руб., ООО «Монолитстройтехника» по счету N 218 от 13.12.06 г. на сумму 36 875 руб., письме от 27 декабря 2006 г. об оплате за бетон ООО «Промышленник» по счету N 102 от 30.10.06 г. на сумму 154 540 руб.

Из статьи 312 Гражданского кодекса Российской Федерации следует, что исполнение может осуществляться как в адрес непосредственно кредитора, так и уполномоченного им лица, при этом письменное распоряжение кредитора об исполнении обязательства в адрес указанного им третьего лица для должника является доказательством наличия у такого третьего лица полномочий на принятие исполнения. Поскольку истцом не представлены доказательства отмены выраженных в упомянутых письмах указаний до момента их исполнения ООО «РЗГА», постольку произведенные им во исполнение этих указаний платежи не могут считаться ненадлежащим исполнением обязанности по оплате принятых работ.

Довод апелляционной жалобы о нарушениях процессуального права при производстве судебной экспертизы, выразившиеся в проведении комиссионной экспертизы при отсутствии указания на ее комиссионный характер в определении суда о назначении экспертизы, отсутствии руководителя комиссии экспертов, проводивших исследование, арбитражным судом апелляционной инстанции отклоняется. Часть вторая статьи 21 Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» наделяет полномочием определения комиссионного характера экспертизы не только орган, ее назначивший, но и руководителя государственного судебно-экспертного учреждения; принимая во внимание объем исследования, а также характер и содержание поставленных судом для экспертного исследования вопросов, проведение комиссионной экспертизы является обоснованным. Часть 3 статьи 21 указанного закона, возлагая организацию и производство комиссионной судебной экспертизы на руководителя государственного судебно-экспертного учреждения либо на руководителей нескольких государственных судебно-экспертных учреждений, не предусматривает назначение руководителя комиссии экспертов как самостоятельной процессуальной фигуры. Каждый из экспертов, входящих в состав комиссии, является независимым и самостоятельным субъектом исследования, оценки его результатов, а также формулировки выводов. Возможность возложения на одного из экспертов комиссии роли эксперта-организатора предусмотрена частью 5 статьи 21 указанного закона диспозитивно и не означает наделение организатора особым процессуальным статусом, отличным от статусов других членов комиссии.

Суд апелляционной инстанции отклоняет довод апелляционной жалобы об ошибочности методов ведения экспертного исследования как основании признания заключения экспертов недопустимым доказательством. Закрепленный в статьях 4,7 Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» принцип независимости судебного эксперта обусловливает его право на выбор методов, средств и методик экспертного исследования, необходимых для изучения объектов экспертизы; пределы указанного права вытекают из установленных статьей 8 указанного закона требований к экспертному исследованию, согласно которым эксперт проводит исследования объективно, на строго научной и практической основе, в пределах соответствующей специальности, всесторонне и в полном объеме. Заключение эксперта должно основываться на положениях, дающих возможность проверить обоснованность и достоверность сделанных выводов на базе общепринятых научных и практических данных.

По мнению суда апелляционной инстанции, основания для признания экспертного исследования не соответствующим установленным законом требованиям, влекущие признание заключения экспертизы недопустимым средством доказывания по делу, отсутствуют. При выполнении исследования эксперты правильно определили методы ведения исследования, разделив весь комплекс работ, указанный истцом в актах КС-2 на работы видимые (работы доступные для визуального и инструментального исследования) и скрытые (работы, контроль за выполнением которых не может быть проведен после выполнения других работ).

Объемы видимых работ были определены по факту, при этом исследовательская часть заключения экспертов свидетельствует о совершении экспертами действий, необходимых для проведения визуального и инструментального исследования фактических объемов выполненных работ: вскрытия полов, кирпичной кладки, гипсокартонных перегородок, разрытие грунта, вырубка кровли.

Определение экспертами объемов скрытых работ на основании проектной документации, разработанной ОАО Институт «Ростовский ПРОМСТРОЙНИИПРОЕКТ» не свидетельствует о недостоверности выводов экспертов, поскольку, как указано выше, судом установлено, что работы выполнялись на основании указанной проектной документации. Доказательств иных объемов скрытых работ истцом не представлено.

Представленные в дело истцом акты освидетельствования скрытых работ правильно оценены судом первой инстанции как ненадлежащие доказательства, поскольку указанные акты согласно Приказу Ростехнадзора от 26 декабря 2006 года N 1128 являются документами строительного надзора, содержание которых не позволяет определить объем и стоимость выполненных работ. В силу сказанного выводы экспертов об объеме скрытых работ, сделанные на основе исследования проектной документации не могут быть опровергнуты актами освидетельствования скрытых работ, поскольку последние, фиксируя соответствие скрытых работ техническим регламентам, иным нормативным правовым актам, а также разделам проектной документации, могут свидетельствовать лишь о самом факте выполнения скрытых работ, предусмотренных проектной документацией.

Суд апелляционной инстанции считает, что судом первой инстанции обоснованно отклонен довод истца о занижении в экспертном заключении объемов выполненных работ по сравнению с объемами, указанными в актах выполненных работ.

Как следует из материалов дела, в отдельных актах отсутствуют сведения о месте выполнения работ, что не позволяет их идентифицировать, определить объем работ и рассчитать стоимость. Доводы ООО «Руслан» том, что место выполнения работ подтверждается исполнительными схемами, судом апелляционной инстанции отклоняется. Данному обстоятельству судом первой инстанции была дана надлежащая правовая оценка, согласно которой данное утверждение истца признано необоснованным, поскольку СНиП 12-01-2004 «Организация строительства» не предусматривает составление исполнительных схем в качестве исполнительной документации. Согласно СНиП 12-01-2004 «Организация строительства» на каждом объекте строительства подрядчик обязан вести общий журнал работ, который является основным первичным документом, отражающим технологическую последовательность, сроки, качество выполнения и условия производства строительно-монтажных работ, описание работ по конструктивным элементам здания или сооружения с указанием осей, рядов, отметок, этажей, ярусов, секций и помещений, где выполнялись работы с указанием сведений о начале и окончании работы, и отражением хода ее выполнения. Однако в материалах дела отсутствуют доказательства того, что истец вел данный журнал. Судебная экспертиза также не подтвердила выполнение работ, местоположение которых не указано, в объемах, заявленных истцом.

Суд первой инстанции обоснованно указал, что представленные истцом акты выполненных работ на сумму 142 138 943 рубля за период с 1 июля 2006 года по 31 октября 2006 года не являются надлежащими доказательствами фактического принятия указанных в них работ, так как подписаны заместителем генерального директора ООО «РЗГА» В.И.Ткачук. Не являясь органом юридического лица, уполномоченным действовать от его имени в силу пункта 1 статьи 53 Гражданского кодекса Российской Федерации, указанное лицо представляет ООО «РЗГА» в отношениях с третьими лицами на основании доверенности. Содержание имеющейся в деле доверенности свидетельствует об отсутствии у указанного лица соответствующих полномочий.

Следует также отметить, что в материалах дела имеются акты выполненных работ на сумму 47 096 366 рублей за период с 1 ноября 2006 года по 31 января 2007 года, неподписанные со стороны ООО «РЗГА». При этом истец ссылается на сопроводительные письма о направлении в адрес ООО «РЗГА» актов за январь 2007 года и декабрь 2006 года для подписания и требует оплаты работ, в соответствии с пунктом 3.2 договора, в том числе отраженных и в актах и за ноябрь 2006 года.

Данному обстоятельству судом первой инстанции дана надлежащая правовая оценка. Суд указал, что представленные письма не содержат указания на акты в качестве приложения, что не подтверждает, что данные акты были направлены в адрес ООО «РЗГА» и получены последним. Ответчик факт получения указанных актов отрицает; письма о направлении актов за ноябрь в материалы дела не представлены. В письмах от 12 февраля 2007 года N 34 (л.д. 33 т.1) и от 24 января 2007 года N 31 (л.д. 37 т.1) о направлении актов выполненных работ за январь не содержится сведений о конкретных актах; отсутствуют сведения о передаче актов с N 16 по N 24 за декабрь 2006 года.

Таким образом, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о недоказанности факта уведомления заказчика о выполнении подрядчиком указанных работ и принятии заказчиком результатов этих работ.

Суд первой инстанции верно указал, что подписание работниками ООО «РЗГА» Славиным О.В., Ципуном А.Д., Мавриным М.С., Роговым Г.Д., Адардасовой Н.И., Летучевым В.И., Грабовским М.П., Морозовым А.А., Исаевым В.В. актов выполненных работ, протоколов согласования договорной цены не является волеизъявлением ООО «РЗГА», направленным на согласование объема и стоимости спорных работ с истцом. Материалами дела подтверждается, что указанные лица не имели полномочий на совершение юридических действий от имени общества в отношениях с третьими лицами; Солостов А.В. в трудовых отношениях в период подписания соответствующих документов с ООО «РЗГА» не состоял. Судом первой инстанции установлено, что в круг должностных обязанностей указанных лиц не входил контроль за деятельностью подрядчиков и согласование каких-либо вопросов, связанных со строительством.

Кроме того, незаключенный договор подряда не является основанием возникновения обязательства, в рамках которого действия работников ООО «РЗГА» могли бы быть признаны действиями ООО «РЗГА» в силу статьи 402 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Учитывая изложенное, суд апелляционной инстанции считает верным вывод суда первой инстанции о соответствии объемов фактически выполненных ООО «Руслан» на спорном объекте работ объемам, которые установлены заключением судебной строительно-технической экспертизы.

В соответствии со статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств; арбитражный суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности; каждое доказательство подлежит оценке арбитражным судом наряду с другими доказательствами; никакие доказательства не имеют для арбитражного суда заранее установленной силы.

Объемы и стоимость работ, выполненных ООО «Руслан» и переданных ООО «РГЗА» и ОАО «ТКЗ», подтверждаются имеющимся в материалах дела экспертным заключением в совокупности с другими доказательствами.

Доказательства, подтверждающие выполнение истцом работ в объеме и стоимостью, превышающими установленные заключением строительно-технической экспертизы, в материалах дела отсутствуют, оснований для признания заключения экспертов недопустимым средством доказывания судом апелляционной инстанции не установлено. Ходатайств о назначении повторной судебной строительно-технической экспертизы истцом заявлено не было.

В соответствии с частью 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений. В силу части 2 статьи 9 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации лица, участвующие в деле, несут риск наступления последствий совершения или несовершения ими процессуальных действий. ООО «Руслан» не представлено допустимых и относимых доказательств, подтверждающих объем и стоимость заявленных к взысканию требований.

С учетом изложенного, суд апелляционной инстанции считает, что Арбитражным судом Ростовской области сделан правильный вывод об отсутствии оснований для удовлетворения требований ООО «Руслан» в силу того, что, стоимость фактически выполненных ООО «Руслан» на объекте работ, подлежащих оплате ООО «РЗГА» и ОАО «ТКЗ», не превышает сумму произведенной ответчиками оплаты за эти работы.

Довод апелляционной жалобы о том, что копия решения суда первой инстанции, полученная ООО «Руслан» в суде, и копия, полученная по почте, различаются судом апелляционной инстанции отклоняется.

Судом апелляционной инстанции был исследован подлинник решения Арбитражного суда Ростовской области и копия данного решения, представленная заявителем апелляционной жалобы. По содержанию оба документа тождественны, с той лишь разницей, что в тексте подлинника решения каждая страницы имеет нумерацию, чего нет в представленной копии, из-за чего произошло смещение текста на несколько строк. Доказательств текстуальных отличий решения и его копии заявителем жалобы не представлено. Также не представлено доказательств выдачи истцу копии решения с отсутствующим - пятнадцатым - листом; к апелляционной жалобе приложена копия выданной судом первой инстанции копии.

При таких обстоятельствах суд апелляционной инстанции не находит оснований для отмены обжалуемого судебного акта, принятого в соответствии с требованиями закона и фактическими обстоятельствами дела.

Госпошлина, уплаченная при подаче апелляционной жалобы, по правилам статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежит отнесению на ООО «Руслан».

Поскольку при подаче апелляционной жалобы ООО «Руслан» была предоставлена отсрочка уплаты госпошлины до рассмотрения апелляционной жалобы, государственная пошлина в размере 1000 рублей по апелляционной жалобе подлежит взысканию с общества с ограниченной ответственностью «Руслан» в доход федерального бюджета.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 258, 269 - 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Пятнадцатый арбитражный апелляционный суд

ПОСТАНОВИЛ:

Решение Арбитражного суда Ростовской области от 23 декабря 2008 года по делу N А53-2622/2007-С2-11 оставить без изменения, апелляционную жалобу без удовлетворения.

Взыскать с общества с ограниченной ответственностью «Руслан» 1000 рублей государственной пошлины по апелляционной жалобе.

Постановление может быть обжаловано в порядке, определенном главой 35 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа.

     Председательствующий
В.В.Ванин
Судьи
М.Г.Величко
Ю.И.Баранова

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А53-2622/2007
Принявший орган: Пятнадцатый арбитражный апелляционный суд
Дата принятия: 13 марта 2009

Поиск в тексте